В Украине “партия мира” и “партия войны” возникли еще до российского вторжения

“Партия мира” и “партия войны” с Россией возникли еще тогда, когда никакой войны с недоимперией и близко не было, потому что российская агрессивная экспансия на Украину началась не в 2014 году и не завершится в 2017-ом.

Тема действительно актуальная, в отличие от диетологического маразма сытенького министра Ревы или бесящих АП вояжей беспаспортного гражданина мира Михеила Саакашвили.

Примечательно, что «партия мира» и «партия войны» с Россией возникли еще тогда, когда никакой войны с недоимперией и близко не было. Потому что российская агрессивная экспансия на Украину началась не в 2014 году. И не завершится в 2017-ом.

В прошлом веке, сразу после избрания Леонида Кучмы, меня командировали в Крым — на разведку, можно сказать. Провел несколько весьма познавательных суток в компании московского крымского правительства, фактически возглавляемого поэтом-экономистом Евгением Сабуровым.

Здесь не корявое выражение, а документальный факт: на тот момент украинским Крымом вполне легально руководили исключительно москвичи. И уже тогда они считали его российской территорией.

Впоследствии неоднократно общался с представителям Кремля, курировавшими украинское направление. Они менялись, но неизменным был их тезис: «Ваша Украина существует, пока мы добрые. Пальцем подтолкнем и рухнете, половина ваших областей попросится к нам». И — да: карта с Крымом в составе РФ висела в кабинете Владислава Суркова еще когда он был помощником главы АП, причем, по легенде, досталась ему от предыдущего обитателя кабинета.

Это к тому, что угроза полномасштабного российского вторжения останется до тех пор, пока существует опрокинутая в средневековье ядерная недоимперия. Путинские упыри опять попытаются хлебнуть украинской крови.

Я, к сожалению, убежден, что всплески противостояния на Донбассе еще будут, в этом году, в частности. Сомневаюсь, что недоимперия пойдет на пробивание коридора в Приднестровье или в Крым, или на другую форму полномасштабного вторжения, но быть готовыми к этому необходимо. Жизненно необходимо!

А мы — не готовы. Это горькая, но правда. Которой надо руководствоваться, а не клеймить носителей правды, искать примитивные оправдания, и демонстрировать прочие варианты прятания головы в песок.

Парадоксально для России, но раскол между «ястребами», не видящими иного, кроме военного, решения конфликта, и «голубями», впечатленными масштабом недоимперии и готовыми договариваться о мире на условиях агрессора, пролегла вовсе не по украиноязычным и русскоязычным областям.

Разумеется, есть типичные представители — русофобы на Западе и русофилы на Востоке Украины, но они не исчерпывают всего поля. И не определяют нашу общенациональную позицию. На нее существенно влияют неожиданности, вроде западников, без проблем продолжающих ездить на заработки в Россию, и русскоязычных националистов, готовых методично изничтожать напавших на Украину «мыжебратьев», словно огородных вредителей.

Поэтому правильным разделением украинцев по отношению к агрессии России, было бы:

— Безнадежные идиоты либо сознательные провокаторы — это те, кто призывает срочно наступать и вышибить русскую нечисть с Донбасса и Крыма, потому что Россия уже сдулась, а у нас — самая боевая армия в Европе.

— Фактические пособники агрессора — те, кто призывает договариваться — «а иначе Россия раздавит», уповать на внешнюю помощь, развивать «минский сговор», идти на уступки боевикам, включая их криминальную и политическую амнистию. Это — трусливые предатели национальных интересов Украины, и трагично, что в их числе находится подавляющая часть политического руководства страны.

— Подлинные патриоты — настаивающие на неотложном построении тотальной оборонной системы, которая включает в себя современную, а не постсовкую армию, с упором на силы специальных операций и повсеместное применение цифровых технологий. А также общенациональную территориальную оборону с доступом к тяжелому стрелковому вооружению, состоящую из ветеранов войны и добровольцев, обученную, в том числе, и ведению партизанских действий.

Критичность изложенных подходов — не только в том, что они касаются нашей способности противостоять чисто военному давлению. Но, по сути, это еще и прямое отражение подходов к общему реформированию Украины, ее очищению и обновлению.

Построение современной армии означает однозначное увольнение (и криминальное преследование по необходимости) 99% нынешнего генералитета, который роднит отношение к армии, как к бездонному корыту, а из всех стратегических и тактических умений им ближе всего навык дистанционного облизывания начальства. Понимаете, эти не влезающие в лампасные мундиры генералы дают и солдатам, и себе одну и ту же команду — «Держаться до конца!». Только для бойцов на передовой это означает держаться под шквальным огнем превосходящего противника, а для себя — держаться до последнего за выгодные должности, на которых грозит лишь риск получить геморрой от слишком мягкого кресла или артрит рук от слишком частого пересчитывания купюр.

На места этих бумажных генералов должны прийти майоры и подполковники, умеющие воевать, и знающие, что единственным невосполнимым ресурсом являются жизни их бойцов. И что ни один помпезный парад ничего не значит в современной войне интеллекта, техники и выучки.

Должна быть полностью перестроена военно-промышленная отрасль, которая, опять-таки, стала кормушкой для приближенных к власти мародеров от бизнеса. Военные специалисты должны сформулировать приоритеты развития нашей армии, на их основании сформирован оборонный заказ и размещен не по «своим предприятиям», а по временным производственным коллективам, на реальном конкурсе защитившим свои возможности выполнить задачу в срок и с наивысшим качеством. И под неусыпным контролем военных, которым с этой техникой воевать.

Военный заказ должен стать самой приоритетной статьей расходов в воюющей стране. Но формироваться он должен таким образом, чтобы разрабатывались прорывные проекты, способные тащить за собой остальные отрасли промышленности и в перспективе формировать экспортный потенциал страны. То есть, заниматься этим должны лучшие, а не партийно или семейно близкие к руководству страны.

Мы слышали о подобном подходе от «арбузного премьер-министра», от Президента? А значит, для обеспечения реальной обороноспособности Украины необходимо менять всю систему власти и подбора специалистов на ключевые должности, связанные с армией, экономикой и так далее.

Сейчас государственные структуры не помогают, а всячески препятствуют тем немногим энтузиастам, которые пытаются на свой страх и риск развивать какие-то оборонные проекты. Здесь можно предоставить массу печальной, а в ряде случаев, и преступной конкретики, но это заслуживает отдельного материала.

Еще нагляднее проблема становится, если коснуться территориальной обороны. Я лично в 2014 году обращался к свежеизбранному руководству страны с одним из проектов создания такой общенациональной структуры. (Кстати, инструкторами в нее готовы были пойти ветераны-афганцы из тех, кто безусловно встал на защиту Украины). И получил сверху достаточно откровенную реакцию: «А где гарантия, что эти ополченцы не повернут оружие против нас?».

То есть, власть с самого начала все понимает. И действует совершенно сознательно. И не страну защищает, а себя. И консервирует, по факту, российскую систему общественного устройства, когда власти можно все, а народ обладает неотъемлемым правом властью гордится и поддерживать.

Патриотические активные граждане, обученные обращению с оружием и защите страны, объединенные в местные подразделения, с координацией по стране и со взаимодействием с ВСУ и Нацгвардией — это ведь самый кошмарный из всех ночных кошмаров олигархически-клептократической власти. Ведь такие ополченцы автоматически начнут отслеживать и препятствовать неблаговидной деятельности местных начальников. А там и до центральных — один марш-бросок!

Больше скажу: такое ополчение, в котором находятся как ветераны, прошедшие войну, так и те, кто с оружием в руках готов не пускать войну в свои города и села — это ведь прообраз того самого «института ответственного гражданства», о котором многие говорят, но мало представляют действия по реализации.

И это — потенциальная сила, которая способна вытащить воз нового Общественного Договора из той трясины, куда его старательно сталкивает власть.

«Партия войны» — пропагандистское клише, которым в совковые времена клеймили западных политиков, не желавших мириться с международными авантюрами СССР. Нам больше подходит «партия обороны», а еще точнее — «движение за суверенитет и международную субъектность Украины». Что подразумевает возврат армии, исторического для Украины, статуса национальной элиты, возрождение военно-промышленного комплекса, в свое время — одного из лучших в мире, выведение защиты страны в приоритетный общественный долг, без которого невозможна никакая общественно-политическая карьера.

И совершенно очевидно, что решение этих задач невозможно без смены не просто фамилий в украинской власти, а самих принципов ее существования.

И поскольку с чутьем на опасность у нашей верхушки все значительно лучше, чем с патриотическим духом, то власть и ее прихлебатели выступают и борются против «партии обороны» куда активнее и яростнее, чем против явных и тайных сепаратистов, и пособников агрессора.

Однако сколь веревочке ни виться, а против лома — нет приема. Против всенародного возмущения, которое всячески разжигают министры-полудурки — аналогично.