Путин теряет рейтинг: Россияне не одобрили военное вторжение в Сирию

Совсем недавно либеральные публицисты предсказывали: погодите, вот ввяжется Россия в войну в Сирии – и посмотрим на ваши 86 процентов. Они забыли, что предсказывали обрушение путинского рейтинга после “первых же гробов” из Донбасса. Опрос Левада-центра показывает, что участие России в сирийской гражданской войне одобряют 72 процента российских граждан. При этом 78 процентов ясно отдают себе отчет в том, что эти действия, с большей или меньшей долей вероятности, могут обернуться вторым Афганистаном, и лишь 6 процентов опрошенных совершенно исключают такой сценарий.

Между тем еще в сентябре против российского вмешательства на стороне Башара Асада было настроено 69 процентов опрошенных. За прямую военную поддержку режима высказывалось тогда всего 14 процентов.

Таким образом, российскую военную пропаганду следует признать исключительно эффективной. Однако характерны объяснения причин и целей этого вмешательства. 47 процентов опрошенных считают, что Россия должна поддержать Башара Асада в его борьбе с “Исламским государством” и сирийской оппозицией. И лишь 8 – что Россия должна присоединиться к западной коалиции в борьбе против ИГИЛа и режима Башара Асада. Предложенные варианты ответа расходятся с декларацией Владимира Путина в ООН: он говорил о совместной с Западом борьбе с ИГИЛом, но не о борьбе с режимом Асада или его защите от оппозиции.

Эти противоречия отражают шизофреничность ситуации: вмешательство России, с одной стороны, вписывается в общую с Западом стратегию борьбы с общей угрозой, с другой – носит откровенно антизападный, антиамериканский характер: Москва показывает Вашингтону в Сирии кузькину мать. Имперский комплекс – тщательно скрываемая слабая струна многих записных либералов. Поддержку решению Путина выразил, например, ненавистный патриотам Алексей Кудрин.

Этот комплекс иррационален – ведь всем известно, что страны, избавившиеся от него, живут благополучнее и спокойнее. Поэтому иррациональны и доводы в пользу сирийской операции. Словосочетания “интернациональный долг” и “ограниченный контингент” вызывают у населения стойкую идиосинкразию. “Братский народ” тоже как-то не подходит. “Просьба законного правительства о помощи” – аргумент слабый, мало ли кто к нам обратится с такой просьбой. Значит, нужно нарисовать широкими мазками, не вдаваясь в неприятные детали, картину грядущего “геополитического” триумфа Кремля.

Так поступает, в частности, историк и публицист Андрей Фурсов. Он любит рассуждать о международных делах в шахматно-карточных терминах и без устали разоблачает козни “англосаксов”, которые спят и видят, как бы расчленить и поработить Россию. По его словам, эти самые злонамеренные англосаксы, не справившись с устроенным ими “управляемым хаосом”, пришли на поклон к России, умоляя ее навести порядок, но при этом продолжают ей всячески гадить – ну прямо свинья под дубом.
Благодаря этой войне на Ближнем Востоке мы вступаем в какую-то новую геополитическую эпоху с совершенно другими раскладами – с одной стороны, опасными для России, с другой – предоставляющими ей новые возможности.

Так вещает г-н Фурсов, уже похоронивший западную цивилизацию. Он, впрочем, не берется делать однозначные прогнозы: “Посмотрим, как карта ляжет”.

Еще один аналитик консервативно-охранительного толка, Виталий Аверьянов, не видит убедительных версий происходящего кроме “крайне мутной конспирологии”, но тотчас высказывает собственную такого же сорта. Он считает ИГИЛ порождением “ведущих западных и американских спецслужб”, которое теперь вырвалось из-под контроля. Тем временем в США грядут президентские выборы, и “могущественные закулисные элиты” затеяли “масштабную смену правящих команд”. Этой цели и должен способствовать провал Обамы в Сирии. А от России закулисные элиты хотят, чтобы она загребла для них жар своими руками. Разумеется, торжества России на Ближнем Востоке закулиса не потерпит:
Следует ожидать, что англосаксы уже давно разрабатывают и готовят ответ на такой сценарий и при новом президенте они могут попытаться перейти в решительное гибридное наступление на наши интересы.

Но зачем же играть в эти наперстки с партнером, который все равно обманет? На это у Андрея Фурсова есть блистательный ответ:
Американцы нас, может быть, и используют, но мы решаем свою проблему и тем самым косвенно решаем американскую проблему. Точно так же во время Первой мировой войны мы решали свои проблемы с немцами и одновременно работали на Великобританию. Но в этом ничего трагического нет.

В самом деле: что ж трагического в Первой мировой, Гражданской, революции?

Они ничего не забыли и ничему не научились. “Второго Афганистана не будет”, – заверяет нас Александр Проханов. И объясняет почему:
Я же участник афганского похода, я видел, как армия сражалась на втором этапе войны, а здесь ее называли армией палачей, армией преступников, ей стреляли в спину из этих кинескопов… Эта война началась в момент, когда государство многоаспектно созрело, не только в плане самолетов, но и в плане мировоззрения. Оппозицию пока загнали в угол, она сидит в своих щелях, это не 2011 год.

Проханов грезит. Никакой публичной оппозиции афганской войне в Советском Союзе не было, тем более на телевидении. Когда в 1989 году на I съезде народных депутатов ветеран Афганистана Сергей Червонопиский назвал академика Сахарова клеветником за его оценку афганской войны в интервью канадской газете и закончил свое выступление мантрой “Держава, Родина, Коммунизм!”, зал разразился бурной овацией. Ответное же выступление Сахарова потонуло в возгласах “Позор!” и “Долой!” и в возмущенном топоте агрессивно-послушного большинства.

Ну а как же быть с духовными скрепами, с купелью и колыбелью? Где Россия, а где Сирия! Оказывается, и с этим все в порядке: Сирия – это наша святая земля, именно оттуда пришла к нам цивилизация, как поведал военный политолог Семен Багдасаров. При таком подходе перед русской “геополитикой” открываются необозримые перспективы: ведь не с христианства началась цивилизация, мало ли откуда занесло к нам каменные топоры и другие достижения первобытной культуры!

Самым оригинальным оказался гуру евразийства Александр Дугин. Он давно уже включил Сирию в свой проект. ИГИЛ для него вообще вопрос второстепенный и мелкий:
Война в Сирии идет между сторонниками однополярного мира, между американцами и их сателлитами, их наймитами, и сторонниками многополярного мира, которые представлены сейчас Башаром Асадом и теми силами, которые его защищают. Поэтому это война миров, это война за будущее. И успехи или провалы сирийской системы и современная политическая история Сирии совершенно ничего не значат по сравнению с этими глобальными вещами.

К началу же российской военной операции он припас нечто особенное, мистически-эсхатологическое:
С Сирией тесно связана исламская эсхатология. Конкретно с мечетью Омейядов. С одной из башен и с одним из склепов. Под башней до сих пор каждый день стелют чистый коврик. Знаете, зачем?
Странно, но ведь на наших глазах сбывается один из хадисов об общем фронте христиан и мусульман против даджала. В центре этого хадиса – Дамаск. Латакия. Очень важное слово в геополитической карте мира последних времен.

В дамасской мечети Омеяйдов покоится голова Иоанна Крестителя. А даджал – это антихрист. Победят его совместно Иса (Иисус) и Мехди – исламский мессия. Коврик стелют для того, чтобы на него мог ступить пророк Иса.

А в Хомсе хранится пояс Богородицы. Осталось определить, кто антихрист. Впрочем, это ясно по умолчанию.

Но фокус в том, что к последней битве с западной цивилизацией готовится как раз ИГИЛ. На этом построена вся его идеология. Получается, именно “Исламское государство” – естественный союзник России.

Но у глашатаев имперской идеи когнитивного диссонанса не бывает. Жажда завоеваний, передела мира, погибели Америки занимает в их головах ровно то место, выполняют ровно ту функцию, какую описал в свое время Астольф де Кюстин:
Коленопреклоненный раб грезит о мировом господстве, надеясь смыть с себя позорное клеймо отказа от всякой общественной и личной вольности.

Это компенсация за унижение несвободой. Неслучайно в песне Константина Тимофеева “Сирия – сестра моя”, исполнение которой 16-летней уфимской школьницей Катей Молевой взорвало Рунет, припев именно об этом:
Всякая душа да будет покорна властям,
Ибо сердце правителя в руках Бога.
А отцом всех революций всегда будет сатана,
Ибо он любит пить кровь, как это любят его слуги.

Владимир Абаринов