Украинцы верят, что лишь обладая деньгами политик может преуспеть на выборах

Удивительные наши люди, подсевшие на сериал французских президентских выборов, мрачно ожидают победу во втором туре националистки Марин Ле Пен.

Никакая социология, фиксирующая преимущество Эммануэля Макрона в финале над соперницей не меньше, чем в 20%, никого ни в чём не убеждает. Потому что “Брексит и выборы Трампа нас научили”, потому что “социологии верить нельзя”, потому что хакеры и Путин.

Потрясающее сочетание глубокой убеждённости в том, что в политике возможно всё и в то же время невозможно изменить ничего, поскольку решают деньги и политические технологии. Спорить бесполезно, Брексит и выборы Трампа их научили, вы имеете дело с тёртыми, многое повидавшими экспертами, которым смешна ваша наивность.

На нашем безрыбье политики с общим рейтингом в 4–5% считают возможным предлагать свои услуги по управлению страной вместо того, чтобы сменить род занятий или от стыда застрелиться. И ни одного здорового амбициозного лидера, кто бы бросил настоящий вызов этим инвалидам политического труда. Кажется, ему и делать ничего не пришлось бы, лишь показаться на люди. Не показывается никто.

Именно от этого проистекает разочарование украинцев политикой, их неверие в то, что можно что-то изменить, и в то же время уверенность, что крайне непопулярное начальство, обладая доступом к деньгам, админресурсу и СМИ, нарисует любой результат: возможно всё и в то же время невозможно ничего. Разница с россиянами, которые считают точно так же, только в рейтингах начальства: там они заоблачные, у нас несуществующие.

Для народа, два раза вынесшего руководство с трона, кажется, легче вынести его в третий раз, чем наладить нормальный соревновательный процесс, обеспечивающий отбор лучших и отсев худших.

Если чему-то и учат случаи с Брексит и Трампом, так только тому, что нельзя полагаться на привычный ход вещей, он воспроизводит прошлое и мало говорит о будущем.

В конечном итоге побеждает тот, кто лучше владеет главными приёмами политики — напором, расчётом и убеждением.

Равных Эммануэлю Макрону во Франции не оказалось. Впрочем, всегда найдутся “эксперты”, которые вам объяснят, что его победа — не заслуга рискнувшего рискнуть, а такова была воля французских олигархов, американских империалистов или Ротшильдов.