На что решатся в Кремле ради победы Путина в Четвертой мировой

Ближайшие месяцы будут драматичными не только для США. В Москве наконец поймут, что пошел окончательный отсчет времени пребывания Трампа в Белом доме.

Работу будущих историков (и Гаагского трибунала) инициаторы Четвертой мировой войны как реванша за проигранную ими Третью (холодную) облегчили, собственноручно выбив дату ее начала (20 февраля 2014 года) на выпущенных ими медальках “За взятие Крыма”. Все эти четыре с половиной года замысел войны, развязанной путинским режимом против ненавистного ему Запада и прежде всего США, не изменялся: уступая противнику во всем (экономически, на всех уровнях потенциальной военной эскалации конфликта), навязать ему психологический поединок и заставить его уступить и капитулировать, шантажируя перспективой гибели от ядерных ударов миллионов людей, своих и чужих граждан. Как сказал российский президент, “Пускай попробует кто-то из числа [украинских] военнослужащих стрелять в своих людей… за которыми мы будем стоять… не впереди, а сзади… Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей. И я посмотрю на тех, кто отдаст такой приказ на Украине”.

Замысел этот созрел осенью 2013 года, когда Барак Обама перечеркнул в Сирии все свои “красные линии” после трюка Путина и Башара Асада с “химическим разоружением”. Мировая общественность в лице журнала “Форбс” короновала тогда Путина, справедливо отметив, что “Обама дал слабину, в то время как Путин на международной арене действует решительно”. Сделка Лаврова – Керри о “химическом разоружении Сирии” стала Мюнхеном грядущей Четвертой мировой войны.

Следует объективно оценивать роль Обамы. На нем и на Джоне Керри, главе Государственного департамента, лежит громадная ответственность за трагическую судьбу Сирии. Но в 2014 году на пике кремлевской эйфории “Русского мира” и реальной угрозы расширения агрессии на Прибалтику он выполнил тот необходимый набор действий, который в подобной ситуации требуется от президента США и лидера свободного мира. Сентябрьский саммит НАТО в Уэльсе подтвердил незыблемые союзнические гарантии всем участникам альянса и принял решение о создании объединенной оперативной группы повышенной готовности на случай нападения России на кого-то из них. А накануне Обама посетил Таллин с государственным визитом, где произнес именно те слова, которые от него ждали в Балтии: “Защита Таллина, Риги и Вильнюса не менее важна для нас, чем защита Берлина, Парижа и Лондона. Вы уже однажды потеряли свою независимость. С НАТО вы больше никогда ее не потеряете”.

Варшавский саммит НАТО 2016 года предпринял дальнейшие шаги в том же направлении, увеличив постоянное присутствие войск альянса на территории прибалтийских стран и Польши и согласовав планы переброски крупных подразделений в случае необходимости. Казалось бы, Запад закрыл заданный ему вопрос “Готовы ли вы умереть за Нарву?”, переадресовав его обратно в Кремль. Hо так явно не думали ветераны советских и российских спецслужб. И среди них один бывший майор дрезденской резидентуры. Наверное, ветераны спецслужб – особенно бывший майор – знали нечто большее, чем просто протоколы натовских саммитов. …Шел август 2016, предвыборная президентская кампания в США была в разгаре. Съезд Республиканской партии готовился триумфально короновать своего кандидата. Глава его штаба, респектабельный джентльмен в очень дорогом пиджаке, старательно зачищал в проекте партийной программы все формулировки о поддержке Украины в ее противостоянии российской агрессии. Он еще не догадывался, что через два года получит длительный срок в американской тюрьме.

Не будем его пока беспокоить и вернемся к основной теме нашего повествования – задуманному Кремлем сценарию Четвертой мировой войны. Успех в этой войнe, своего рода знамя Победы над рейхстагом – это обрушение 5-й статьи Устава НАТO, отказ стран НАТО выполнить свои обязательства по коллективной обороне страны – жертвы агрессии. Такой отказ стал бы событием эпохального исторического значения: он будет означать конец НАТО, конец США как мировой державы и гаранта безопасности Запада, а также полное политическое доминирование путинской России не только в ареале “Русского мира”, но и на всем европейском континенте.

Для обрушения 5-й статьи достаточно переформатировать в нужном ключе сознание всего нескольких человек. А точнее, всего одного человека – президента США. Ecли эта цель достигнута, то все материальные факторы военной мощи США (огромный военный бюджет, ядерные арсеналы, авианосцы, самолеты-невидимки, горы самого совершенного в мире конвенционального оружия) теряют всякий смысл.

Как этот отказ примерно может выглядеть, продемонстрировал еще во время избирательной кампании внешнеполитический гуру кандидата в президенты Дональда Трампа бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич, назвавший Эстонию “пригородом Санкт-Петербурга, ради которого он не готов идти на ядерную войну с Россией”. Интересно, кто вложил в уста Гингрича и соответственно уши Трампа столь искусную формулировку, органично включающую в себя элементы кремлевского ядерного шантажа? Кстати, в свое время Гингрич был горячим сторонником вступления в НАТО прибалтийских стран, еще не обладая, видимо, столь глубокими познаниями относительно их географии.

Так или иначе, операция “Трампнаш” стала составной частью Четвертой мировой войны, более того – магистральным ее направлением, сулившим верный успех. Попробуем оценить ее результаты на сегодняшний день. Они крайне противоречивы. Операция полностью провалилась во всех ее аспектах, кроме единственного, но чрезвычайно важного для Кремля.

И нескрываемое торжество внука Молотова, прервавшего заседание Государственной думы сообщением о победе Трампа, и последовавшее праздничное распитие депутатами российского парламента шампанского имели под собой немалые основания. Пост президента США через два месяца готовился занять человек, набор внешнеполитических представлений которого идеально соответствовал пожеланием Кремля. Президент США действительно весьма влиятельный чиновник. Но США – развитая демократия с многоуровневой системой сдержек и противовесов. Республиканцам принадлежит большинство в Конгрессе, но значительная часть республиканских конгрессменов категорически выступает против путинофильских фантазий Трампа, хотя они пока готовы поддерживать его по многим другим вопросам.

Ну а столь единодушная антикремлевская позиция демократов во многом объясняется внутриполитическими соображениями. Главный враг для них – Трамп, а не Путин. Ho странная путинофилия Трампа – это его уязвимое место, и они сознательно и беспощадно бьют прямо в солнечное сплетение. В результате в отношении к путинской России сложилась консолидированная позиция американского истеблишмента, и Трамп ничего не может с ней поделать. Конгресс принимает почти единогласно один жесточайший пакет санкций против Кремля за другим. Такие же настроения господствуют не только в Конгрессе, но и внутри трамповской администрации.

Но есть одна очень важная для планов Москвы сфера, в которой просто слова президента США, независимо от позиции других американских деятелей или институтов, немедленно становятся важнейшим военно-политическим фактором. Это личное отношение президента США к НАТО и к статье 5-й ее устава. Для прибалтийских стран гарантии НАТО в практическом смысле – это гарантии США. А гарантии США – это гарантии президента США. Только президент может отдать приказ об использовании военной силы США для отражения агрессии против страны – члена НАТО. И ни Конгресс, ни кабинет, ни истеблишмент не смогут заставить его действовать, если он по каким-то причинам предпочтет бездействовать. Ну, может быть, потом его подвергнут импичменту за невыполнение обязанностей главы государства, но пара стран НАТО к этому времени уже будет оккупирована.

Военная поддержка Запада в отражении возможной российской агрессии гарантируется с 2003 года государствам Балтии де-факто одним человеком. Когда-то его звали Джордж Буш, потом Барак Обама. Сегодня его зовут Дональд Трамп, и вот уже более двух лет он делает все, чтобы доверие к этой гарантии подорвать. “Устаревшее НАТО” и “Эстония как пригород Санкт-Петербурга” задали тон антинатовскому драйву Трампа еще во время избирательной кампании. Как действующий президент, он ни разу не выжал из себя слов о своей приверженности 5-й статье устава НАТО. Зато десятки раз угрожал, что при определенных обстоятельствах он не будет выполнять свои союзнические обязательства. Для этого даже выдумал миф (возможно, в силу своей безграмотности и поверил в него) o некоем “бюджете НАТО”, в который якобы недоплачивают американские союзники. В действительности нет никакого “бюджета НАТО”, а есть доли военных расходов государственных бюджетов стран-участниц, которые еще задолго до Трампа все они договорились увеличить. И график этого увеличения выполняют. Ho это неважно для Трампа; главное для него – неустанно подрывать психологически и политически гарантии безопасности новым странам НАТО.

И не имеет значения, занимается ли Трамп этим по собственному “разумению” или по настойчивым рекомендациям. Апофеозом его предательского по отношению к союзникам по НАТО поведения стало скандальное интервью, данное придворному журналисту Такеру Карлсону на третий день после исторической встречи с Путиным в Хельсинки. Уж не на ней ли Трамп проникся мыслями об “агрессивных черногорцах”, которые обязательно втянут НАТО в мировую войну?

Это интервью вызвало шок уже не только у восточных, но у всех европейских союзников США по НАТО. Ответственные политики в ФРГ впервые серьезно заговорили о возможности обретения страной ядерного оружия. В качестве другого варианта рассматривается общеевропейский (англо-французский) потенциал сдерживания с германским участием в его финансировании. В Европе поняли, что при таком президенте США никаких американских гарантий безопасности не существует. А в Москве убедились, что более удобного для них человека в Белом доме на случай похода “вежливых зеленых человечков” в Прибалтику не будет никогда.

Провальным днем для операции “Трампнаш” стало 15 июля 2018 года. На сцене в Хельсинки перед городом и миром предстали два человека – один очень маленький и один очень большой. Это была иллюстрация из учебника по психопатологии личностного общения. Ни у кого из миллионов телезрителей не возникло сомнений, кто доминантный самец в этой паре и кто находится в глубочайшей психологической зависимости oт другого. Это был день позора Америки и день политической смерти Дональда Трампа. Жизнь после смерти продлится еще несколько месяцев после 6 ноября, необходимых для технического оформления импичмента новым составом Конгресса. Эти месяцы будут очень драматическими не только для США. В Москве наконец поймут, что пошел окончательный отсчет времени пребывания запутавшегося в проблемах Трампа в Белом доме. Вместе с ним навсегда уйдет и такой желанный шанс “победы” в Четвертой мировой войне. На какие действия могут в такой момент решиться в кремлевском бункере?

Источник

Загрузка...