В СССР возможность выбора была криминалом и осуждалась обществом

Излюбленным нашим занятием есть сравнение мягкого с теплым, мы постоянно этим занимаемся, но даже не в этом проблема, проблема в том что мы занимаемся этим каждый день, но считаем это делом невозможным.

Магазины у нас торгуют шарфиками, носками и махровыми халатами, которые в разной степени есть теплыми и мягкими, пересични граждане каждый день роются в шкафах выбирая себе там что-то руководствуясь все тем-же непростым (и невозможным вроде как) выбором, но считается при том что это дело абсолютно невозможное.

А раз это есть дело абсолютно невозможное, то значит и не существует (вроде как) способа делать это правильно. А если метода делать это правильно не существует, то все занимаются этим неправильно. Причем сознательно неправильно, знают что неправильно, но занимаются. И получают для начала комплекс вины, что кстати в столь массированных масштабах аж никак не идет на пользу социальному миру и спокойствию. Ибо таки да, комплекс вины и прочее такое – влеет за собой агрессию. Оно влечет за собой неизбежные попытки оправдать явно неправильные действия, раз уж все равно приходится их совершать.

Да, в дни далекой нашей юнности – какие нам носки носить (или халат) решал Госплан СССР и скажи еще спасибо если не сержант какой-то, или “гражданин начальник”. Возможность выбора там была сама по себе криминалом, и осуждалась обществом.

Родина сказала надо – надел фуфайку, схватил топор (или лопату) и ну вперед копать или рубить на благо народного хозяйства. И заикаться там про форму одежды или иные элементы сладкой жизни было наглостью неимоверной, и рецидивом “сладкой жизни”, если вокруг все в ватниках и кирзачах – то и ты будь, начальнику виднее. Но то было давно. Хотя ностальгия и сегодня гложет многих.

Мы не умеем выбирать. И даже не потому что не умеем, а потому что та сама возможность выбора – влечет комплекс вины. А комплекс вины несет с собой агрессию, строго по книжке.

Магазин выбирает теплое и мягкое с точки зрения продаваемости там, рентабельности и почих “третьих” факторов. Пересичные роясь в шафу ориентируются банально на погоду, или на удобства или еще на какие-то другие факторы, и барышня порою в -30 выбирает колготки сеточкой (и юбку до пупа) вместо каких-то там рейтуз с начесом, тоже так бывает. Но выбрав – испытывает чувство вины, и ненависть к миру который заставляет делать неправильный выбор. Неправильный – потому что невозможный. Невозможно сравнить теплое с мягим (как она думает), а если невозможно – то выбор тот просто не может быть “правильным”, понимаете? Но будет неизбежным. Принуждение к вине.

Ну там рейтузы и халаты – то хрен с ним, хотя и там бывают забавные аспекты. Но у нас так везде, во многих сферах. нас почти любой выбор происходит из сортов го***а, там где “правильно выбрать” невозможно просто. У мента сложный выбор, избить подозреваемого крпичом завернутым в валенок или просто его отпустить. И то и другое – неправильно. Но раз оно уже неправильно, то лучше его отпустить уже за взятку.

“Более неправильным” от того тот выбор не станет. У чиновника есть выбор, потратить деньги из бюджета совсем без всяой пользы, или извлечь при этом пользу хоть для себя. И потому коррупция. У наших активиздов тоже сложный выбор, что-то у кого-то отобрать шоб потом поделить, или не делать этого, но тогда те среди которых он делить собрался – они вроде как тоже будут ограблены. И так и так хреново.

И это происходит даже не от скудности вариантов (все из которых плохи), а от неправильного способа выбирать, от искажения критериев. От того самого неумения сравнивать мягкое с теплым. Это с одной стороны. С другой стороны человек что вынужденно делает заведомо неправильный выбор – он требует к себе сочувствия. Настойчиво требует.

Ибо такова его глубокая психологическая потребность. Мент допустим берет взятки, или там прессует невиновных во имя плана. И мы должны его понять, ибо как иначе? Ведь он же тоже человек, и может быть даже человек хороший, и у него просто нет другого выхода. У него жену нечем кормить, или нечего потом сказать начальству, которое таки требует. И потому его следует понять и простить, с точки зрения общечеловеческой, и прочих идеалов гуманизма. И если мы не “входим в положение” то ему обидно, и он тогда начинает нас бить дубинкой с особенным остервенением, он даже в том не виноват, у бедолаги просто аффект, ибо его никто не понимает.

Уряду нашему нужно как-то наполнять бюджет, и тут “хороших способов” не существует. Тут завсегда кто-то будет против, кто-то из тех у кого будут отбирать деньги. Им нужно как-то финансировать ту энергетику, или там газораспределение, и значит кто-то должен заплатить за это, и потому мол абонплата. Грабеж. Но у них ведь нет другого выхода, решение это плохое но все остальные – еще хуже. И потому железною рукою, если конечно смогут.

Это все имено вот что “проблемы выбора”. Но на самом деле это проблемы даже не выбора, проблема в том что выбор в том всегда “неправильный”, и далее – поиск сочувствия. Ибо всякая тварь живая хочет что бы ее хоть кто нибудь любил, чесал за ушком и косточку давал. Тут поиск сочувствия наносит даже больший вред чем сам тот “неправильный выбор” и даже репрессии. Ибо обычно поиск тот напрасен, и далее ведет к социопатии и озлоблению на весь белый свет как на явление, он разрушает психику и личность 🙂

Так вот, ребята, именно для того что бы избежать таких казусов – и были придуманы понятия добра и зла. И кстати для этого было придумано право. И даже деньги для того придумали. Как способ сравнивать теплое и мягкое при этом избегая тяяжелых моральных травм. Как способ сохранить чистую совесть.

Да, законы, правила и даже мораль – могут быть разными, и в ряде случаев они предписывают например врага – убить, и даже съесть, а голову его при этом засушить, и повесить под крышей родного жилища. Что бы всякий заходящий гость мог лично убедится, да, таки убил и даже съел, вот доказательство. И какие-то там правила могут предписывать срать с золотой унитаз, и даже публично.

Что бы все видели, да, таки добыл, имеет право. ПРАВО. Это нормально. Это как минимум оберегает от тех моральных травм, комплекса вины и последующей социопатии, и от дальнейших там последствий. Которые могут быть даже тяжелее чем тот убитый и съеденый враг голова которого болтается пид стрихой. В том суть права, и морали кстати тоже. И не напрасно их придумали.

И тут не суть даже важно какова эта мораль (и право), предписывает она убивать или наоборот, любить. Важно что бы она была. Мораль – это очиститель для совести. Без которого все еще хуже. Важно что бы она была и она была достаточно однородной, всеми признаваемой. Ну если даже не всеми, то абсолютным большинством, и плюраллизм тут неуместен. Плюраллизм придумали в совсем другое место, и кстати придумали его “атланты”, западная, и скорее даже англосаксонская цивилизация. Пуритане, и прочие там протестанты, которые кстати в области морали – никогда особым плюраллизмом не страдали а скорей наоборот. Плюраллизм это свобода мнений (и поступков) на базе весьма однородной и монолитной морали. И никак иначе. Ты можешь делать все что хочешь, но обоснуй, ответь. Должен быть критерий.

Когда критерия того нема, то невозможно и ответить, и обосновать тоже. И тогда вместо свободы, плюрализма и прочей демократии получается натуральный бардак. И в таких тяжелых ситуациях (которые бывают) общества скатываются к “твердой руке”, к некоей внешней воле которая отчасти заменяет. Но воля эта должна быть (как минимум – считаться что она есть) и обязательно – быть весьма авторитетна. Должна быть признаваема не меньше (лучше – больше) чем упомянутая мораль. И оба эти фактора исторически олицетворялись “волей божьей” кстати. Которая диктует и мораль (в основе которой – обычно религия, так или иначе) или дарует государя (божественное право королей). Там должен быть авторитет, как миниум.

Трагедия тут в чем? Трагедия тут в том что если нет авторитета – то не поможет даже “сильная рука”. И если активное сопротивление допустим можно силой подавить, то тихий саботаж – уже нельзя, а воля пускай даже очень сильного негодяя не может быть моральным оправданием. Вот в чем проблема. Главной своей функции, “очистки совести” – не решает та “сильная рука” никак, а лишь усугубляет эту самую социопатию, и окончательно с катушек слетает пересичный. Пример “великих реформаторов морали” тут показателен. Был Гитлер например, и его правление ознаменовалось огромными эксцессами, включая геноцид. Был Сталин, и там было то же самое. Ибо так это не работает, и разрушение морали (случайное, или намеренное) даром не проходит.

Итак, разрушение права и морали, невозможность сделать верный выбор хотя-бы из за отсутствия самих критериев оценки есть стихийным бедствием, оно ведет к росту конфликтов и жестокости. Причем жестокости иррациональной, не вызванной никакими объективными причинами и не служащей досижению каких либо конкретных целей. А значит цели и не достигаются, и не отпадает необходимость в той жестокости, процесс по сути бесконечный.

Не может “отпасть” необходимость которой никогда и небыло, которая не обусловлена объективными факторами а обусловлена напротив, субъективными, той самой травмой исполнителя. Ибо она лишь углубляет травму, это процесс автокаталитический. И потому не останавливаются маньяки. Вор может украсть миллион и отойти от дел, маньяк – никогда. Он будет убивать и дальше.

Вор может отойти от дел если воровал он с голодухи и украл он достаточно, если его действия были обусловлены рациональными причинами. И если он сам считает свой поступок правильным. Он был голоден – украл, теперь он сыт – и воровать не нужно.

Объективные причины могут быть исчерпаны. Но не субъективные. И если двигало им не желание пожрать а обида на весь белый свет, то воровать он будет и дальше, и наказав тот белый свет на миллион (пусть даже) он не остановится, и продолжит свое дело. Накажет еще на миллион или даже десять. Ибо субъективные причины не исчерпываются таким образом. Они лишь усугубляются, вот общество теперь еще и заставило его воровать, и это новая обида, обид стало больше а травма глубже… Успокоение он сможет найти лишь вместе с моралью, найдя оправдание себе, исцелив ту самую травму. Возможно это будет “преступная мораль”, “понятия”, где черным по белому написано что воровать – это хорошо, что это не только можно но и нужно. Но это тогда уже совсем другая история. И есть кстати мнение что “понятия” это лучше чем ничего, что беспредела там меньше как минимум. Мнение не бесспорное но распространенное.

Так вот возвращаясь к заголовку, вместе с правом мы утратили мораль, и главной потерей тут есть даже не “механизмы” какие-то а сами субъекты, рациональность поведения. Мы теряем не валюту, не деньги, заводы и пароходы, мы теряем людей.

Что самая тяжелая потеря, ибо это и есть главный ресурс любой страны. Уже даже после победы крайнего майдана (который далеко не последний) мы потеряли немало людей. Не только на фронте, и даже не столько. Мы потеряли их множество в бизнесе (и не только тех кто разорился, или уехал), мы потеряли их множество именно в коридорах власти куда их занесло так или иначе ветром перемен, мы потеряли их в полиции, и в судах и в “общественных орагнизациях” и даже просто на диванах, сидящих перед телевизором. Ибо разрушилась там надежда и та самая мораль. И по итогу получили упырей. Окончательно убедившихся что “правильный выбор невозможен”, ага. Вот така фигня, малята.