В РФ началась межведомственная война

Денежный поток истончается.

«Святое бабло» – все, что намолено непосильным трудом – утекает сквозь дрожащие потные пальчики наших государственных клептоманов. В связи с сокращением денежных объемов на самом верху началась межвидовая грызня. Помнится, в одной из своих статей я предупреждал о неизбежных межведомственных войнах. И вот – началось…

19 июля в своем рабочем кабинете был задержан заместитель руководителя столичного главка СКР Денис Никандров. Ему вменяется покровительство над подручным криминального авторитета Захария Калашова, известным как Шакро Молодой. В частности, весной этого года следователь по уголовному делу о перестрелке у ресторана «Элемент» на Рочдельской улице «забыл» продлить арест одному из обвиняемых Андрею Кочуйкову. Помимо Никандрова по делу о получении взяток в особо крупных размерах были задержаны еще двое мздоимцев: начальник управления собственной безопасности СК РФ Михаил Максименко и еще один «коллега». Глава СКР Александр Бастрыкин, оправившись от удара, нанесенного ФСБ, вышел из ступора достаточно быстро и заявил, что «очищение» продолжится. И оказался прав.

Оперативники управления собственной безопасности ФСБ провели обыски и изъяли документацию в центральном аппарате Федеральной таможенной службы. Следственные действия в рамках уголовного дела против петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко о контрабанде алкоголя прошли дома у главы ФТС Андрея Бельянинова и его советника Сергея Лобанова. Андрей Бельянинов – давний приятель Путина, еще со времен службы нашего «глав-Штирлица» в ГДР. Сей степенный господин хранил в своем загородном особняке 9,5 миллионов рублей, 490 тысяч долларов (около 32,3 миллиона рублей) и 350 тысяч евро (25,4 миллиона рублей), что в сумме составляет 67,2 миллиона в российской валюте. По его словам, внушительная денежная масса, аккуратно сложенная в коробки из-под обуви – это «семейные накопления». Тут впору пустить слезу, представив, как бережливая семья поколениями складывала «копеечку – к копеечке, доллар – к доллару», дабы подготовиться к «черному дню». И вот этот день настал – чернее некуда. Правда, уже через несколько часов тучи над головой чиновника рассеялись, и в ФТС заявили, что хранитель сбережений в отставку не уйдет, добавив: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Хорошо быть личным другом Владимира Владимировича. Какая бы гроза ни разразилась над твоей непутевой головой – она не затмит собою кремлевское серое солнышко. Оно неизбежно выглянет, разведет тучи чистыми чекистскими руками и, приняв причитающуюся долю, поставит на место любознательных сыщиков. Никто ведь не трогает собаковода Шувалова и его человекообразную супругу, пообещавшую сотруднику ФБК скорую «октябрьскую ловушку». Шуваловские корги как рассекали наше небо на персональном «джете» – так и рассекают, защищая «честь страны» на международных собачьих выставках. И квартиры как стояли – так и стоят. Просто надо уметь дружить. Ведь что такое дружба? Дружба – это благодарность и умение делиться. Нельзя ни на миг забывать о том, кому ты обязан всем, что имеешь. Как олигарх Потанин, как-то обронивший пафосную фразу: «Все, что у меня есть, будет отдано Путину по первому его требованию». Вот это – правильный олигарх. Не то, что какой-нибудь Фридман, «сделавший ноги» в США. И не Прохоров, спешно продающий свои российские активы по остаточной цене, ибо здесь все будет только дешеветь. Впрочем, мы многое не знаем. Нам не рассказывают о том, какую «цену вопроса» выкатывает нашим беглецам Михал Иваныч. Ведь вход в эту «игру» стоит дорого, а выход – поистине бесценен. Помимо прочего, каждый «игрок» должен понимать, что на него в лубянских кабинетах имеется особая папочка, и не одна, и в любой момент она может зашелестеть своими интересными страницами, полными финансовых приключений и таинственных метаморфоз.

Ведь как могло повезти детскому омбудсмену Павлу Астахову! Парень «пошутил» насчет «как поплавали», после чего разразился скандал, и он уже был готов соскочить, но тут его вызвал «Хозяин» и нарисовал на листочке условия «соскока». Астахов даже был готов оплатить, но – то ли условия ужесточились, то ли «пахану» что-то нашептали на ушко злокозненные недоброжелатели, – и вот омбудсмен вновь «на службе по защите неусыновляемых детей». Он честно пытался выйти. Не получилось…

На этом фоне происходят истеричные телодвижения ФСБ, оскалившейся в сторону измученных оппозиционеров. Измотав за 4 года протестов остатки гражданского общества, растерев их в пыль, «спецуха» бросилась в последний и решительный бой, подняв в небеса недвусмысленный транспарант: «Валите из России!» По факту мы наблюдаем хорошо организованную кампанию по выдавливанию из страны последних думающих граждан, – тех, кто не согласен с концепцией обнесения родины колючей проволокой. Уголовное дело, заведенное против публициста Андрея Пионтковского (успевшего вовремя «выскочить из крокодиловой пасти» и уехать из РФ), с посещением его родственников и даже допросом его внука Филиппа – показательный пример, по какой схеме с общественного поля будут вышибаться последние значимые фигуры. Вчера стало известно, что «контора» не удовлетворилась одним именем Пионтковского, и уже затребовала у радиостанции «Эхо Москвы» расшифровки программ «Особое мнение» с участием писателя Виктора Шендеровича. Таким образом, мы видим, как очерчивается круг лиц, пребывание которых в России признано «нежелательным». Увы, но в данный круг входит и автор этих строк. Недвусмысленные намеки, полученные мной, гласят: «У вас, отщепенцы, есть время до октября, после чего последняя форточка захлопнется, и наша лубянская гидра передушит вас тут, как слепых котят. Поэтому думайте быстрее. Мы даем вам последний шанс. Но не забывайте: если и «там» начнете вякать – наши рыцари плаща и кинжала найдут вас и покарают. Если не верите – пересмотрите видеозапись спецоперации по подрыву «перебежчика» Павла Шеремета. Все всё поняли? Тогда – в добрый путь, господа эмигранты путинской волны. И помните о нашем благородстве: мы ведь могли и не предупреждать…»

Когда страна находится в режиме спецуправления – любое действие и телодвижение в ней превращается в спецоперацию, а каждый житель страны мутирует в субъекта с приставкой «спец»: спец-президент, спец-депутат, спец-министр, спец-полицейский, и даже спец-оппозиционер, вынужденный посредством спец-давления отправиться в спец-эмиграцию. Когда главной идеей проворовавшихся бандитов становится спецоперация по удержанию власти любой ценой – эта цена неизбежно возрастет в геометрической прогрессии. Через массовые политические репрессии и горы трупов. Через гибридную войну со всем миром и законопачивание всех щелей, откуда может поступать свежий воздух извне. Через «чистки». И – снова через «чистки». И еще, еще, еще…

Казалось бы, все это мы уже проходили. Генетическая память дрожащим голосом нашептывает нам истории о «черных воронках» и «показательных процессах», о безжалостных «тройках» и «расстрельных командах» чекистов. Но в ответ на этот шепот пост-советский человек лишь еще глубже погружается в пучину всепоглощающего страха – в надежде уцелеть самому и спасти своих близких. Надо промолчать? – значит, надо. Потребуется «стукнуть» – значит, придется. А как еще выжить в стране, пропитанной предательством идеи свободы через любовь к советской колбасе?

Когда после экономического и политического краха постсоветской империи историки будут разгребать кровоточащие завалы, на этих искореженных предательством и страхом руинах обнаружат коллективную записку самоубийц: «Мы всего лишь надеялись выжить. Но в итоге не выжил никто…»

Александр Сотник для 7 Дней