Как ответит Москва на заявление Порошенко о НАТО и референдуме

Референдум и кооперация с Францией – не настолько существенный раздражитель для России, как сотрудничество Киева с Америкой.

Заявление Порошенко о возможном проведении референдума по вопросу вступления Украины в НАТО, сделанное им в Париже, было весьма неопределенным – кроме того, украинский президент уже говорил подобное и раньше: он неоднократно подчеркивал, что членство в НАТО – вопрос, который потребует волеизъявления украинского народа, а значит – и референдума. Впрочем, в этот раз президент вновь не назвал конкретных дат его проведения.

Разумеется, все, что касается взаимодействия Украины и НАТО, в какой-то мере дразнит Москву, но недавнее выступление Порошенко во Франции носило весьма общий характер и не являлось чем-то новым. Поэтому вряд ли это спровоцирует РФ на решительные действия и масштабное наступление – как и начало военной кооперации с Францией. Это не настолько существенный раздражитель для России, как если бы Киев начал сотрудничать с Америкой.

При этом само по себе летнее наступление или эскалация конфликта в какой-то форме практически неизбежны. Глубина их сейчас не очевидна до конца, поскольку степень эскалации будет определяться Кремлем по ходу действий и в зависимости от того, как будут развиваться события на фронте. Но если бы в России готовились к миру и заморозке конфликта, для этого предпринимались какие-либо действия – а этого не происходит.

Для заморозки конфликта в Донбассе нужно как минимум наладить какую-то экономическую жизнь в регионе, как в Приднестровье или Южной Осетии. Чтобы Донбасс мог выжить, будучи оторван от Украины, там должно хотя бы что-то работать. Сейчас экономика и инфраструктура региона разрушены и не способны функционировать самостоятельно. Значит, Кремлю необходимо частично интегрировать Донбасс в состав РФ – экономически, разумеется, либо, как минимум, укрепить уже существующие связи.

Поскольку в этом направлении ничего не предпринимается, а вся подготовка носит исключительно военный характер – идет усиление прокси-сил, так называемых «ополченцев», можно сделать вывод, что вариант заморозки конфликта Кремлем не рассматривается.

А значит, военная конфронтация почти неизбежна – вопрос только в том, насколько масштабным будет летнее наступление.

Павел Фельгенгауэр