Почему в будущем диктатурам придет конец, и кто заменит современных людей

Когда читаешь утопистов 20 столетия, то в их творчестве ярко прослеживается недовольство и страх перед рациональной диктатурой. Замятин в “Мы” описал идеальное коммунистическое общество. В нём всё прозрачно, людей не заботят поиски пропитания, обеспеченность работой и сексуальные отношения. Все базовые потребности удовлетворены. Однако в нём всё равно для кого-то будет что-то не так. Человек готов отказаться от счастья ради самобичевания, самопожертвования, готов нарушить привычный уклад вещей и нырнуть в омут деструктивности ради ощущения свободы.

В “Дивном новом мире” проблем тоже нет. Каждый получает необходимые блага и даже развлечения и от этого становится безумно счастлив. Но опять-таки находится человек, который говорит “нет”, как на пропагандистском советском плакате. Он желает видеть реальность иной, с изъянами, абсурдной в местах и грязной. То есть баланс, выраженный в борьбе противоположностей, необходим, иначе стагнация и скука.

То же касается и романа “Каллокаин” или “Эквилибриума”. Хочется не дать лекарства для подавления эмоций, заглянуть за грань “нормальности”, копнуть опасности измененной работы привычной системы. В целом бунт является необходимым элементом нашей жизни, процессом эволюционным. От этого любая утопия и становится невозможной.

“Счастье есть побочный продукт функции. Те, кто ищет счастья как самостоятельной ценности, похожи на тех, кто ищет победу, не выиграв войны. В этом главный дефект всех утопий”, – писал Уильям Бэрроуз в “Пространстве мертвых дорог” и был прав.

То есть счастье как самоцель, а не продукт борьбы, не будет никогда реализовано. И с большей вероятностью приведет к несчастью.

Еще одно произведение, которое рассказывало о рациональной диктатуре, – это “1984”. Только описывается в нём не советские ужасы, а ужасы правления Тетчер, вполне себе рациональные и капиталистические. Но почему-то никто из упомянутых авторов не рассматривал диктатуру иррациональную, метафизическую, какой была нацистская Германия или фашистская Италия. Первая в большей, а вторая – в меньшей степени, что кажется немного странным, учитывая идеологический подтекст. Но оккультизм, символы, заигрывание с Танатосом, а по сути с ужасом (не страхом, если брать философию экзистенциализма) шествовали и несли трагедию на протяжении 20 столетия.

Первыми и лучше всего об иррациональной диктатуре заговорили братья Стругацкие. Возьмем “Улитку на склоне”. С одной стороны неподконтрольный Лес, который можно только изучать, и который представляет опасность для человека своим устройством, и Управление, которое функционирует абсурдно, создает множество проблем, но является устройством (господством) безобидным.

Тоже самое мы можем увидеть в произведении “Пикник на обочине”. Еще более подробно рассмотреть в magnum opus “Град обреченный”.

Как говорил Изя Кацман: “… вы отнимаете у людей заботу о хлебе насущном и ничего не даете им взамен. Людям становится тошно и скучно. Поэтому будут самоубийства, наркомания, сексуальные революции, дурацкие бунты из-за выеденного яйца…”, когда Артем и Фриц построили Город Солнца, переформатировав Эксперимент.

Борьба должна присутствовать в жизни человека, иначе никак. Иначе диктатура. Исходя из цитаты – диктатура рациональная, утопическая.

Но это были Стругацкие, дети войны, умеющие чувствовать окружающий мир. И диктатура метафизическая в их произведениях была лишь феноменом, который они описали, без акцентировки внимания на ужасах и страхах. И, к сожалению, никто не смог после них. Нет произведений, которые фантасмагорически рассказывали бы о людях, убивающих ради сверхъестественной ценности, определяющих грязную кровь или неправильный цвет ауры.

Можно привести в пример “Рассказ служанки” или “Теллурию” Сорокина, но эти произведения не получили столь широкой популярности, как упомянутый “Дивный новый мир”. А зря.

Ведь образовательная задача любой утопии/антиутопии есть превентивность. Одумайтесь, пока не поздно. Сделайте выводы.

Это анализ нынешнего времени. Мы видим праворадикальные настроения и экстраполируем их на культуру.

Но вернемся к Стругацким. Описав метафизическую диктатуру на поверхности, без конкретики, они, между тем, заглянули в будущее и описали мир более страшный, нежели какие-то политические режимы 20 столетия, пропущенные через реалии 21 века.

В мире Полудня есть вымышленная человеческая раса – людены (анаграмма слова нелюди). Они по сути являются ницшеанскими сверхчеловеками, которые превзошли. Их интеллектуальные, физические и моральные особенности значительно лучшем привычных Нам. Они представляет иной эволюционный путь, к котором мы постепенно приближаемся.

Поколение постмиллениалов яркий тому пример. Я общаюсь с современными подростками, пытаюсь понять их психологию. Это существа, которые активно вовлечены в жизнь. Им не нужны концлагерные соцсети, они не зависимы от современных технологий. При этом с этими технологиями активно взаимодействуют, можно сказать: “Понимают их”. Они предпочитают критически мыслить, не доверять преподносимой информации, перепроверять источники и коммуницировать вне цифровой среды.

Поколение миллениалов и поколение Х – это поколения Кроненберга. Люди, которые сами являются телевизионным (компьютерным) экраном. Они настолько расширились вовне, что воздействие цифрового на сознание приводит к воздействию на телесное. Не зря в 90-ых активно обсуждалось влияние рекламы на формирование человеческого тела. Стандарты красоты! Стандарты поведения! А сейчас можно все чаще услышать об увеличивающимся количестве психических заболеваний.

Как пел Маршалл Маклюэн советских детей Кот Матроскин: “А телевизор нам природу заменил”. Кстати, традиционалистский реванш является попыткой остановить этот процесс, но в постмодернистском мире он сам становится картинкой, лишь симулякром реальных изменений.

В целом современный человек – это биологический конструкт, из тела которого уже торчат провода, а перед глазами плывут жидкокристаллические радужные потеки. Зайдите в любое кафе, и вы увидите типичное свидание 21 века – пару, сидящую в мобильных телефонах. Даже во время живого общения многие листают ленту любимой социальной сети, чтобы не пропустить последние новости. Задайте себе и им вопрос: “А зачем?”. Ответа вы не найдете. Привычка и ритуал?

Соцсети и видеохостинг стали нам заменой телевизора и радио. Просто поколение Х верит говорящим головам на голубом глазу, мы же верим аватарам, пишущим очередное экспертное мнение. И пытаемся устраивать революции через Facebook. В качестве “приятного бонуса” получаем ворох психических и физических проблем. Вспомните, несколько лет назад грузинские медиа моделировали ситуацию после “пятидневной войны”. Дикторы нервным голосом вещали, что Тбилиси в огне из-за российских ракет, а Саакашвили убит. С десяток человек попали в больницы с инфарктом. Многие упали в депрессию, по сути получили легкий ПТСР. А в начале 20 века Орсон Уэллс устроил радиоспектакль по мотивам “Войны миров”. Из небольших городков и сел Британии началась эвакуация. Сейчас же с помощью Facebook можно распространить кадры подделанных документов (фото, видео), несколько манипулятивных слов и каждый пользователь обязан обсудить фейковое событие.

Неудивительно, что киберпанковские произведения пестрят боди-модификацией. Вмонтировал в голову чип и получаешь свежую порцию рекламы в виде голографической проекции, которая накладывается на собеседника напротив.

Диалектический синтез – это выход из сложившийся ситуации, союз человека и машины, который приведет к новому историческому витку, к прогрессу. Это путь людей.

Людены же – антидиалектичные по своей природе. Они будут дружить, изучать, усовершенствовать механизмы, которые сольются с нами в единый субъект.

Для люденов вопрос диктатуры не будет важен. Диктатура будет построена для нас. Будь-то “Матрица” или “Oasis” из “Первому игроку приготовиться”. В этом виртуальном мире каждый получит желаемое. Защита традиционных ценностей? Пожалуйста. Утопический мир, где все равны, но в тоже время разнообразны? Нет вопросов. Или их синтез с виртуальными войнами, диалогами в политических чатах… Суть – виртуальная диктатура гедонизма (ведь идеология также приносит удовольствия) в диктатуре рациональных технократов. Мало кто сможет протереть мутное окно реальности.

Для поколения люденов останутся космические полеты, экологические инновации, работа с биотехнологиями, борьба с насущными социальными, экономическими, культурными проблемами. Возможно, радикально и негуманно в некоторых случаях. А может быть, они выберут максимальное сближение с природой, экопоселения и прочий нью-эйдж.

Только в этом фантастическом мире не найдется места для нас. Зато мы сможем насладиться бесконечными информационными войнами.

Пора приставить “палец вверх” к виску и громко сказать: “Смерть информационному рабству. Да здравствует новая плоть”.

Источник

Загрузка...