Все проекты, которые подразумевают вывод на улицу миллионов людей, оказываются неэффективными

Абсолютно все абсолютно проекты в стиле “вывести на улицу миллионы” не работают, даже если, каким-то образом, и удается сагитировать такое количество народа то эффект всего этого действа не будет хоть сколь нибудь стойким, и он не будет эффективным.

В многочисленных обсуждениях и переливаниях из пустого в порожнее я постоянно натыкаюсь на один и тот-же вопрос, “как объединить людей?”.

Причем звучит он и от сторонников всиляких революций и протестов, “двления на владу” и.т.д. И от “строителей нового общества”, будь то еврогламуры с кольцами в носу и лицензированием котов на поебаться, “обобществлением” чего нибудь и прочими гримасами социализма, или от национально-озабоченных товарисчей, особенно от черезмерно озабоченных. И от “крепких державников” что неустанно призывают “сплотиться вокруг любимого вождя” и тогда мол станет хорошо. Всех этот вопрос очень волнует, и даже более того, им видится необходимым предусловием вообще чего нибудь хорошего, или хоть “недопущения плохого”.

И пошуки трывають, ищут “национальную идею” или же напротив “институциональный механизм”, конституанты всякие там или святой бюджет который кормит, величье нации или благотворные Карго-примеры, очередных харизматических вождей или вообще “руководящую и направляющую силу”.

Короче все шукають серебрянную пулю. Но не находят. И стоит заметить что дела с “объединением” идут у нас весьма хреново. И слава богу, как я думаю. Ибо с такими настроениями если оно у них даже получится – то все станет еще хуже, и намного хуже. И дело круто повернет в сторону того или иного тоталитаризма, просто без вариантов. Почему? Да потому что сам процесс “объединения” им видится довольно специфично, через призму прошлого нашего исторического и даже идеологического опыта.

И да, я могу вспомнить и “пролетарии всех стран – объединяйтесь”, которым целые поколения советских людей себе жопу подтирали ввиду дефицита буржуазных пипифаксов, и “если бы парни всей земли” и прочее “все как один люди доброй воли”. Все это аж нифига не новый тезис, и его придумали уже очень давно. И мы даже видели чем это заканчивается, притом заканчивается весьма стабильно. И даже не только в СССР, все те же самые идеи “объединения” лежали ведь и в основе идеологии солидаризма, которую взял на вооружение Бенито Муссолини, и по итогу мы получили что? Фашизм. Ага, фашизм придумали совсем не немцы. Немцы придумали нацизм, когда Гитлер идеи Муссолини того усовершенствовал изрядно, но идея “объединения” там никуда не делась, а лишь усугубилась.

Но по итогу что мы видим? Что везде и всюду где “дело объединения” продвигалось достаточно успешно (и далеко) мы получали тот или иной тоталитаризм и весьма замтные насилия эксцессы. Неизбежно. И то “объединение” всегда и неизбежно олицетворялось и символизировалось каким нибудь “вождем”. И вождь тот по итогу был “непогрешим”, именно ведь потому что “олицетворял”, а миллионы леммингов (объединенных) не могут ошибаться как известно, непогрешимость – прямое следствие “олицетворения”, и вполне достаточная предпосылка для эксцессов.

Ведь если уж случилось там “объединение” которое как само по себе провозглашено ценностью и целью (общественной), то все кто “недостаточно объединился” немедленно становятся врагами. Врагами народа, врагами нации, врагами государства, врагами “великого дела” например мировой революции и.т.д. И это означает эскалацию конфликта, и соответственно – репрессии. Все просто как шоколад и неотвратимо как кирпич.

Это порочная идеология, но для того чтоб осознать ее порочность (и избегнуть, или даже преодолеть) следует понять ее фундаменты. Зачем и почему вообще она появилась и каковы возможные альтернативы? Идея не нова (еще раз повторю), все это бывало и в Древнем Риме, где народ объединялся вокруг величия империи и заодно – божественного Цезаря, что по итогу символизировалось конем в Сенате. И точно так-же все люди доброй воли объединялись например вокруг матери ихней, святой католической церкви, и вооружившись всякими железками в едином порыве отправлялись за моря резать глотки неверным или прямо у себя под домом тащить на костер еретиков, заодно присваивая их имущество, и так объединившись вокруг идеи равенства и братства – рубили головы налево и направо великие французские революционеры.

Так было много раз, на протяжении тысячелетий, и еще ни разу ничем хорошим оно не закончилось. Ни разу.
Но с другой стороны нам могут возразить что “все хорошее” что вообще есть в мире и цивилизации то все “плоды объединения”, от пирамид что радуют туристов и сегодня, до порки кнутом за жевачку в бананово-лимонном Сингапуре.

Что без “объединения” нельзя творить великие свершения и что разнообразные формы совместной деятельности гораздо эффективней чем пучины индивидуализма, а в ряде случаев и вовсе не имеют никакой альтернативы. И потому “процесс объединения” есть просто неизбежным и “исторически предопределен”, и потому мы за ценой не постоим, и дело только в средствах которыми тот результат может быть достинут как можно легче и быстрее. Будь то “государственное принуждение” или “идеологическая накачка” до промывания мозгов, сугубо шкурный интерес в виде популизма и “общего корыта” которое куда полнее чем другие, а то и попросту лоботомия, или технологические вундервафли от “большого брата” до прочего там чипования пересичных борцов. И это популярные идеи и тезисы, с которыми приходится считаться, как минимум в следствии их популярности.

Как и во всякой демагоии тут ларчик просто открывается. Тут есть типический прием, подмена тезиса. Ибо начиная разговор о “средствах и методах объединения” мы напрочь забываем о самой сути процесса. О том что такое то “объединение” и какое оно. Ибо оно таки бывает сильно разным. На самом деле. Если вкратце то оно бывает “сознательным” и “несознательным”, и это нужно четко разделять. Ибо эта тонкая разница очень сильно влияет и на допустимые (и эффективные) те “методы и средства”. Получается что под термином “объединение” у нас скрывается два (как минимум) совсем разных процесса и явления, весьма различных по сути своей, вернее даже прямо противоположных. И именно это создает платформу для той самой демагогии, и далее – для упомянутых эксцессов. Следует вскрыть этот корень.

Итак, что такое есть “объединение” и на самом деле – зачем? Начнем с карго-коллективистов, в их понимании “объединение” есть источником ресурса, который можно употребить на некое “благое дело”. С одной стороны, с другой стороны оно есть неким источником легитимности, некоего статуса и прав, которые есть кстати основанием для применения насилия. Легитимизирует это насилие. И снова таки “ради благого дела”. Они воспринимают это все как инструменты к изменению окружающей действительности, и раз оно есть инструмент – то этот иструмент во первых должен быть максимально управляем, а во вторых – находиться в неких очень достойных руках. И тут мы с неизбежностью приходим к тоталитарному сценарию, тоталитарной самой сущности подобного “объединения”.

Но есть и альтернативный взгляд на процесс “объединения”. Когда двое и трое собрались во имя… То есть несколько (более или менее) людей объединяются для достижения какой-то цели. Которая каждому из них нужна, и он ради того кстати – согласен на некие жертвы. Что крайне важный тут кстати аспект. Человек хочет построить дом, он нанимает строителей и готов им платить деньги (жертва). Люди готовы отдать тот самый труд (жертва) ради достижения цели (деньги), и тут мы видим что даже цели тут могут вовсе не совпадать, как равно и “вклад”, та самая жертва. Что впрочем никак не мешает “совместности усилий”. И это тоже форма объединения на самом деле, классическая кстати его форма, договор. Карго-коллективисты подобное за “объединение” и вовсе не считают, и даже критикуют всячески. Главным образом за “недостаточный масштаб”, за очевидное неравенство сторон (ибо там есть разница и в целях, и во “вкладе”) и за потенциальные конфликты интересов, мол наниматель будет жутко эксплуатировать что плохо. Хотя возможен и обратный вариант, когда дискриминируется уже наниматель (покупатель) за счет например монопольного положния поставщика (условий профсоюза, например).

Та критика имеет основания, но тут что интересно? Что в исполнении самих “коллективистов” там получается все то же самое, но только еще хуже. Там тоже есть дискриминация и эксплуатация и кстати есть конфликты интересов. Ибо некие люди что управляют “плодами объединения” имеют совершенно иные возможности чем те кто “приносят жертвы”. И они используют эти возможности нередко вполне эгоистичским способом.

С другой стороны “возложение тягот” там происходит не по согласию персональному, а “волей свыше”, и эта воля тоже возлагает ведь не “поровну”, а “справедливо”. Ибо возможности у всех разные, и соответственно способность те тяготы нести. И там нет “равенства” а есть как раз дискриминация, но дискриминация некоей “благонамеренной волей”. Так например налоги то возлагаются на всех разные, и прочая там регуляция, и тот кто стоит у мартена трудится совсем не так как тот кто протирает в офисе штаны. Тут ничего не изменилось по сути, кроме ирационализации мотивов и мотиваций, теперь “объединившимся” просто предлагается верить что “рулевые обоза” то все употребят строго во благо, при этом еще и непонятно во чье именно благо.

То есть изначальные тезисы той “критики”, как то неравенство и внутренние конфликты интерсов отнюдь тут не преодолеваются, но лишь усугубляются. И если я могу (допустим) поверить в бескорыстного и благонамеренного чиновника и бюрократа, то почему я не могу поверить точно так-же в не менее благонамеренного и бескорыстного продавца, работника или нанимателя? Не вижу тут ни одного аргумента вообще. И даже более того, если работников, работодателей, покупателей и продавцов я еще могу себе выбирать на собственный свой вкус и разумение, то вот с чиновником и уж тем более “вождем” там все куда сложнее.

Да, в теории есть демократия и “можно выбирать”, но на практике выбрать гораздо проще на базаре, чем на каких нибудь парламентских выборах. Ибо и выбор шире, и предлагаемый товар вполне можно пощупать и попробовать, тогда как демократия – всегда нам прдлагает покупать кота в мешке. Тут тоже демагогия имеет место и подмена терминов. Критика “дикого рынка” со стороны господ коллективистов по меньшей мере несостоятельна, и более того – спекулятивна. Спекулятивна она именно потому что иррационализация мотиваций субъектов там есть краеугольный камень, а демагогия (и вообще обман) есть прекрасным (если не единственным) способом той иррационализации.

Однако есть нюансы, говоря о политическом устройстве и многих прочих институтах общества мы видим что они построены совсем не на принципах рынка и не на банальных сделках в качестве “метода объединения”. Там зачастую совсем другие механизмы. И есть тому причины, и те причины стоит осознать.

Причины эти существуют, хотя карго-коллективисты склонны обходить их гробовым молчанием, именно из побуждений демагогических. Просто “свободный договор” между произвольными субъектами имеет важный недостаток, достаточно низкую массовость. То есть там возможно два участника, 10 уже сложнее, а тысячи и сотни тысяч – это уже почти нереально. Ибо очень трудоемким там будет достижение консенсуса между всеми участниками договора, и не просто трудоемким а скорее даже невозможным. Чисто даже технически. Это объективное препятствие. И потому возникли “иные формы договора”, как например – оферта.

Даже в большом магазине продавец физически не может торговаться за цену с каждым покупателем, и потому он просто делает оферту, пишет ту цену на ценнике. И покупатель ту оферту акцептирует (или не акцептирует) тем или иным путем. Снова таки, совсем не новый метод, давно и повсеместно применяемый, и именно таким путем возникли “инклюзивные институции” о которых сегодня модно рассуждать.

Сфера применения такого механизма гораздо шире чем просто торговля. Такие сферы как например страхование или банковское дело и вовсе были бы невозможны без применения той самой оферты. И даже более того, без механизма “неявного акцепта”.

Если вы получаете от кого-то например чек, то вы рассчитываете что банк вам по нему выплатит. Почему? Потому что такова его оферта. Хотя при этом вы ведь ни о чем не договаривались с тем банком, и ничего ему не акцептировали. “Неявный акцепт” происходит тогда когда вы принимаете чек, но сам банк (тот кто выдал оферту) в этом процессе не участвует и даже о том не знает, пока вы этот чек ему не принесете. А вы скорей всего даже не принесете, а его учтете в своем банке, и дальше уже банки будут между собою разбираться, и это уже через третьи руки. Или имея дело с стрхованием ответственности чьей-то ты сам (или уже твоя страховая) хочет таки рассчитывать что там будет выплата без соблюдения каких-то уж совсем экзотических ритуалов о которых ты можешь даже не знать.

И тут на сцене появляется совершенно новый аспект, аспект вот как раз равенства. То есть эта самая “оферта” она для всех ведь одинаковая, что ее побочное, но немаловажное свойство. И если ты к примеру покупаешь у Васи по 5, то твой сосед (и конкурент) не сможет (как правило) покупать по 3. Что может быть предельно важно в плане конкуренции. И если все банки не берут платы за обналичивание чека, или берут какой-то одинаковый процент, то ты не столкнешься с ситуацией когда принявот кого-то чек в оплату ты будешь вынужден заплатить (неожиданно) “его банку” например процентов 70 комиссии.

Что будет для тебя уже обидно. То есть те оферты все должны быть “примерно одинаковы” хотя бы в тех местах где это важно для “неявного аксепта” третьими лицами. И так собственно образуется “обычай”, который наряду с договором считается одним из источников права. Он появляется в виде “общепринятой оферты” которая в свою очередь есть обобщением практики договоров. И уже в свою очередь “обычай” может быть формализирован уже в виде закона, а за законом могут воспоследовать и меры принуждения, хотя даже еще “обычай” таких мер вовсе не исключает. Ну это глубокая этимология явлений тех и терминов, а мы пока вернемся к сути.

Суть в том что и обычай (а затем – возможно закон), и всилякие те “инклюзивные институции” они в своей основе несут некий обычай и по сути – ту самую оферту. Я тут хочу заметить что пока тут нет ни “государства” ни даже “объединения”, все это может быть (и есть на самом деле) средством “объединения усилий” но вовсе не следствием его. И все оно по прежнему служит средством достижения неких индивидуальных целей.

Систему безналичных расчетов создали вовсе не для “удобства государства” и даже не для взымания налогов, а для удобства денежного обращения, и проведения каких-то вполне частных сделок. И вообще там “государства” были вовсе не при чем, придумали то все купцы венецианские (и прочие) что занимались международною торговлей. Как раз вот для того чтоб не только робингудам, но многочисленным веселым баронам и прочим “стражникам” меньше соблазну было просто дать кому-то мечом в лоб и себе присвоить мешок золота. Да, и даже такие там были мотивы.

Подобные формы объединения усилий (т.е. “коллективизации”) совсем не подразумевают ведь отказа от “рациональных мотиваций” и даже индивидуальных целей, это совсем не тот “карго-коллективизм” который “дело всенародное”. Хотя в таких формах эти явления уже приобретают масштаб вполне весомый, и соответственно “эффект масштаба” там вполне проявляется. Но появляется на сцене следующий тезис, что мол подобные большие (и сложные) системы уже никак не могут работать и существовать без “государственной опеки”, всилякого там регулирования и вообще принуждения.

Ибо там мол возможны эксцессы отдельных субъектов что захотят “отойти от правил” и тем самым получить дополнительную выгоду, и даже конкурентное преимущество. И снова этатисты атакують. Да, и тут есть здравое зерно. Однако и тут много демагогии. Следить за правил соблюдением и даже предоставлять некий арбитраж это отдельная задача, и она совсем не равнозначна УСТАНОВЛЕНИЮ тех правил. Это принципиально разное. И кстати уровень насилия необходимый для того “соблюдения” может быть абсолютно разным, и он таки сильно зависит от самих правил. Все сводится к насилию тому самому.

В принципе для выполнения ВЗАИМОВЫГОДНЫХ договоров вовсе не требуется никакое там особенное принуждение. Ибо все его стороны и так вполне заинтересованы в его выполнении. И то же самое касается кстати “обычаев” если они разумны и необременительны. И даже “законов” что есть тех обычаев просто формализацией. Проблемы начинаются тогда когда “договора” (включая и оферты) взаимовыгодными быть перестают, а те законы и обычаи становятся трудноисполнимыми, слишком обременительными. Вот тогда да, тогда фактор принуждения, насилия и прочей там угрозы становится предельно важным. И именно для легитимизации того насилия (и изыскания потребных для него ресурсов) и требуется карго-коллективистам “объединение в едином порыве”. Все сводится к насилию, и кстати – к преодолению тех самых рациональных мотиваций. В возможности “согнуть через колено”. Но зачем?

Затем что мол народ темен и глуп и пользы своей не понимает, а мы мол знаем как на самом деле нужно, и сделаем всем клево. Через колено, “преодолев сопротивление косного общества”. Вот для чего нужно “объединение в едином порыве”, и кстати – иррационализация, как важнейший элемент. Но если то самое “общество” не способно осознать величия идеи, то как вы можете “гнуть через колено” вот именно именем его? Вот той самой “темной массы”? Парадокс. Его не раз пытались разрешить вводя различные симулякры типа “классового сознания” которое сильно отличается при том от сознания пересичного пролетария Васи, или там “воли нации” которая тоже с большим трудом просматривается у каждого конкретного носителя.

И прочих там немало было симулякров включая “благотворный европейский досвид”. Мол ты хочешь в Европу? Плати за газ как в Германии. Пастойте-подождите, а точно мне от этого станет “как в Европе”? А я вот что-то не уверен. Как я например не уверен что истребление евреев сильно поспособствовало величию германской нации. Там вместо величия получилась проигранная мировая война, 19 млн жертв (только у немцев) и принудительная демилитаризация, денацификация и по сути десуверенизация. Сомнительный немного результат. Что вполне типично для “всеобщего объединения”.

И тут нам следует взглянуть еще глубже в корень, что отличает разные типы и способы “объединения”, типа “хорошие” и “не очень хорошие”? Ну кроме результатов, которые таки заметно разные? А именно вот добровольность. То есть “объединения” те могут быть заметно разными, маленькими или большими, базироваться на индивидуальном договоре (формальном или неформальном), или на “открытом” (то есть оферте), или на обычае, или даже законе. Но ты можешь выбирать, вступать ли в тот договор или нет, принимать (или не принимать) оферту, и даже участвовать (или не участвовать) в неких правоотношениях регулируемых тем самым законом. Но есть таки выбор. Вот это вот и есть “инклюзивные институты”. И если этот выбор есть, и есть альтернатива, то крайне сложно навязать заведомо невыгодные условия. А если навязать не выйдет, то даже повода не будет принуждать к их выполнению, и к собственно насилию. А значит и к “объединению в едином порыве”, что то насилие легитимизирует и даст ресурсы для него. И это важный принцип.

Тут есть еще один вопрос, “гнуть или не гнуть”, и звучат аргументы что некоторые “дела благие” только через колено можно сделать. И тут же подкрепляются “примерами благотворными”. Это вопрос по сути философский и чуть ли не религиозный. Я на сей счет имею свое мнение, но я его высказывать не буду. Я попытаюсь тот вопрос и вовсе обойти, дабы не влезать в дебри и не осложнять общую картину.

Смотрите, Рузвельт в первой половине 20-го века весьма серьезно реформировал всю экономику США, и то можно вполне считать серьезным креном в сторону социализма. И результаты там не слишком однозначны, как минимум там было сделано ошибок, и кстати мин заложено замедленного действия, и многие из них взрываются прямо сейчас, почти через 100 лет. Но я даже не хочу того оценивать, я хочу обратить внимание что он не делал это “делом всенародным”. То было делом Рузвельта и его личным произволом (ну группы какой-то). Да, он использовал насилие, в.т.ч. государственное, но он не избегал ответственности. И Ли Кван Ю ваш пресловутый – был диктатором, и он ведь никогда не заявлял что получать ремнем по сраке есть вековой мечтою сингапурского народа.

Да оно не было ведь мечтой, и даже построение тех невыносимых гламуров и превращение в финансовую столицу региона например. Мечты там были куда проще, досыта пожрать и в идеале – завести корову. Коров в том Сингапуре с тех пор точно не стало больше. Между прочим. Он “сделал все по своему”, и это “свое видение” таки брутально навязал. Но он показал некий результат. Это был пусть и насильственно навязанный, но договор (общественный), баш на баш. Мне мол власть драть вас кнутом, я вам гламур невыносимый через 20 лет (ну или 30). И он то обещание сдержал. Так или иначе. Когда насилие “через колено” осуществляется “волей правителя” оно еще туда-сюда (вопрос религиозный, как я уже отметил) но если “волею народа” – то это сразу ахтунг. Это дословно означает что “рулевые” сразу с себя всякую ответственность за результат снимают, еще со старта. И это таки предпосылка веская к эксцессам. Да, Гитлер тоже был “вождем” как кстати и Сталин, но они оба оперировали “волей масс” тех или иных. Нюанс как раз вот про “объединение”.

Итоги кратко подводя, “правильное объединение” оно возможно лишь вокруг чего? Вокруг неких механизмов что позволят эффективно взаимодействовать. Объединение рабочего и его нанимателя происходит вообще вокруг станка. Станок есть у работодателя, но у него нет рук (и обычно – мозгов) что бы на нем работать самому.

Руки и мозги есть у рабочего, но нет станка. И это повод им объединиться, ибо они вместе могут сделать то чего не могут по отдельности. Гораздо более широкие группы людей объединяются вокруг неких принципов, обычаев и правил. Которые им позволяют эффективнее взаимодействовать.

И да, куча айтишников объединились вокруг всиляких RFC, и по итогу мы получили к примеру интернет, самую большую и сложную кстати систему на земле, что создана руками человека. Хотя еще ни один вообще айтишник, нигде и никогда не получал кнутом по жопе за нарушенье RFC (хотя по морде – некоторые выхвтывали, таки бывало), и там даже нет ни одного “карательного органа”. Там есть даже преступность, хакеры разные всякой степени опасности и зловредности, но хакеры эти те RFC как раз знают (и чтят) гораздо более всех прочих, даже когда используют в преступных целях.

И то же самое и с “благотворными примерами” которыми нас любят пичкать. На том “проклятом Западе” и до сих пор принято друг другу улыбаться даже без всякого повода, и это между прочим – обычай. И те обычаи у них даже становясь законами – им таки строить и жить помогают, и их “принятие”, лояльность и законопослушность имеет таки вполне рациональные мотивации. И даже пересичный украинец которого даже расстрелами никак ты не заствишь платить налоги или говно в пакеты за собакой убирать, он же стоит в посольство в очередь и платит безумных денег чтоб оказаться в том “концлагере”. Совсем не потому что его там будут “сильно принуждать”, а потому что им движут мотивации рациональные, он хочет и “обратную сторону медали”, те блага которые можно по итогу извлечь из этих самых механизмов. Баш на баш, все честно. Это сделка. И это таки “инклюзивная институция” если мы говорим о иммиграции, можно ехать, а можно не ехать.

Но предлагая “тут” кнут без пряника, и уж тм более не оставляя никаких альтернатив – мы добиваемся противоположных результатов. Мы навязываем со старта неыгодные условия и потому ни о каком сознательном присоединении (и соблюдении) тут речи быть не может, и потому преумножается насилие которое порождает издержки. Которые и делают “невыгодной” всю эту сделку, оптом. То есть по итогу просто невозможной. И всякие возможные вообще механизмы взаимодействия и собственно “объединения” у нас последовательно подавляются, именно для того что бы они не стали не дай бог конкурентом той самой “державе”, которая в качестве такого механизма ну просто КРАЙНЕ неконкурентоспособна. Вот именно в следствии того самого уровня насилия и порождаемых им издержек. И потому мы имеем как раз дезинтеграцию, разъединение того самого общества, это естественный результат карго-коллективизма.

И даже более того, понимая крайне низкую конкурентоспособность такого “объединения” карго-коллективисты используют аппарат насилия уже как инструмент перераспределения издержек. Уже не профита даже, а именно издержек. Заигрывая с теми или иными группами и обещая их “плющить меньше чем других”, добиваясь хоть от них некоторой лояльности. И потому тут “разделяй и властвуй” как основной принцип, и потому тут все ненавидят всех.

Пешеходы автомобилистов, автомобилисты – велосипедистов, пенсионеры – работающих, работающие – предпринимателей, предприниматели – олигархов а олигархи так и вовсе недавидят всех. Потому что там везде есть некие конфликты в которые государство (и прочие “вожди”) не преминули всунуть свое рыло, и в том конфликте “сделать кому-то хуже”.

Ибо “сделать лучше” они не могут, ну так хоть “хуже”, в погоне за симпатиями тех кому они сделали хуже где-то в другом месте. Но это не работает, и по итогу у нас рейтинги любой абсолютно власти падают в окресности нуля примерно года за 3. Вместе с крушением надежд, и новые кандидаты во власть лихорадочно ищут “объединительную идею”, вернее даже не идею, а лозунг. Что бы на нем заехать в ту самую власть и повторить судьбу предшественников.

И это фундаментальный порок всей политической, и даже идеологической нашей системы. Ибо продуктивное объединение возможно не на фоне лозунгов, и даже не ради “высоких целей”, а именно вокруг принципов и механизмов которые позволят этому “объединению” стать плодотворным. Все очень просто. И таких принципов в сущности совсем немного, и все они сводятся по сути к одному принципу, признанию за ДРУГИМИ членами объединения каких-то объективных интресов. Что есть предусловием любого взаимовыгодного договора, будь то он “частный”, “коллективный” или там “общественный”. И понимание того что по итогу те “признанные интересы” трансформируются в некие права, именно постредством того самого договора. И таки готовность договор тот соблюдать, то есть права те самые, и в связи с этим выполнять свои обязанности. Вот это путь к “объединению” которое может быть хоть немного плодотворным, а следовательно – стойким. А не попытки искать там односторонних выгод в ущерб “прочим участникам”, что приведет автоматически к утрате его взаимовыгодности и далее – работоспособности.

Из этого кстати следует что то “объединение” не может быть “всеобщим”, или даже “слишком широким”, ибо там просто не может быть уж слишком много “целей”, и тех самых “признаваемых интересов”. И потому мы кстати видим что “узкие объединения”, будь то “олигархический сговор” или “ментовская круговая порука” или там еще какая-то судебная корпоративная солидарность – они таки работают. И даже “гей-лоббизм”.

Да, далеко не всегда во благо общества, но работают. А вот “всенародные” всякие штуки – не работают, и обычно даже не успевают оформиться в хоть сколь нибудь работоспособную конструкцию. И это тоже следует учитывать господам вождям. Там все немножечко сложнее чем кажется. И потому все абсолютно проекты в стиле “вывести на улицу миллионы” не работают.

То есть если даже и вывести (каким-то образом) то эффект всего этого действа не будет хоть сколь нибудь стойким, и он не будет аж ниразу благотворным. Это не будет “объединением” а будет в лучшем случае – ситуативным использованием некоей коньюнктуры.

Вот потому и ни один Майдан по сути ничего не изменил, несмотря на всю прекрасность действа, и местами даже героизм. Не породил “объединения”, а даже те зачатки что там были – спешно и жестоко уничтожались их же вчерашними вождями. Ибо оно им не надо, им не надо конкурентов, они сами хотят быть единственной и неповторимой “точкой объединения”, на то они собственно и вожди. И они все такие, среди вот этих вот карго-коллективистов.