Мир замер в ожидании: Корейцы расчехлили "невиданное оружие"

Кажется, мировое сообщество, которое провело минувшую неделю, поглядывая с некоторым испугом на Корейский полуостров, может выдохнуть с облегчением. Время объявленного Пхеньяном ультиматума истекло, боевые действия не начались. Вместо них прошли экстренные переговоры между высокопоставленными представителями Северной и Южной Кореи. Очередной этап любимой игры северокорейских диктаторов — игры на нервах мирового сообщества — завершился вничью.

Объявленное северокорейским режимом состояние «полувойны» со своим южным соседом пока не переросло в войну реальную. Сначала Пхеньян традиционно объявил, что считает угрозой совместные маневры войск США и Южной Кореи, которые проводятся ежегодно. Напомню, что в рамках этих маневров, в которых принимают участие 30 тысяч американских и 50 тысяч южнокорейских военнослужащих, отрабатываются сценарии как раз на случай вторжения войск Пхеньяна. Требуя, чтобы Вашингтон и Сеул отказались от проведения учений, Северная Корея пригрозила использовать некое «невиданное оружие». Южная Корея в ответ заявила, что даст достойный ответ.

Последовала эскалация конфликта: два южнокорейских солдата подорвались на мине в демилитаризованной зоне. Сеул посчитал этот инцидент поводом для возобновления пропагандистского вещания через громкоговорители, которое не велось более 10 лет. Северокорейские войска ответили артиллерийским огнем, на который, в свою очередь, ответила Южная Корея. После чего обе стороны решительно привели в боеготовность свои войска.

Мир замер в ожидании. Тот факт, что КНДР обладает ядерным оружием, не позволяет относиться к происходящему как к заурядному локальному конфликту. Некоторые эксперты полагают, что северокорейские ракеты могут долететь и до Аляски. О России и говорить нечего: северокорейский ядерный полигон находится в паре сотен километров от российской границы. Любой конфликт на полуострове несет очевидную угрозу безопасности нашей страны.

Нельзя сказать, что в Москве не осознают эту угрозу. Сценарии практически всех крупных российских военных учений на востоке страны предполагает некую «экологическую катастрофу» и переход на нашу территорию тысяч беженцев, что возможно в случае ядерного конфликта на Корейском полуострове. Однако отечественный МИД, в последнее время не стесняющийся в выражениях, в данном случае был почему-то чрезвычайно деликатен и лишь робко призывал конфликтующие стороны соблюдать спокойствие и демонстрировать ответственность. Москва почему-то не торопится осуждать Пхеньян, который демонстрирует готовность развязать ядерную войну на наших границах. Конечно, Москву не может не радовать, что кто-то открыто поносит Вашингтон. Пусть даже намекая на возможность ядерного конфликта. Но дело не только в этом. Если присмотреться, то выяснится, что между внешней политикой Пхеньяна и Москвы не так уж много разницы.

Итак, основа этой политики — уверенность в собственной уникальности и исключительности. Для северокорейской диктатуры это идеи «чучхе», символом которых является крылатый конь Чхолима. У России — духовные скрепы, крещение в Херсонесе, князь Владимир и прочее. Из веры в исключительность проистекает уверенность в абсолютной независимости. Владимир Путин с удовольствием рассуждает о том, что Россия — одна из немногих стран в мире, которые располагают абсолютным суверенитетом. Другие страны не имеют на нее никакого влияния. Более того, и собственные граждане никак не влияют на принятие политических решений. Кремлевские обитатели часто сетуют на то, что западные лидеры уж слишком зависимы от своих избирателей. Понятно, что и представитель славной династии Кимов никак не зависит от воли несчастных жителей своей страны. По собственной прихоти он может обречь северокорейцев на голодное существование. Или ввергнуть страну в ядерный конфликт.

Иная система ценностей, чем у западных стран, обеспечивает полную непредсказуемость что Москве, что Пхеньяну. В самом деле, как можно предсказать действия лидера, которому ничего не стоит поставить на карту не только благосостояние, но жизнь своего народа? Потому что понятие «гордости» (кто-то назовет это комплексом неполноценности) для него существенно важнее, чем народное благополучие. Путин, оскорбленный тем, что Запад проигнорировал его интересы при смене власти в Киеве, захватил в ответ Крым и развязал войну на Украине. Ким Чен Ын ответил на южнокорейские пропагандистские передачи артиллерийскими обстрелами. И Москва, и Пхеньян постоянно козыряют своим ядерным оружием. Им удается, Киму в большей степени, Путину в меньшей, послать окружающему миру сигнал: не тронь меня, я сумасшедший!

Наконец, загадкой остается то, как влияют на принятие решений отношения главного начальника страны со своим ближним кругом. Не исключено, что лидер обречен демонстрировать «крутость» в отношениях с Западом, дабы держать в узде ближайших сподвижников, которые не преминут воспользоваться слабостью главного начальника.

Ну и в чем тогда разница? В том, что Путин не расстреливает проштрафившихся из зенитного пулемета? Или в том, что Москва располагает несколькими тысячами ядерных боеголовок, а Пхеньян — всего несколькими штуками? И поэтому Ким обречен вести себя более провокационно…

Александр Гольц


Загрузка...