Украинцы ожидают дебатов с участием прокуроров и Охендовского

На прошлой неделе в Верховной Раде Borislav Bereza заверил меня, что с большой долей вероятности Виталий Кличко на предвыборные дебаты все же придет.
И оказался прав.
Так что сегодня на Первом канале в 19-30 нас по идее ждет ну оооочень любопытное и познавательное зрелище.

Но есть, связанный с выборами, и вопрос номер два:
А нельзя ли устроить в прямом эфире дебаты между каким-нибудь следователем ГПУ и орденоносным председателем ЦИК Охендовским.
Чтобы тот в прямом эфире и под протокол поведал, а какого это хрена на 11 ноября 2015 года в стране нарушаются права граждан.
Поскольку до сих пор не объявлены окончательные результаты местных выборов, которые прошли 25 октября.
И рассказал, кто именно должен отвечать за содеянное, скажем, в Киевской области, где до сих пор неизвестен состав областного совета.

А во второй части этих терок затащить в студию двух нардепов. Одного от БПП, а второго от БЮТа, которые, во вторник, 10 ноября типа делили в Раде должности председателей областных советов.

И поспрошать их насчет того, какого хрена они затеяли игру в дети лейтенанта Шмидта?

Помните, как было дело в романе “Золотой теленок”:

“По проекту Балаганова весь Союз Республик следовало
разбить на тридцать четыре эксплуатационных участка, по числу собравшихся. Каждый участок передается в долгосрочное пользование одного дитяти. Никто из членов корпорации не имеет права переходить границы и вторгаться на чужую территорию с целью заработка.
Против новых принципов работы никто не возражал, если не считать Паниковского, который уже тогда заявил, что проживет и без конвенции. Зато при разделе страны разыгрались безобразные сцены. Высокие договаривающиеся стороны переругались в первую
же минуту и уже не обращались друг к другу иначе как с
добавлением бранных эпитетов. Весь спор произошел из-за дележа участков.
Никто нe хотел брать университетских центров. Никому не
нужны были видавшие виды Москва, Ленинград и Харьков.
Очень плохой репутацией пользовались также далекие,
погруженные в пески восточные области. Их обвиняли в
незнакомстве с личностью лейтенанта Шмидта.
— Нашли дураков! — Визгливо кричал Паниковский. — Вы
мне дайте Среднерусскую возвышенность, тогда я подпишу конвенцию.
— Как? Всю возвышенность? – заявил Балаганов. — А не
дать ли тебе еще Мелитополь впридачу? Или Бобруйск?
При слове “Бобруйск” собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом”…

И, шо, есть большая разница?…

Андрей Капустин


Загрузка...