Волонтеры о трудностях попадания на фронт

Самолет упал в серой зоне – где-то посередине между нашими позициями, и окопами противника.

Координаты установили точно по gps, но “где-то между”, потому что никто не знает наверняка, где проходит линия фронта. Это уже другой сектор, другие пароли и подразделения. Беру с собой шесть магазинов к АК, и отправляюсь со спецназом на поиски “птички”: у меня – 7,62, у них – 5,45, и без запаса БК в случае чего будет туго.

– Какой размер вашего беспилотника? – интересуется воин в майке, лоснящихся штанах нового камуфляжа, и тапках на босу ногу. Блок-пост при въезде в село. Я показываю руками аршин. Он скептически крутит головой – и что таким можно увидеть?.. Стоит ли ради такой ерунды лезть на передок?..

Жара. Футболка под бронежилетом мокрая. В сельмаг подвезли пиво, и аватары методично повышают градус перемирия прямо на крыльце магазина. Находим командира, он выбирает бойцов, крепко стоящих на ногах, рассаживает их на броне бэхи, и мы выезжаем на другой край села. Три дня назад их жестоко обстреляли. Били долго, методично – и артиллерией, и со стрелкового. В штаб не дозвонились, подмога так и не подошла. Повезло, что обстрел закончился, когда бэка был на исходе.

Нам тоже сегодня повезло. Нашли беспилотник. Перегрелся двигатель, и уставший самолет сел на пшеничное поле в шестистах метрах за околицей. Забрали тихо, запас БК не понадобился. Обратно ехали без сопровождения, остановились спросить дорогу:

– Бабушка, этой улицей проедем на наш блок-пост?.. На укропский?

Бабуля сердито смотрит на нас. Грозит пальцем: На украинский, сынку. Украинский!

Юрий Касьянов