В мире началась смерть традиционной политики

Из мира осознанных политических решений мы путешествуем в мир хаоса, в мир красивых побед неожиданных кандидатов. да с Макроном нам пока повезло, но везти будет не всегда.

Победа либерального кандидата Эмманюэля Макрона на выборах президента Франции – еще одно свидетельство того, как меняется политика и меняется Европа. Мы рассматриваем эту победу в контексте поражения ультраправого пророссийского кандидата Марин Ле Пен.

Безусловно, поражение популистки, которая не скрывала своих антиевропейских взглядов и симпатий к Кремлю – успех для любой демократической страны и даже большое количество голосов, которые получила Ле Пен, не должно принизить этого успеха. Но все же главное в успехе Макрона – не победа над ксенофобкой.

Главное – это успех случайности и полное переформатирование французской политической системы. Для точности иллюстрации приведу простой пример. В один день с президентскими выборами во Франции проходили земельные выборы в Германии, в Шлезвиг-Гольштейне.

Понятно, что в любой другой день к этим выборам было бы привлечено куда больше внимания, тем более что на них партия Ангелы Меркель ХДС одержала победу над социал-демократами и в очередной раз доказала, что канцлера рано списывать со счетов. Но в этих выборах между собой боролись партии, которые традиционны для немецкой политической системы.

Партии, которые определяют политический ландшафт Германии с послевоенных лет. За все эти десятилетия к ним прибавилось всего несколько новичков, но эти новички – скорее гарнир к традиционному блюду.

Читайте также: Агония Кремля. Как на выборах во Франции победил Макрон

Так вот во Франции, чья политическая система сложилась во времена де Голля, гарнир стал блюдом. Традиционные политические партии продемонстрировали, что не могут выдвинуть кандидата-победителя. Вначале из гонки выбыли республиканцы и социалисты, а во втором туре проиграл и представитель еще одной, по сути, традиционной партии – Национального фронта.

У всех этих партий есть сторонники, структуры, точки опоры, близкие к ним медиа. Но на этот раз это оказалось совершенно не важно. Можно сказать, что дело решила молодость Макрона, его обаяние. Но совсем недавно то же самое произошло на президентских выборах в Австрии, где представители традиционных партий тоже не дошли до второго тура, а в самом втором туре выдвиженец “последней” традиционной партии – ультраправой Партии свободы Норберт Хофер проиграл самовыдвиженцы Александру Ван дер Беллену.

Макрону 39 лет. Ван дер Беллену 73 года. Нового президента Франции и президента Австрии объединяет не возраст, а тенденция – смерть традиционной политики. И в этом оба победителя похожи на нового президента Соединенных Штатов Дональда Трампа.

Да, Трамп был выдвинут в президенты от республиканцев, но это после того, как он фактически сломал традиционную политическую машину Республиканской партии и победил всех привычных претендентов. А потом обошёл не менее привычного претендента от демократов – Хиллари Клинтон.

На эту закономерность нельзя закрывать глаза. Новые технологии уничтожают ту политику, которую мы знаем. Теперь можно победить благодаря социальным сетям, эффектным митингам, привлекательному образу. Можно победить просто потому, что традиционные партийные машины становятся “вещью в себе” и просто не способны учитывать национальные интересы в целом.

Если бы демократы в США выдвинули бы не Хиллари Клинтон, они бы победили. Если бы республиканцы во Франции выдвинули бы не Франсуа Фийона, они бы победили. Но ведь это не просто ошибки, которые допускаются “случайно” – это воля партийных избирателей, которым важна не победа, а участие. Которые вообще не думают, как отнесутся к их выбору остальные соотечественники.

И тоже самое происходит с лейбористами в Великобритании – они избрали лидера, который похоронил шансы этой сильной партии на победу. И продолжают за него упрямо держаться. Это потому, что партии тоже превращаются в замкнутые сетевые сообщества, мир пользователей новых технологий.

Германия, в которой сражаются послевоенные партии, а социал-демократы способны выдвинуть кандидатом в канцлеры Мартина Шульца, политика, который нравится не только членам партии, но и всем немцам, выглядит последней крепостью традиционной демократии. Но и она падет. Это практически неизбежно.

Из мира осознанных политических решений мы перемещаемся в мир хаоса. В мир случайностей, сетевых сообществ, красивых побед неожиданных кандидатов. Теперь так будет всегда и никто не знает, какие взгляды будет исповедовать очередной “бог из машины” новых технологий. С Эмманюэлем Макроном и его взглядами на мир нам пока что просто повезло. Но нужно понимать, что везти будет не всегда.