Украинцы сбросили заботы о собственной европеизации на руководство страны

Ветеран правозащитного движения Семен Глузман поделился в фейсбуке разговором, который состоялся у него с одним из европейских дипломатов, отбывающим на родину после трех лет пребывания в Украине.

«Зная, что он уезжает, задал ему несколько прямых вопросов. Очень прямых. Его ответы были куда пессимистичнее, чем я ожидал. И я не очень радостно оцениваю наше ближайшее будущее, но его прогноз был попросту страшным. Подробнее рассказать не могу. Догадываюсь, что это мнение не одного человека, а его Министерства иностранных дел, – пишет Семен Фишелевич. – Я на этот раз не был сдержан, укорял собеседника в том, что его молчание здесь, внутри Украины, способствует дальнейшему гнилостному разложению государственной власти. Он ответил достаточно грубо: «Не перекладывайте вину на меня, это вы голосовали за этого президента и этих депутатов».

«Вы все в Украине безголосые, – заявил ему дипломат. – Вы все еще советские. И в этом все ваши проблемы. Когда я начинал свою работу в Украине, я сочувствовал всем вам. Сейчас, уезжая, я понимаю, что покидаю большой осколок СССР. Даже агрессивный и жестокий Путин не смог вас разбудить. Извините меня за такое: вы обречены на рабское существование, вы не хотите жить по-европейски…».

Нечасто можно услышать от дипломатов, что они думают на самом деле именно в тех терминах, в которых они на самом деле думают. Чаще об этом приходится догадываться. Как мы догадываемся, например, по целой череде заявлений, обращенных к нашим властям, сначала по электронному декларированию чиновников, потом по НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратуре, затем – относительно антикоррупционного суда. То, что по виду похоже на вежливые просьбы, по сути давно превратилось в хор даже не удивленных, а просто усталых голосов: «Вы там охренели, что ли?».

А тут еще представительство ЕС в Украине вежливо-вежливо намекнуло, что, вообще-то, украинскую власть давно просят отменить поправки, «расширяющие обязательства по декларированию активов на гражданское общество», в частности совсем недавно в первом докладе в рамках предохранительного механизма по безвизовому режиму в декабре 2017 года». В переводе: «Мы вам безвиз, а вы активистов к чиновникам приравниваете. Больные?»

«Больные» – это не вопрос, а риторическая констатация. И в ответе дипломата Глузману она звучит, как приговор: никакие мы не европейские, мы все такие же советские. И в этом смысле куда ближе Москве, чем Брюсселю. Семен Глузман прав, когда видит за словами европейца позицию его внешнеполитического ведомства. Только здесь не нужно останавливаться в выводах: очевидно, это доминирующее мнение всей европейской дипломатии и политических кругов Запада в целом.

И обижаться здесь не на кого, кроме себя. После Майдана Украина совсем не по-европейски сбросила все заботы о собственной европеизации на руководство, при том, что украинское руководство далеко не «первый европеец» в стране, а Петр Порошенко и подтянутые им люди – первые «азиаты» даже в таком далеко не европейском руководстве. Парламент им вполне под стать. Ценностный конфликт с настоящими носителями европейских ценностей был неизбежен, и вот он во всей красе предстает перед нашими и их, носителей, глазами за полтора года до выборов: «Даже Путин вас не смог разбудить».

И вопрос 2019 года вовсе не о новом шансе для Порошенко, который и старым распорядился единственным возможным для себя образом. Он о нас: проснемся или нет?