Идеологически российская оппозиция не отличается от власти

В России уже не существует конструктивной оппозиции режиму, а революции лишь дают гипотетическую возможность народу выдвинуть ту силу, которая могла бы продвинуть государство и нацию на следующую ступень развития.

На фоне начала предвыборной борьбы в России, где с 2000 года правит режим Президента Путина, известный в мире как “постсоветская клептократия”, митингов, собирающих тысячи протестующих и волнений молодежи и так называемого “креативного класса”, который Путин и его окружение неприязненно окрестило “креаклами”, российская либеральная интеллигенция и Западное общество широко обсуждает возможные сценарии смены власти и последующие за этим изменения во внешней и внутренней политике России.

Это конечно же надежды на про-Западный вектор развития, демократию, гласность, открытое общество, прекращение политики агрессии, пренебрежения к международному праву, тотального воровства правящей верхушки и конечно (о мечта 21 столетия!) возвращения Украине Крыма. Однако анализируя состояние дел в России, могу с полной уверенностью сказать, что ничего этого не будет.

Прежде всего, в России уже более 20 лет не существует конструктивной оппозиции режиму. Революции никогда не бывают продуктивными – они лишь дают гипотетическую возможность народу выдвинуть ту силу, которая могла бы продвинуть государство и нацию на следующую ступень развития.

Но если такой силы в стране нет, то народу не из чего выбирать. Тогда революция приводит к деградации и отскоку государства и нации не вверх, а вниз. Конечно, возможны фокусы с “внешним управлением”, когда некие представители “высшего разума” (более развитого общества) стараются продвинуть его вперед. Этот вариант прекрасно проанализировали фантасты Стругацкие в цикле романов о “прогрессорах”. В романе “Трудно быть богом” мы видим уверенность авторов в полном крахе таких попыток.

Впрочем, для того чтобы разувериться в такой возможности не нужны фантасты – перед глазами опыт Украины, которая, к сожалению, как раз демонстрирует эту проблему: революция в отстутсвие силы, готовой ее подхватить и двигать страну вперед, приводит к откату страны назад во всех сферах – от экономики до морали.

Итак, в России нет силы, которая готова вести общество вперед. Есть лишь силы, готовые поучаствовать в революциях – этих сил довольно много, что не удивительно, учитывая накопившиеся в стране противоречия. Но совершенно очевидно, что это силы деструктивные, которые не будут готовы строить – они готовы только разрушать. Что предлагают основные политические оппонены Путина? Коммунисты предлагают вернуться в СССР и снова стать “социалистическим раем” – это уже не смешно, хотя тоже находит в России своих сторонников. Можно ли ожидать от режима “обновленного СССР” всех тех благих преобразований, которые мы перечислили выше? Конечно нет.

Коммунисты готовы лишь взять в свои руки власть и перераспределить вновь уже изрядно потрепанные и оскудевшие ботатства далекого прошлого. Националисты и нацисты предлагают “вернуть страну русскому народу”. Но это политическая, а не экономическая задача. В России как раз нет проблем с притеснением русских как нации, нет проблем отсутствия демократических норм для русского народа. Цель националистов и нацистов – та же, что и коммунистов: перераспределение остатков ценностей и снова разрушение, ведь революций без разрушения не бывает.

Либералы – призывают к демократизации и либерализации общества и снова к перераспределению национальных богатств. По их мнению – Ходорковский, Березовский, Прохоров и прочие “прихватизаторы” – это оплот экономики и если отдать им в руки еще и власть, то в России наступит всеобщее благоденствие.

Но это ошибка: снова революции, свержение старой власти, приход к власти тех кто снова будет делить жалкие остатки полуразрушенной имперской экономики, не говоря уже о том, что взгляды у этих пиратов от бизнеса похлеще путинских, включая туда “Крым – не бутерброд”, “Запад должен” и так далее. Других заметных политических сил в России практически нет, не считая провластные клепто-партии, созданные для видимости демократии и совместной распилки бюджетов, вроде ЛДПР.

Итак, если “призрак революции” и ходит по России, как некогда по Европе, то нет ни одной конструктивной силы, которая могла бы повести народ вперед, а не заняться перераспределением остатков пирога в ее результате.

Как мы видим на примере Украины, власть никогда просто так не сдается и революции отбрасывают страну в экономическом плане на уровень 10, а то и 25 летней давности. Кто будет возвращать страну к жизни? В нынешней ситуации – никто… Пойти на поводу у тех, кто считает что надо сперва “весь мир насильЕМ мы разрушим до основанья…” и только потом “…а затем…” – это значит наступить снова на любимые грабли и народ не пойдет за этим, потому что, несмотря на пренебрежительное презрение либералов, народ не так уж глуп и наступать на грабли не любит.

Тем не менее “призрак революции” в России вполне реален и объективен. В результате резкого снижения цен на нефть, бюджет основательно пустеет.

Аппетит людей, рвавшихся к власти именно для того чтобы пилить нефтяные богатства, не уменьшился, а расходы – лишь увеличились: за жирные и сытые годы люди привыкли к высокому уровню жизни, к совковому принципу “и так сойдет”, к тому что менять ничего не надо – все и так хорошо.

Власть за это время приспособилась к тому чтобы ограничить рамками аппетиты властных воров, отстранить от кормушки криминал, переведя его на нелегальное положение и таким образом обеспечить у народа ощущение защищенности и сытости. Теперь вся эта система терпит крах. Огромное количество чиновников, которые были трудоустроены за счет нефтяных денег, дожирает последние остатки запасов. Армия, кстати честно выполняющая свои функции, требует все больше и больше денег. Население теряет кредитоспособность, что бьет по банкам и торговле. В таких условиях ленинский принцип “власть не может управлять по старому”, как одна из главных составляющих революционной ситуации – уже налицо. Вторая половина ленинского принципа двух составляющих – “народ не может жить по старому” – пока отсутствует, но стремительно надвигается.

С уменьшением доходов населения, уменьшаются возможности низших слоев общества, средний класс постепенно мельчает и переходит в “полупролетариев”, а низший класс вообще деградирует в люмпенов (ленинский принцип “пауперизации”).

В 2019 году предположительно будут проедены Фонды, оставленные на черный день еще Кудриным. Пенсионный фонд проеден уже сегодня. Ухудшение материального положения россиян в последующие 10 лет может вполне реально привести к созданию второй половины революционной ситуации, а в условиях отсутствия нормальной ведущей силы общества, революция приведет к новой деградации и возможно к еще худшему и еще более закрытому и жестокому, чем путинский, режиму.

В таких условиях охота за “призраком революции” которую ведут сегодня либералы, может окончится как раз их тотальным уничтожением в результате русского бунта, который, как известно от классиков, обычно бессмысленный и беспощадный.

Власть тоже прекрасно все это понимает. Путину и его окружению не нужны бунты, он не хочет доводить до революции. Путин заинтересован в смене курса, но кто готов предложить ему союзнические отношения?

Либералы требуют его ухода потому что дескать “хватит править – два срока и на пенсию”. Но было бы очень глупо предположить, что он готов добровольно отдать власть. То есть снова – “призрак революции” с описанными выше последствиями.

Коммунисты – готовы с ним войти в союз, но их требования приведут к еще более тяжким последствиям для экономики, а значит снова – “призрак”.

Националисты и нацисты пока вполне Путина устраивают, но только как попутчики – они мешают интеграции России в мир, а это значит, что сотрудничество с ними снова приведет к тому самому “призраку”.

Таким образом и получается, что у Путина нет союзников для модернизации страны и ликвидации революционной ситуации. В России отсутствует главное – эволюционная сила. Сила, чьи принципы, программа и действия были бы направлены на развитие, а не на разрушение.

Таким образом, особенностью национальной охоты в России является охота к разрушению, а не к строительству, к мгновенным и разрушительным потрясениям, но не к кропотливым и планомерным преобразованиям. Охота за призраком революции, а не охота за развитием и прогрессом.