Возрождение репрессий и террора всегда происходит на фоне диктатуры и достижения “великих задач”

Ничто не ново под луной, как заявил нам классик. И в том числе – проблемы. В том числе – проблемы в жизни общества.

Пресловутая проблема “отцы и дети” повторяется неуклонно в каждом поколении уже не первую и не вторую тыщу лет, и каждый раз грозит нам апокалипсисом.

Но тем не менее те дети вырастая (вопреки всем очевидностям) становятся родителями и снова вступают на тот самый путь граблей, а за ними – их дети, и так без конца. Ну это например. Однако мы сейчас рассмотрим случай куда более частный, хотя и все еще достаточно общий.

Представим себе какой-нибуь 11 век. Когда какая-нибудь ведьма вполне могла наслать падеж на скот а то и даже мор на людей, нанеся огромный, и по сути своей неотвратимый ущерб деревне, и еще спасибо что не городу или стране. Ущерб который невозможно по сути ни предотвратить ни компенсировать. И это было ведь ужастно.

Это даже хуже чем современный терроризм, и вообще оба явления гораздо более похожи чем кажется на первый взгляд. Там были и другие трудности, ведь просто не существовало ни телефона, ни телеграфа ни радио. И небыло тогда ни дорог железных ни самолетов транспортных и даже бортовых грузовиков. Что это означало практически?

Практически это означало что если враг в какой-нибудь Бретани высадит десант, то гонец с донесением (если его даже вовремя отправить) доеедет до Парижу хорошо если через неделю. И если там король даже объявит немедленно мобилизацию, то соберет войска он очень не скоро, но даже когда соберет – та армия еще недели 2 будет тащиться на театр военных действий.

Теряя по ходу бойцов от “небоевых потерь” и кстати разоряя страну мародерством, та местность где прошла “своя” армия не многим будет отличаться от той где чужая прошла. Ибо просто не существовало никаких других путей ту армию просто даже кормить (включая лошадей) кроме как грабежами местных населений. Итого, если король тот “в силах тяжких” даже появится на месте событий, то будет поздно, врага уже и след простыл. Или напротив, враг уже будет стоять где нибудь под Парижем который ты оставил на произвол судьбы. Проблемка…

Но то еще не вся проблемка. А в том проблемка что если у тебя письмо идет неделю, то ни о каком “централизованном управлении” не может быть и речи. И это еще хорошо если неделю. А если из Австралии к примеру губернатор напишет в Лондон, то он ответ получит через год примерно, не ранее. Оно ему через год уже зачем? Оно ему уже совсем не нужно.

И потому так получалось что всякий “государев человек” на должности, будь то командующий армией иль флотом, аль просто губернатор там чего-то или иной “наместник” был именно “наместник”, и вопросы должен был решать самостоятельно, в меру собственного разумения и опираясь на доступные ему ресурсы. Карать и миловать, защищаться от нападений, и прочие решать вопросы. Ибо “центр” ему помочь просто ничем не мог при всем желании. Скорость коммуникации (и транспорта вообще) сильно влияла на технологии управления. Политика была другой. Из чисто объективных предпосылок.

И даже если там какой нибудь преступник бежал от правосудия, то он бежал как правило быстрее чем правосудие за ним, Быстрее чем приказ о его собственно поимке. Ну если не быстрее, то и не слишком медленнее.

Ибо таки появились весьма давно “регулярные” службы со сменными лошадьми, курьерами и прочим что могли “скакать” по сути круглосуточно, чего отдельному преступнику было чисто физически сложно, даже при наличии мешка золота. И эти службы стали очень важной частью государства, “когда я на почте служил ямщиком”, ага, это была одна из попыток (не первая, и не последняя) получить решающее технологическое превосходство “государства” над “всеми остальными”. Но мы к тому еще вернемся, то потом.

Итак, в такой вот нервной обстановке – та ведьма (с падежом, мором и неурожаем) смотрелась весьма грозной опасностью. Но не менее грозной выглядело банальное предательство. Предательство вот того самого наместиника, губернатора, вассала и.т.д. что действовал по сути автономно, и обладал неограниченными полномочиями.

Ибо если он агрессора не отразит еще примерно на этапе высадки, а вместо того он примкнет к врагу, или даже просто действием или бездействием подставит собственные войска под поражение в бою, или капитулирует, то это жопа. И даже если шпийоны короля ему об этом факте донесут, то сделать будет уже ничего невозможно, см. выше. И даже наказать злодея будет затруднительно, ибо он теперь уже не “твой злодей” а “их союзник” и для того сперва придется выграть войну как минимум. Вы понимаете всю глубину проблемы?

И это ведь еще не вся глубина, допустим что предателем оказался не наместник, а твой собственный шпион. Который вот возьмет и возведет поклеп на честного наместника. А ты возьми ему и голову сруби… Причины могут быть там самые разные, от попросту карьерного соперничества или конфликтов на личной почве, и вплоть до происков коварного врага, ведь и врагу дешевле подкупить “дешевого” шпийона (если он известен) чем наместника, которому таки вполне есть что терять.

И таким образом посеять смуту у врага, и обезглавить например провинцию, и вызвать там еще междоусобную борьбу за власть, за кресло освободившееся от пасана которому срубили голову по ложному доносу. Короче было там все сложно и замысловато, и у “прошлых” правителей проблем было никак не меньше, а даже больше чем сейчас.

И потому огромное значение играла и тогда “борьба с предательством”, всилякая лояльность личная и преданность (то есть мотивации) а в плане и суда и следствия практиковался совсем жесткий экстрим. Как то всиляки пытки даже превентивно, вот и оттуда взялись и идеи про “первый кнут – доносчику”.

Они тогда не знали “сыворотки правды”, и предполагали (в целом – вполне резонно) что под пытками врать трудно, но еще труднее – придерживаться некоего сложного плана и стройной версии. И потому пытали “просто так”, вернее – превентивно. Для предупреждения “ложных показаний”. И таки считалось да, что верный (и патриотичный) шпийон или доносчик то стерпит (ибо для благого дела) а вот подлый предатель – уже нет, что нет там мотивации достаточной. Управлять мотивациями еще тогда пытались.

Ну а потом и институции всиляки появились. Вы помните про ведьм? Отож. С чего ей насылать вдруг мор и глад на неповинных соседей – вот то вопрос. Там может быть куча причин, от ревнования мужа к соседке и прочих конфликтов на бытовой почве, до религиозных и идеологических мотиваций.

И разобраться с этим очень сложно, и долго и не факт что даже вообще возможно. Но ведь опасность – велика. И потому там появился попросу протез, некий симулякр. Договор с дьяволом, а то даже и не договор, а даже “шашни”, универсальный пункт обвинения. Который сам по себе абсурден настолько что ни доказывать его ни опровергать и в голову никому даже не придет. И это был явный костыль в поддержку “интересов общества” который в то же время был ломом в колесо и правосудия и права. Да и самой цивилизации с прогрессом.

Замечу что традиции те не забыты и не исчерпаны и по сей день. И совсем еще недавно (в историческом масштабе) точно таким-же “универсальным пунктом обвинения” был “враг народа” в его различных вариациях, от космополитизма (у интернационалистов, ага) или “буржуазного национализма” до прочего “вредительства”.

Недоказуемо ибо нелепо, но характерно что тут? То что это “мыслепреступление”, то обвинение не в действиях (объективный состав) а в мотивациях (субъективной составляющей). Та метода, техника и практика оказались очень живучими, и даже в мелочах традиция по сути сохранилась, от пыток до институалицации. Ведь нужно заметить что любое преследование “за мыслепреступления” так или иначе порождало институции отдельные, будь то инквизиция, ОГПУ, Гестапо или “Министерство правды”.

Тут следует заметить что такие практики (которые лучше назвать эксцессами) встречаются в истории нам регулярно, и наше положение ничем особо тут не отличается. И следует заметить также что они под собой имеют объективные причины, они всегда являлись реакцией на некую “смертельную угрозу”, даже если она была достаточно надуманной, как например с ведьмами. Но и то не совсем надуманной, и если “шашни с дьяволом” сомнительны (весьма) то ведь тот мор и глад и прочий там падеж были вполне объективны, а ущерб от них – вполне значительным. И тут пасанов даже можно понять.

Точно так же как многие пытаются понять (и даже простить) чекистов, гестаповцев и нынешних борцов с терроризмом, коррупцией и уклоненьем от налогов. Ибо разницы тут по сути нету никакой.
Однако глядя на историю мы видим там не только примеры самих эксцессов но и примеры выхода из ситуации, примеры собственно решения проблемы. И инквизицию ведь отменили, и ее отмена так или иначе связана с постулированием свободы совести.

И царские разборки с предателями (реальными и мнимыми) рано или поздно были остановлены принципами права, в числе которых например Хабеас Корпус, детище еще тех весьма темных веков по сути. А далее – и прочего конституционализма. Мы видим тут общие черты какие-то, а именно – либерализацию. Отказ от жесткого преследования что хронологически даже предшествовал исчерпанию самой угрозы. А если о угрозах говорить, то и они потом как-то рассасывались сами, под действием факторов скорей технологических чем “волевых”. И с “колдовством зловредным” покончила не инквизиция, а медицина и ветеринария в конце концов, а с “проблемою предателей” развитие транспорта и связи, и общие реформы государственных устройств, что сделали государство менее чувствительным к эксцессам отдельных лиц и исполнителей.

Все просто, даже проще чем можно подумать, хотя тут появляется извечный вопрос про яйцо или курицу, что было первичным, технологическое ослабление угроз, или отказ от радикальных методов борьбы. Есть мнение что именно “отказ” первичен, и именно он создает в конце концов предпосылки для “технологических решений”.

Ибо не стоит забывать что например врачей и фармацевтов всяких инквизиция тащила на костер не слишком менее азартно чем ведьм и колдунов, и даже есть картины всякие про подпольные вскрытия трупов (в научных целях). Подпольные, ибо тогда то было нелегально и преследовалось. И таки не стоит забывать что империей над которой никогда не заходило солнце – стала Британия, первая из конституционных монархий, а вовсе не абсолютистские Франция или Испания. История нам кагбэ намекает.

И даже более того, мы можем заметить что возрождение порочных практик, в виде например большевистского террора и репрессий происходят тоже на фоне неких предпосылок, на фоне именно что диктатур с одной стороны, и “великих задач” типа построения коммунизма во всем мире – со стороны другой. На фоне целей что оправдывают средства. Но следует заметить что при таких режимах “технологическое преодоление проблемы” как правило не наступает.

Ибо это по сути взаимоисключающие пути. Ибо зачем “решать” если можно “бороться”? И даже более того, “борцы” в такой обстановке занимают некое исключительное, и сильно доминирующее положение, которое затем ревниво оберегают, под вескими предлогами кстати “важности борьбы”. И в СССР ведь вовсе не генетики и кибернетики сажали в лагеря чекистов, а с точностью до наоборот.

Мы можем сделать вывод что “накал борьбы” таки вполне успешно препятствует “решению вопроса” ибо “борьба” становится по сути самоцелью. И даже не победа в ней, а сама “борьба”. Но те кто не знает истории и не хочет понимать ее уроков – таки обречены на повторенье пройденного, и так пока наконец не дойдет. Такие вот дела, господа второгодники…