Сила и слабость желтых жилетов

0
229

Хотя протесты un gilets jaunes — желтых жилетов во Франции постепенно теряют массовость, они остаются самым мощным социальным движением в последние годы. Во всяком случае во Франции такого не было уже довольно давно.

Подобные движения наблюдаются в других странах от Бельгии до Венгрии, в Латинской Америке, в Израиле и т.д. Всех объединяет внешняя похожесть в виде желтых жилетов, но на этом общность заканчивается. В разных странах различные проблемы и социальный протест тоже отличается.

Если говорить о наиболее массовом французском движении, то его отличительной чертой является отсутствие признанных лидеров.

В этом нет ничего удивительного, так как в жилеты желтого цвета нарядились совершенно разные по своим идеологическим, моральным и групповым интересам участники. От самых левых до самых правых, радикальных экологов и моралистов с их требованиями прекратить вмешательство в дела семьи.

Свидетельством полного разнобоя служат многочисленные списки требований к власти, при этом они в большей степени противоречат друг другу. Характерно и то, что никто даже не поднимает вопрос о том, чтобы их каким-либо образом согласовать и тем самым создать основу для возможных будущих переговоров. По всем признакам сами протестующие, особенно радикальные элементы в таких переговорах не заинтересованы. Их устраивает сам процесс бунта. Как говорил герой романа Александра Дюма, «Я дерусь… просто потому что я дерусь».

Раздаются требования выхода из ЕС и полного прекращения миграции. С этой целью предлагается отдать деньги и собственность африканских диктаторов народам соответствующих стран. Одновременно пишутся требования «справедливого отношения к беженцам» и «равной оплаты труда вне зависимости от гражданства».
Левые требуют снижения налогов, а правые наоборот ровной шкалы налога на доходы.

Радикальные экологи выступают уже против электромобилей и предлагают развивать транспорт на водороде. При этом они категорически против экологического налога на топливо, в частности на бензин, и не хотят задуматься над тем, что водородный транспорт пока очень дорого и его внедрение потребует просто астрономических расходов. Впрочем, радикалы, хоть левые, хоть правые и экологи никогда не задумывались над тем кто, как и за какие средства будет реализовывать подобные требования.

Впрочем, есть требования, с которыми более или менее согласны большинство протестующих. Речь идет о доступности жилья. Либо увеличением государственного и муниципального строительства, либо ограничения величины арендной платы. И опять за скобками остается вопрос, за какие средства все это делать.
Мировой опыт строительства бесплатного жилья крайне негативный. В ряде городов США была сделана такая попытка, и она привела к полной деградации бесплатного жилого фонда. В результате властям пришлось второй раз фактически строить и реконструировать такое жилье и потом продавать по бросовым ценам.

При некотором преобладании левой компоненты в требованиях французских желтых жилетов однозначной идеологии у них нет. Более того, они настаивают на дистанцировании от любых политических сил, а наиболее радикальные даже не хотят видеть в своих рядах официальные профсоюзы.

Последнее достаточно понятно. Французские профсоюзы давно известны своим конформизмом. Они добиваются от властей каких-то минимальных уступок и уходят со сцены, а их члены с улицы. Верные себе профсоюзы на каком-то этапе подключились к протестам, но после того как их лидеры поняли, что возглавить их не получится, потеряли к выступлениям всякий интерес.

Это особенно интересно, так как распространено мнение, что на улицы французских городов вышел средний класс. На самом деле это не соответствует действительности. Большинство протестующих совсем не мелкие и средние собственники, а пролетариат небольших французских городов.
Бюджетная экономия ударила по ним больнее всего. Сокращение социальной инфраструктуры заставляет их за медицинскими услугами, с детьми в школу ездить в соседние городки. Для них автомобиль не роскошь, а средство для жизни и работы.

Вот почему их так возмутил экологический налог на бензин и дизельное топливо, хотя само по себе повышение стоимости горючего было практически незаметным.
Отсюда две особенности протестов желтых жилетов. Во-первых, они происходят только в выходные дни, так как в будни их участники работают. Во-вторых, хотя массовые протесты происходят в основном в больших городах и в Париже прежде всего, жители мегаполисов в них участвуют в относительно небольшом количестве.

Опросы показывают, что поддержка протестов быстро падает от небольших городов до столицы.

Во французской прессе широко распространена фотография, на которой запечатлен протестующий со стихотворным лозунгом — «Ни Ле Пен, ни Макрона, ни отечества, ни господина!».

Отсюда безлидерный протест, который с течением относительно небольшого времени превратил массовые выходы на улицы из силы в слабость. Хорошо бродить по парижским улицам и даже заниматься поджогами и откровенным мародерством. Никто же из протестующих не подумал о колоссальном ущербе экономике и финансам, которые придется покрывать, в том числе и за их счет.

Далее, группы протестующих разобщены и не очень понятно с кем и о чем разговаривать и потом договариваться. Можно сколько угодно выходить на улицы, но для того, чтобы даже попытаться свергнуть непопулярную власть необходимо сформулировать такую цель и наметить необходимые средства, мобилизовать соответствующие ресурсы.

С другой стороны, часть протестующих может с властью договориться, так как у них нет перед другими группами никаких обязательств и это никак не предательство, а достижение поставленных результатов, пусть и локального свойства. Тогда движение начнет фрагментироваться, что уже происходит, и угасать.

Да и как они между собой могут договориться, если в движении участвуют идеологические антиподы от радикальных правых сторонников Марин Ле Пен из «Национального фронта» до крайне левых приверженцев бывшего кандидата в президенты, лидера партии «Непокоренная Франция» Жан-Люка Меланшона. Между ними огромное количество тех, кто не приемлет как тех, так и других. Все это обуславливает политическую слабость движения желтых жилетов, которое постепенно вырождается в обыкновенный бунт. Не такой беспощадный как русский, но достаточно бессмысленный.

Сейчас политики пытаются использовать общественные настроения для подготовки к выборам в европейский парламент в мае. Пока растет поддержка Марин Ле Пен и ее «Национального фронта». Возможно, что на этой волне ей удастся увеличить свое представительство в парламенте в Страсбурге. Однако, как показывает французский опыт, навряд ли это получится конвертировать в успех на президентских выборах. На них самыми весомыми будут голоса жителей больших городов, а они за радикалов практически никогда не голосуют. Более того, успехи Ле Пен могут консолидировать ее противников, и они проголосуют за кого угодно, но только не за нее.

Такова французская действительность и напрасно в Москве так радуются внутренним проблемам Макрона. Он оказался совсем не робкого десятка и готов положить свое политическое будущее на успехи реформ. Вдруг они дадут результат еще до следующих выборов, и тогда Москве с Парижем будет очень непросто.

Источник

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here