Путин пытается повязать электорат кровью

Погубить Россию –  нелегкая задача, которая далеко не каждому по плечу, даже Путину. 

Все-таки очень большая страна. Живущая в мире, который не так уж часто вспоминал о ней. Окруженная государствами, которые до последнего времени не испытывали к ней вражды, а некоторые соседние народы даже называли себя братскими.

Человек заурядный, пусть и президент, вряд ли сумел бы даже приблизиться к решению. Правда, одному довольно ординарному царю это удалось примерно сто лет назад, но там были особые обстоятельства. Мировая война, смертельная усталость, всеобщее озверение. В иное время при всем желании довести страну до ручки, а потом и погубить гораздо трудней.

Тут надо было демонстрировать особые, выдающиеся таланты и стратегический подход.

Во-первых, следовало провести большую подготовительную работу со своим населением. Например, мирный роспуск осточертевшей всем империи объявить крупнейшей геополитической катастрофой минувшего века. Годы реформ, в самом деле нелегкие, назвать проклятыми, то есть предать анафеме свободу, которая была основным содержанием прошедших лет. Затеять маленькую победоносную бойню, в ходе которой одновременно устрашить, опоить ненавистью и повязать кровью электорат. Захватить все значимые СМИ, в которых ежедневно при помощи специально обученных людей проклинать свободу, пугать, сеять ненависть и вязать кровью. Заклеймить недобитых инакомыслящих именем национал-предателей, натравив на них спецслужбы, полицию, прессу, специально оплаченных гражданских активистов, церковь.

Во-вторых, надо было восстановить против себя весь свет, и тут долгое время национального лидера преследовали неудачи, прямо руки опускались. Чеченская война особого впечатления на Запад не произвела. Закручивание гаек внутри страны было в общем признано его личным делом. Убийство в британской столице, первый в истории случай локального ядерного терроризма, обернулось скандалом, но и только. Вторжение в Грузию наделало шуму, но война быстро кончилась, и скорое ее завершение так обрадовало международных наблюдателей, что сошла с рук и эта война. Ну никак не получалось восстановить против себя весь свет!

Оккупация Крыма и торжественное его возвращение в родную гавань вопреки всяким там меморандумам и соглашениям о нерушимости границ поначалу тоже не возымели должного эффекта. Разве что одна фрау канцлерин все пыталась понять, утратил он связь с реальностью или не утратил, но это, согласитесь, был вопрос чисто теоретический. Еще братский украинский народ испытал чувство потрясения, но это Путина едва ли заинтересовало. Первые робкие надежды пробудились у него лишь после того, как на Западе задумались о наказании за Крым и прилетели санкции, но какие-то оскорбительно мягкие, никак не сулившие полной гибели всерьез, о которой мечталось. Поэтому он учинил гражданскую войну в Донбассе, где вскоре рухнул пассажирский самолет, и тут врагам волей-неволей пришлось героя обкладывать, как медведя в берлоге.

Было объявлено наконец о секторальных санкциях, что расценивалось как настоящий успех. Россию лишили права голоса в Страсбурге. Исключили из “восьмерки”. Активизировались разные суды, в Гааге и в Лондоне, которые до той поры бездействовали или слишком медленно расследовали порученные им дела – по политическим, быть может, причинам. Так что приходилось подбрасывать хворосту в огонь грядущей войны – то руками специально обученного журналиста, который разбрасывал по студии радиоактивный пепел, а то и самому. Когда он дозволял к прокату на гостелеканале документальный фильм, в котором сообщал, что ради Крыма готов был стереть человечество с лица земли.

Но даже это сперва не слишком поразило неприятелей, и главный противник, явно желая его задеть, обзывал Россию “региональной державой”. Хотя уже и прозревал понемногу, оценивая опасность, исходящую от указанной державы, в одном ряду с известной лихорадкой и знаменитой террористической армией. Однако в этом конкурсе хотелось занять чистое первое место, и наконец он своего добился.

Десять дней назад про него заговорили в Пентагоне – там Россию уважительно назвали “государством-ревизионистом”, которое надо сдерживать, а при необходимости и побеждать. Вчера его страшно порадовала Дебора Ли Джеймс, министр ВВС США, которая заявила, что РФ “представляет собой самую большую угрозу национальной безопасности” Соединенных Штатов – куда там всем этим лихорадкам и отморозкам. А вслед за ней согрел ему душу главнокомандующий Корпуcом морской пехоты США генерал Джозеф Данфорд, который слово в слово повторил основной тезис из выступления министра. И хотя чуть позже представитель Белого Дома слегка дезавуировал эти речи, но полностью их не опроверг.

Джош Эрнест лишь заметил, что личное мнение генерала Данфорда “не обязательно соответствует взглядам… команды президента”, то есть по сути очень обнадежил Владимира Владимировича. Возникла вообще интрига: то ли соответствуют, то ли не соответствуют. Да ведь и генерал не уволен, и министр при должности. Значит, стратегия в отношениях с Америкой выбрана правильная.

Погубить Россию, а то и весь мир – дело нелегкое. Требующее огромной самоотдачи и нечеловеческого упорства в достижении поставленной цели. Задача почти невыполнимая. И хотя многое уже достигнуто, но, пожалуй, еще большего ему предстоит добиться. Однако он не теряется и шаг за шагом неуклонно продвигается к претворению замысла в жизнь. Ядерный щит Родины куется неустанно. Бомбардировщики бороздят небеса. Треть населения, по данным опроса, верит в победу России в случае войны с НАТО – почва, как бы сказать, унавожена. Получится? Не получится? Вопросы эти по-настоящему увлекают, но пока есть время, надо бы их обдумать и найти правильный ответ.
Илья Мильштейн