Опубликуйте Mein Kampf и закончите наконец Вторую мировую

Даже после смерти большинства представителей поколения, которое действительно сражалось в войне, политики никак не могут прекратить использовать ее в своих целях.

Пока Германия раздумывает, стоит ли разрешать публикацию Mein Kampf, конфликты в нескольких европейских странах создают ощущение, словно Вторая мировая война никогда и не заканчивалась. Неужели даже теперь, со смертью большинства представителей поколения, которое действительно сражалось в войне, политики никак не могут прекратить использовать ее в своих целях?

Обратите внимание на недавние новости:

Во Франции лидер «Национального Фронта» Марин Ле Пен публично схлестнулась со своим отцом Жаном-Мари Ле Пеном, основателем этой ультраправой партии, который назвал газовые камеры «исторической деталью» Второй мировой, обозначив его заявление как политическое самоубийство. Откровенно говоря, этот конфликт больше похож на политический спектакль, призванный убедить избирателей, что Национальный фронт отказался от своих ксенофобских взглядов. В пользу этой теории говорит то, что Ле Пен-старший остался почетным председателем партии.

Греция определилась с окончательной суммой репараций, которую потребует от Германии за ущерб, нанесенный нацистским режимом – 279 млн евро. Германия платить не собирается, зато Владимир Путин поддержал намерения Греции и передал премьеру Алексу Ципрасу икону, вывезенную нацистами во время Второй мировой.

В России на владельца магазина игрушек завели уголовное дело за продажу товаров с нацистской символикой (речь шла об игрушечных солдатиках). После этого Роскомнадзору пришлось выступить с разъяснениями и заявить, что демонстрация свастики без цели пропагандировать нацизм – не преступление. В то же время российские медиа продолжают играть на эмоциях, связанных со Второй мировой, чтобы оправдать свою агрессию в Украине.

Верховная Рада Украины признала воинов УПА «борцами за независимость Украины». Это дает ветеранам и членам их семей определенные льготы, а также запрещает публичные нападки на УПА. Впрочем, этот закон, принятый, чтобы угодить националистам, не упоминает, что УПА в свое время сотрудничала с оккупационными силами и помогала им уничтожать украинских евреев.

В 2015 году все эти новости звучат странно. Даже если Марин Ле Пен придет к власти и выяснится, что она согласна со своим отцом, создать новые газовые камеры ей не удастся. За Национальный Фронт голосовать действительно не стоит – это и впрямь ксенофобская партия, но Вторая мировая война тут ни при чем.

Современная Германия имеет столько же общего с нацистским Третьим Рейхом, сколько современная Греция – со спартанскими царями, так что она не обязана выплачивать последней многомиллиардные репарации.

Игрушечные солдатики, как и нацистская форма и символика, не опасны сами по себе, хоть и вызывают подсознательное отторжение у представителей моего поколения.

И парламентам не стоит решать, кто был, а кто не был героем 75 лет назад. Их дело – создавать собственную историю, а не пытаться переписать прошлое.

Политики слишком долго пользовались темой Второй мировой войны для того, чтобы вызвать эмоциональную реакцию и популяризовать зачастую весьма сомнительные идеи. Например, сейчас путинская пропаганда представляет отказ большинства западных лидеров приехать в Москву на Парад Победы как предательство союза 70-летней давности. На самом же деле причина их отказа – протест против российского вторжения в Украину (прошлое девятое мая Путин праздновал в аннексированном Крыму).

В этом году истекает срок действия исключительного права на Mein Kampf Адольфа Гитлера. Возможность ее публикации в Германии вызвала новую волну размышлений о Второй мировой. Этим можно воспользоваться, чтобы положить конец использованию темы войны в политических целях.

Автор Mein Kampf умер 70 лет назад. Союзники передали имущество диктатора Баварии, которая с тех пор запрещала публикацию книги на немецком языке. В 2013 году Бавария отозвала финансирование, выделенное Мюнхенскому Институту новейшей истории на издание 700-страничной Mein Kampf с 1300 страницами научных комментариев – против выступили еврейские группы, и вопрос стал политическим.

Тем не менее, институт все же планирует опубликовать книгу в начале года. «Написание комментариев к Mein Kampf – это не просто задача для ученых, – говорится на сайте института. – Пожалуй, это единственная книга, окруженная таким количеством мифов; вызывающая столько страха и отвращения, любопытства и спекуляций, что ее окутывает атмосфера таинственности и запретности».

Ученые правы. Публикация Mein Kampf в рамках научного проекта может стать неплохой отправной точкой, которая положит конец использованию подобных табу в политических целях.

Нам нужно воспользоваться усовершенствованной версией закона Годвина: прекратить упоминать о Второй мировой войне, побежденных нацистах или союзниках-победителях в привязке к современности. Символика и униформа прошлой эпохи, которую современные политики и интеллигенция сегодня так любят использовать – просто маскарадные костюмы. Эти люди слишком молоды, чтобы понимать, о чем говорят.

Леонид Бершидский