Террористы “ЛДНР” превращают школы в милитаристские православные секты

Тому, что происходит в школах оккупированных территорий, я уделяю особое внимание. Я просто понимаю, что те дети, которым на момент начала «русской весны» в марте 2014 года было 14 лет, выросли и стали призывниками так называемых «рыспублик», достигнув 18-летнего возраста.

Дети и на войне растут. Дети, как губки, искренне, быстро и глубоко впитывают пропаганду. И те, кому сейчас 3 года, получая в детсадах порцию яда русского мира, советской, имперской и тоталитарной пропаганды террористов, завтра пойдут в школы.

Какие школы они выберут – дистанционные украинские или «рыспубликанские», кадетские корпуса, казачьи классы, православные церковно-приходские или военизированные? Кем станут эти дети по окончанию войны? Я уже молчу о тех, кто сейчас получает образование в ОРДЛО в этих всех тоталитарно-террористически-православно-казачьих учебных подразделениях.

В 2014-2015 годах пропаганда в ОРДЛО была направлена исключительно на взрослое население. Распятые мальчики, скрепы, монтажная пена, загнивание и голод Запада и Украины, бандеры заберут шахты, сланцевый газ, дешевая коммуналка, большие зарплаты и пенсии па-багатому и па-русски, это все цепляло взрослое население, как маркеры их внутреннего «хочу», ожиданий и чаяний.

Когда взрослое население поостыло от «наварасий», осознало, что паспорт «лугандона» подчеркивает лишь дебильность его носителя, а не дает свободу передвижения, а хунта платит пенсии, так и не начав жарить на сковородах русскоязычное население Донбасса, все внимание пропагандистов-оккупантов было обращено на юное поколение.

В ОРДЛО стали ковать юнармию, путлерюнгенд, казачков и православных фанатиков. В ОРДЛО вернулись тимуровцы, пионеры, марши, демонстрации, военно-патриотические игры, а 70% учебного времени занято пропагандой войны, защиты России и зову смерти. Дети обучаются стрельбам, минированию, ведению боя в условиях города, партизанской войне. Дети учатся любить Россию и ненавидеть Украину. А еще дети учатся покорности, познают мир неравенства и несвобод.

Я уже писала, что в ОРДЛО с 2016 года растут кадетские корпуса, казачьи классы, где подростки обучаются военному ремеслу и дают присягу на верность «рыспублике» и России. Именно России, хотя Путин уже неоднократно и достаточно ясно указал «наварасам» на место вне государственных границ РФ. ОРДЛО никогда не войдет в состав РФ. Это уже факт! И, тем не менее, детей учат покорности, вере, и службе именно русскому отечеству, вкладывая в головы необходимость жертвы во имя него или его «царя».

Кроме милитаризации учебных учреждений, ОРДЛО наблюдается и превращение школ в фанатические православные секты. Учебный процесс начинается с молитвы. Пост в столовых. Девочки с покрытой головой. Изучение истории православия. Православных канонов, молитв. В пример жертвы, принесенные во имя мира, России, и православию. Не Иисусу, ни Богу, а именно русскому православию. В школах на уроках домоводства и православной этики девочкам рассказывают, что их место на кухне, рожать и молиться за их врожденные грехи, стыдиться тела, естественных женских циклов, которые превращают девочку в грешницу и грязную девку, покорность мужу, бьет, значит, любит, терпеть, не требовать, довольствоваться малым.

С 2017 года в школах ОРДЛО уже в качестве эксперимента введено раздельное обучение. Девочки учатся отдельно от мальчиков, не пересекаясь даже на переменах. В столовых одна перемена для девочек, одна для мальчиков, чтобы не встречались. На уроках дети учатся по сигналу лампы. Загорелся сигнал – одни дети садятся за парты, другие стоят. Через время по звуко-световому сигналу, дети меняются положениями.

В 2018 году «министерство образования лнр» признало эксперимент удачным и решило ввести раздельное обучение в 60 школах ОРЛО. В ОРЛО 591 образовательная организация, в 297 уже используют инновационные методики – это 50,3% от всех учреждений. Количество образовательных учреждений, которые планируют использовать методику российского педагога- ученого Владимира Филипповича Базарного, все время растет, сообщают террористы-коллаборанты.

Методика проста: дети должны быть подвижны (стоять пол урока, потом сидеть), парты должны быть наклонные и по росту больше, чем ребенок, дети должны петь хором народные песни и соблюдать заветы Ленина и Сталина, иметь широкое патриотическое образование и жертвенность, в школах должна быть проведена замена люминесцентных ламп на электрические, исключено компьютерное образование, мальчики должны учиться отдельно от девочек, дети должны писать не шариковыми, а перьевыми ручками и книги на столе должны стоять на подставках.

Что удивительно, но система Базарного, так активно внедряемая террористами в ОРДЛО, не является общероссийской, более того, она официально не признана Российским министерством образования. Есть его частные школы и последователи, не более, да и то в двух регионах РФ-Республике Коми, в Ставрополье и одной школе в Москве. Кроме того, что Базарный в 1966 году окончил Красноярский государственный медицинский институт по специальности врача-офтальмолога, о нем больше ничего неизвестно, в том числе и тема докторской. Популярность «врач-педагог» приобрел вместе с Чумаком, Кашпировским в смутные 90-е, когда все были рационализаторами и инноваторами в сфере непознанного и не доказанного. Базарный считает, что: «Особенно трагедия массовой «женоподобности» юношей ярко проявилась в связи с началом Великой Отечественной войны.

В связи с этим в 1943 году по инициативе политического руководства страны вновь было возвращено раздельное обучение, а по сути, сообразное природе мальчиков и девочек воспитание. Но сразу же после ухода из жизни главы государства И. В.Сталина по инициативе тайных сил мальчиков и девочек вновь смешали в общие классы. Смешали без какого-либо научного обоснования. Но, главное, смешали по календарному возрасту. Смешали притом, что мальчики по половой «Х» хромосоме – уже наполовину девочки, что означает их генетическую готовность в женской среде развиваться по сугубо женскому типу».

По методике Базарного из девочки должна получиться, прежде всего, хорошая мать, а потом уже деловая женщина, как из мальчишки – добытчик, охотник, защитник. Так, в одной из школ-последователей в соответствии с ролевыми моделями, прививаемыми детям с первого класса, считают, что в школе должны быть сформированы национальные традиции, поэтому, 23 февраля у мальчиков устраивается костюмированное посвящение в «богатыри». Его проводит ряженый Дмитрий Донской, вручавший будущим защитникам щит и меч. А 8 марта устраивается обряд посвящения в «невестушки», на котором старшие девочки надевают младшим на голову маленькие веночки как символ женственности. Весь смысл обучения девочек сводится к желанию осознания ими завести детей, а мальчиков- умереть за отечество. То есть, в ОРДЛО будут выращивать абсолютных био-роботов, готовых рожать и умирать.

Говорить о «системе образования» в ОРДЛО нужно и важно, как и о реинтеграции. Нужно видеть всю карту войны сейчас, чтобы понимать, с чем нам придется столкнуться, и что придется исправлять. А еще, эта информация нужна нам для психологов и социологов, ведь я все же надеюсь, что систему реинтеграции будут разрабатывать вдумчиво, анализируя все подводные камни. И, главное, все же стоит подумать над тем, что мы называем «прощение» или «амнистия». Коллаборант, который ломал психику детей, менял историю, мораль и жизненные приоритеты, фактически создавал пушечное мясо, путлерюнгенд, проводил обнуление морали в фактических заложниках, несовершеннолетних заложниках, заслуживает не прощение, а наказание. И вряд ли амнистия или прощение здесь будут уместны. Люди, работающие в системе «образования» ОРДЛО, должны навсегда потерять право преподавать в любых учебных учреждениях.

И еще. Знаете, те, кто хорошо знает историю России, давно обратил внимание на один интересный факт, который как нельзя лучше подчеркивает, проясняет ситуацию в «образовании» ОРДЛО . Ведь именно исторические параллели чаще всего раскрывают нам сущность вещей. Россия, не имея глубоких исторических корней, все время мимикрировала, крала историю, подстраивалась, старалась соответствовать развитой, исторически сложившейся Европе. Ну, это как обезьянка, принесенная из лесу домой, учится у людей одеваться, разговаривать, носить штанишки и кушать сидя у стола. И если мы вспомним, то аристократия, средний и высший класс России подражали и мимикрировали, разговаривая на французском и немецком, брили бороды, привозили из Европы цивилизационные новинки и даже моду мыться. И даже ходить в кожухе, как ходил Тарас Шевченко.

Дворянские дети в начале XIX века начинали говорить на французском раньше, чем на родном, а повзрослев, зачастую владели русским языком хуже, чем речью Мольера и Вольтера. Сочинение Ф.В. Ростопчина: «Господи помилуй! Да будет ли этому конец? долго ли нам быть обезьянами? Не пора ли опомниться, приняться за ум, сотворив молитву и, плюнув, сказать французу: «Сгинь ты, дьявольское наваждение! ступай в ад или восвояси, все равно, — только не будь на Руси».

В ОРДЛО мимикрируют и обезьянничают, строя свой тоталитарно-террористический мир, обожествляя все русское в надежде стать частью иллюзорного «великого русского мира», ну, или хотя бы блеклой его тенью. Вот только с русским величием в ОРДЛО пришло русское мракобесие, застой, деэволюция и регресс. Радует одно, население ОРДЛО восприняло эту новость пессимистично и даже агрессивно.

«Эксперименты над детьми могут плохо закончиться, – говорят родители в соцсетях». «Кого мы воспитаем, в этих монастырях». «Что завтра, юбки до полу, бороды в пол». «Это какой-то дебилизм, им что, заняться не чем»,- так реагируют соцсети ОРДЛО.

Но, реагировать-то реагируют, но вот вряд ли родители – «народ Донбасса» имеют в ОРДЛО силу слова. Скорее всего, это возмущение, как сотни других зависнет в воздухе. Да и среди «народа Донбасса» очень много любителей российского православного средневековья, которые с момента появления казачье-православных террористическо-кадетских военных классов и школ спешат отдать своих детей в ряды казачков-кадетов, тимуровцев-захарчат, пионеров церковно приходских школ.

После войны мы вместо привычного Донбасса, Слобожанщины, Луганской и Донецкой областей получим странный мир, где в головах у людей сюрреалистично сплетены империализм, тоталитаризм, монархизм, ленинизм, сталинизм, православие, шовинизм, нацизм, расизм и социализм. Когда-нибудь, эту «солянку» назовут путинизмом, а может быть и рашизмом. Когда-нибудь нам придется реинтегрировать в общество людей, прошедших обучение и получивших дипломы в «школах», «ВУЗах» и других «учебных заведениях» ОРДЛО.

И вот изучая все эти оккупационные нововведения мы должны уже сейчас иметь и противоядие и антипропаганду и антидот от «базарных» систем и российской «цивилизации». Одним из основных антидотов я считаю введение государственного украинского языка.

Ведь получившие обучение в ОРДЛО на русском языке вряд ли смогут сдать экзамены для подтверждения своих дипломов на украинском, а значит, вряд ли получат право работать по специальности, указанной в Лугандонском дипломе.

И, конечно же, наказание с лишением права преподавать и получить в преподавательский стаж время «работы» в ОРДЛО всем коллаборантам из «системы образования» ОРДЛО.

А вот сама реинтеграция людей, воспитанных в системе «Украины никогда не существовало», «укропы –враги», «Россия-великая», «умереть во имя России», «назад в СССР», «в Европе еще хуже», «мальчики-умирать, девочки-рожать», « женщина грязное создание», «твое место на кухне», «насосала», «карьера через постель», «русские великая нация», «расстрелять», «забрать и поделить», «там, где мы, там и Россия» пока еще мне кажется фантастикой.