Кремль может допустить оппозицию до выборов

В понедельник состоялась встреча первого замглавы кремлевской администрации Вячеслава Володина с членами президентского Совета по правам человека, на которой, в частности, обсуждались перспективы предстоящих в сентябре региональных выборов.

Некоторые члены Совета высказали осторожную озабоченность по поводу повсеместного отказа в регистрации оппозиционных списков. Так, недавно обретший высокий статус члена Совета известный либеральный экономист Евгений Ясин позволил себе предположить, что «люди в регионах, где оппозицию не допустили до выборов, уверены, что это решение было принято в Москве, чтобы отсечь от выборов конкурентов».

Г-н Володин, разумеется, не согласился со столь радикальной трактовкой недавних событий. Он весьма к месту вспомнил, что и те подписи, которые собирала его команда к его, володинским, выборам, комиссия браковала целых три раза. Замглавы президентской администрации отметил также, что на сегодняшний день уровень поддержки населением власти столь высок, что ей не надо прибегать к различного рода «махинациям». Что произойдет в случае падения уровня популярности, с какой отсечки власти сочтут нужным прибегнуть к махинациям? — этого вопроса важному кремлевскому сановнику никто из членов Совета отчего-то не задал.

Чуть позже Вячеслав Володин несколько успокоил членов Совета по правам человека, заверив их, что, в принципе, некоторые представители оппозиции еще могут быть зарегистрированы компетентными органами в качестве кандидатов в депутаты на предстоящих 13 сентября выборах. Я, кстати говоря, не исключаю такого развития событий. Кого-нибудь где-нибудь могут и зарегистрировать. Просто чтобы размыть картинку.

Признаюсь, столь тотальное и молниеносное снятие всей оппозиции с выборов явилось для меня сюрпризом. Я, признаться, полагал, что Коалицию начнут давить позже: дадут потратить деньги, после чего устроят несколько шумных разоблачительных скандалов. Однако был выбран радикальный сценарий. Видимо, в Кремле посчитали, что не следует допускать в нескольких регионах полномасштабного развертывания оппозиционных предвыборных кампаний. На принятие такого решения, надо думать, повлиял опыт блестящей предвыборной кампании Алексея Навального в Москве. Вопрос «Зачем нам такое еще и в регионах?» вполне имеет право на существование.

Понятно, что Коалиция по законам жанра должна доиграть этот раунд до конца — опротестовывать решения избирательных комиссий, судиться с ними, взывать к общественности. Вопрос в том, чем она займется дальше.

Сегодня в России не осталось вменяемых граждан, которые действительно верят, что власть в нашей стране может быть сменена выборным путем на основании процедуры, принятой на протяжении многих десятков лет в самых разных демократиях. Все давно и хорошо понимают, что подобной опции у гражданского общества России просто не существует — выборов в России нет. Сможет ли Коалиция предложить российскому обществу альтернативную программу реальных перемен, сформировать протестную повестку, ни в какой степени не пересекающуюся с властной повесткой, научится ли жить по собственному расписанию? Поглядим…  Если нет, ее будущее печально.

Александр Рыклин