Революция в России может начаться за Уралом

И попробуйте скажите, что это нереально.

Вот прикиньте: ща где-нибудь на Урале сжигают очередные десять тонн мяса, а уже осень, цены выросли, работы нету, народ пытается урвать кусочек, полиция отгоняет голодающих, какой-нибудь полупьяный подросток попадает под бульдозер и опаньки – народный бунт, бессмысленный и беспощадный. Не против Путина, конечно, так не бывает. Наоборот – за.

Где-нибудь за Уралом объявляется лысенький довольно плюгавый мужчинка и заявляет: царь в Кремле ненастоящий, там сплошные двойники, а настоящий именно он – Владимир Путин. Очень похож. Худой. Последние годы скрывался, боясь за свою жизнь и за жизнь жены, а теперь наконец вышел из подполья.

Все наконец понимают, откуда в стране в последнее время проблемы, и радостно примыкают к новому, настоящему Путину. Целые уральские деревни временно трезвеют и опять радостно пьют, потому что наконец настанут сытые времена, если объявился настоящий Путин. А то в последнее время он и вправду был какой-то странный: глазки – как у бурята, щечки – как розовые яблочки, и доллар по шестьдесят пять рублей.

Кремлевский Путин посылает отряд спецназа за Урал – разобраться с самозванцем. Но спецназ отгребает по полной программе от пьяных уральских десантников. За настоящим Путиным уже весь Урал и почти вся Сибирь. Губернаторы и крупные государственные чиновники на всякий случай массово бегут в Москву – вроде как за инструкциями. Пьяные толпы народа радостно жгут их усадьбы.

Оба Путина каждый день делают заявления. Старый Путин постоянно отрывает то Пескова от Навки, то Лаврова от овса и заставляет их комментировать временные трудности. Новый Путин говорит простыми фразами: Россия гибнет, кремлевский двойник – ставленник Госдепа, Сибирь – очистить от китайцев, Украину – вернуть всю, Прибалтику тоже, плюс Польша и Финляндия. И может быть, Аляска. И доллар по двадцать пять рублей.

США и Европа глубоко обеспокоены. ООН встревожена. У Плотницкого не выдерживают нервы и он бежит с “Газелью” долларов. На российской границе его ловят, в ЛНР бедлам. Захарченко объявляет о планах начать наступление на Киев, но почему-то не наступает. В АТО объявляют режим повышенной готовности. Террористы лихорадочно обстреливают все подряд, но без особого плана, скорее, от нервов. Прекращение финансирования из Кремля и отсутствие стабильных гуманитарных конвоев с боеприпасами вызывает массовое дезертирство сепаратистов. Порошенко призывает соблюдать минские договоренности. УМХ постоянно цитирует в новостях разнообразные заявы Медведчука.

Неожиданно отчаянно в отставку в прямом эфире, посреди интервью подает Медведев. Непонятно – это договоренность или тоже нервы. Вообще, нервы кругом, это чувствуется. Все ждут, кто станет премьером – Иванов или Шойгу. Но кремлевский Путин объявляет, что возлагает на себя обязанности премьер-министра, и заодно издает указ о раздаче санкционных продуктов пенсионерам; списки пенсионеров составляют по месту жительства. Народ воодушевляется, но поздно: доллар в Москве торгуется выше восьмидесяти рублей, а евро – больше ста. Купить их можно только у нелегальных менял, и гораздо дороже, чем курс Центробанка. Военные части уже в Нечерноземной России массово присягают на верность Владимиру Путину – новому, то есть, настоящему. Он объявляет себя Лидером нации. Продолжение в следующем номере.

Andre Alexin


Загрузка...