Украина повторяет ошибки западных стран

Государство вообще, и общественные институты в частности не предотвращают конфликты, а усугубляют и порою и создают их на ровном месте.

Как так получилось – то отдельная большая и интересная тема. Но нельзя забывать что мы есть идеологически, институционально и даже чисто юридически – наследниками УССР, и собственно совка.

Страны в которой государство (и прочие “общественные институты”) официально были орудием классовой борьбы. И не только даже борьбы, но и мировой революции.

То есть по сути – обострения тех самых конфликтов до последней крайности, что по замыслу тогдашних теоретиков и должно было привести к тотальной победе сил бобра…

Официально мы ту идеологию вроде бы как похоронили. Именно что “вроде бы как”, ибо ключевые тезисы той системы начиная с понятия “народ” и заканчивая того “народа” собственностью – перекочевали и в нашу Конституцию, и в прочее законодательство.

Вместе с непонятным призраком “воли народа” которую непонятно кто (и почему) выражает. Но ведь не только “выражает” но и навязывает, и эту функцию мы тоже сохранили. Современное украинское государство вроде бы как настойчиво копирует “мировые практики”, но сей процесс имеет немало особенностей. Он (как и многое другое нас) страдает дивной избирательностью. И по итогу мы копируем совсем не “западную цивилизацию” а исключительно оттуда всякие эксцессы и девиации, что есть совсем другое дело.

Да, можно сказать что например преследование преступников и даже наказание их (даже весьма экзотические) есть “мировыми практиками”, но если оттуда позаимствовать лишь форму, часть той практики, как например порку публичную (Сингапур) или там макание кого-то в бочку с дерьмом (Турция), и применять те практики лишь избирательно, то вовсе не факт что суть (борьба с преступностью) там сохранится. А вот варварство средневековое – наверняка.

Мы так и не позаимствовали ни у Запада ни даже у Востока практики например строить приличные дороги. Мы не позаимствовали вообще ни у кого никакого даже намека на систему права, то есть системы обеспечивающей накопление и сохранение социального и имущественного статуса, как формы социального капиталла, как главного собственно мотиватора в социальном (и экономическом) поведении граждан.

Но охотно копируем всевозможные меры контроля и экспроприации, не считаясь при этом ни с какими трудностями, затратами и побочными эффектами. А главное – совершенно не задумываясь о том в чьих руках те механизмы по итогу окажутся, на какие цели будут употреблены и чем это все закончится.

А заканчивается это беспрецедентной по накалу (и последствиям) борьбой за власть, за контроль над теми самыми инструментами контроля, принуждения и экспроприации. Ибо ставки в игре уж очень высоки, и начиная с определенного уровня и статуса их уже просто невозможно игнорировать. Ибо если ты не получишь над ними контроль, то с их помощью неизбежно уничтожат тебя самого…. Это кстати в корне противоречит тем самым “мировым практикам”, самой основе их, фундаментальным принципам. Всегда, со времен еще античного мира власть была уделом людей благополучных.

Тех кто уже “решил свои проблемы” и потому есть шанс что власть и открывающиеся ею возможности будут использованы на нечто иное, как например – на достижение общественного блага. То самое общественное благо есть мотиватором для самой власти, но он там актуален лишь если той власти носитель уже успешно преодолел более низкие ступени пирамиды Маслоу…

И прямым следствием этого принципа было всегда и ограничение власти. Которое носило форму закона, и что немаловажно – обычая.

Со временем это вылилось в концепцию конституционализма, но существовало это всегда. Закон не есть лишь инструментом власти, а всегда есть и его ограничителем, и радикальный правовой позитивизм еще нигде и никогда не приносил добра, даже в Древнем Риме. Конечно случались про это эксцессы, не один раз и не два, но вся многотысячелетняя история цивилизации и есть процесс борьбы и преодоления этих эксцессов, и именно в ней и сформировалась собственно современная концепция государства. Но воспринимать закон (и даже Конституцию) как исключительно лишь инструмент власти, как средство достижения каких-то целей (пусть даже самых благих) это нонсенс.

Ситуация когда ровно каждый следующий Президент (царь, или еще какой-то хрен) под себя Конституцию переписывает сообразуясь с текущими своими нуждами и ходом политической борьбы – это нонсенс, это тогда вообще не Конституция.

И если ровно под каждые выборы переписывается избирательное законодательство – это тоже нонсенс, это значит что демократией там и вовсе не пахнет. И в такой ситуации ни е-декларации, ни права геев, ювенальная юстиция и прочие “благотворные зависимости” не смогут положения исправить, и “приблизить нас к цивилизации”. А вместо того они ситуацию лишь усгубят, став очередным элементом произвола. Еще более обострив борьбу за власть что в части мотиваций что в части средств и методов борьбы. И это путь в никуда.

Закон (и право) которых у нас нету – это еще не вся проблема, проблема глубже. Ибо у нас нету еще и традиций, которые вообще-то есть основой того права. Ибо наши папередники (большевики) разрушили их до основания. Особенно это касается института собственности, который был прямо и официально предан анафеме, и ряда других базовых вещей.

Как то например права на жилище, что кстати есть фундаментом многих свобод. Даже крепостне имели свой дом, и кстати в этом доме (хотя-бы там) они могли делать что пожелают. Это есть некие зачатки экстерриториальности, что тоже есть фундаментом права, некоторое разделение сфер влияния и компетенций проходящее пусть даже по порогу дома или по границе “твоей земли”. Так это все начиналось, везде…

Ситуация когда в СССР по сути никто не имел не то что своей земли но даже своего жилья, которое по сути было собственностью государственной, неким публичным пространством где следовало устанавливать некие “правила общежития” силою того-же государства – это нонсенс. И этот нонсенс отрицал еще один фундамент, собственно “субъекта права”.

Да, ситуации когда люди не имеют собственного дома (и имущества) и пребывают полностью в какой-то “сфере регулирования” внешней – в истории встречались. Примером тут в частности – рабство. Но нужно заметить что за всю известную нам историю человечества рабы еще не построили ни одного государства, не говоря о госдарствах успешных. Их всегда строили граждане (т.е. субъекты права), даже во времена рабовладения. В совке абсурд той ситуации усугублялся не столько даже обилием рабов, сколько отсутствием граждан, субъектностью там не обладали даже партийные бонзы и прочая номенклатура, они точно так-же как все остальные не имели “своего” имущества и даже своего жилья, пребывая на содержании государства. Пусть даже на “богатом” содержании (по тем меркам) но самое страшное что они не пребывали “в праве своем”, ага. И потому никакой устойчивой конструкции из того не получилось несмотря на всю мощь карательного аппарата и изощренность “механизмов контроля”, и потому существование совка было пусть ярким, но крайне недолгим, если по историческим меркам.

К сожалению мы пытаемся повторить все те ошибки, еще и преумножив их изрядно всей мощью технологий и “передовым опытом” западных (и не только) стран. У нас собственно идет упорная и кровопролитная война с тем самым “в праве своем” которое у нас по прежнему считается главным препятствием к построению на земле цурства божьего, и тут мы от большевиков не далеко ушли.

Вернее вообще никуда не ушли мы от них, мы твордою рукою продолжаем тот гибельный курс. И в частности – это касается и экономики, и роли государства в ней, и самого понятия “налоги”. Налоги господа – платят с имущества, с собственности. Так или иначе. С вновь возникающей собственности (доход) или там унаследованной, или с накопленной (капитала) и.т.д. Нет собственности – нет налогов, нету налоговой базы потому что. А у нас собственности нету, ибо собственность – это то что нельзя отобрать. То что можно отобрать – это не собственность, и тут о налогах говорить просто не имеет смысла.

Вот в этом противоречии и запуталась вся наша фискальная система. С одной стороны интересы “собираемости” требуют как раз возможности “прийти и отобрать” легко и непринужденно, ибо иначе мол платить не будут, и как тогда бюджет наполнить? Но с другой стороны подобные подходы уничтожают неприкосновенность, то есть и саму как явление собственность, уничтожают налоговую базу. Собственность у нас по прежнему “общенародная”, только по каким-то странным принципам и основаниям находится в распоряжении каких-то лиц.

До тех пор пока “волею народа” не придут ее обратно отбирать. Фундаментальный принцип нам гласит что налоги – платит таки собственник. Не “распорядитель”. У нас налогоплательщика просто нету, как класса, как явления. С другой стороны если ты “получил в распоряжение” то ты платишь не налоги, ты платишь ренту. Тому кто тебе дал. Это логично. Вот и у нас платят ренту. Коррупционную. Все правильно, все справедливо. Кому платят? Чиновникам. Тем кто “дал в распоряжение” от имени того “народа”. И тем кто могут “отобрать обратно”.

Налог и рента это разное, и как гласит история – все эти “арендаторские отношения” приводят к чему? Приводят то “переданное майно” к упадку и запустению. Ибо проще взять, отжать на сколько только возможно, выдоить оттуда все что можно и нельзя, нимало не волнуясь судьбой и состоянием того майна чужого.

И потом просто “сбросить”, не дожидаясь пока придут отбирать. Подобная стратегия и тактика у нас стала популярной еще в эпоху “красного директората”, когда возможности “распорядителей” были резко расширены, но нормальной собственности, собственно права – так и не возникло. Те “красные директора” могли распоряжаться активами просто фантастической стоимости, но в любой момент их могли просто пнуть под зад коленкой лишив всего. И потому тактика “хватай пока дают” была вполне логична. Да, были попытки ограничить их свободу действий, которые попытки потом сыграли свою трагическую роль. Ибо когда началась даже приватизация что должна была символизировать “настоящее право собственности” те “механизмы контроля” и возможности “под зад коленкой дать” были распространены и туда тоже. Перемножив идею этой собственности на 0 без палки.

И теперь государство продолжает т самую стратегию, пытается усиливать контроль над собственностью. Распространяя ее уже и на “личную” а не только “частную”. Это еще один у нас артефакт совка, где отрицая собственность частную (и право такой собственности) государство пусть частично, но признавало некую “собственность личную”.

Которая была гораздо более защищена от поползновений. Не абсолютно, но защищена. И в этом еще одна грань трагедии, которая потом акнулась серьезно. Ведь именно процесс перевода “общественной” собственности в “личную” и был самоей сутью “теневой экономики” что при совке, что таковым остался и опосля его. То есть обретение той собственностью некоего статуса при котором ее нельзя вот так вот просто взять и отобрать. По сути это и был процесс возникновения собственности как таковой, обретение ею свойства неприкосновенности классического. И как боролись с тем процессом господа большевики, так до сих пор и борется наше государство, уже вроде бы как капиталистическое. Нонсенс. И тот процесс борьбы приносит нам неисчислимые жертвы, а главное – он не дает существовать (и развиваться) экономике.

Ну ладно, большевикам простительно ибо они ту частную собственность отрицали как идею, и даже с ней боролись что было уставной задачей государства. Но сейчас? Чем объяснить сейчас стремление чиновников к “учету и контролю” которые и есть социализм (цитата кстати Ленина)? И до сих пор есть странное какое-то там убеждение что экскаватор, мерседес или какая-то там булка хлеба “стоя на балансе” приносит обществу некую пользу, тогда как попав в хищные лапы частника – начинает приносить неисчислимый вред. С какого собственно говоря хрена? Экскаватор тот шо так шо эдак – копает ямы, и ничего другого делать не умеет он. А мерседес тот – жопы возит. Жопу чиновника или жопу барыги – это все равно жопа. А булка хлеба что так что эдак ведет к ожирению. В чем разница? Разница в том что там чиновнику удобно прийти и отобрать, а “в тени” уже гораздо менее удобно, вот вам и вся разница.

Да, нам рассказывают совсем другие штуки, что мол чиновнику виднее где копать яму, чью жопу возить и кто из нас сегодня сильнее голоден. И потому тут без него никак, что он нас научит жить как правильно. Но ведь банальные наблюдения над окружающей действительностью нам намекают что нифига подобного. Что когда чиновник начинает копать ямы и кормить голодных – то получается оно и дорого и плохо.

Вот объясните мне, какая разница между одной гривной (или даже миллионом) в закромах бюджета и в кармане пересичного? Да, за них можно купить булку хлеба (очень мало, или очень много), но по итогу хлеб тот будет сожран. Все равно сожран. Вся разница тут в том кто его сожрет. Вернее даже не так, разница в том кто будет решать кто его сожрет. Или чиновник, или тот кто эту гривну заработал. Вот почему-то многие считают что чиновник решит лучше. Но почему? Не понимаю….

И это ведь еще не все. Чинвнику удобнее забрать, но он не будет забирать тот экскаватор (мерседес или булку), зачем ему экскаватор? Чиновник только ПРИГРОЗИТ забрать. Пригрозит он тому кому тот экскаватор нужен, тому кто знает что с ним делать.

И взамен он попросит денег. Ренту. Ренту за распоряжение вот этим самым “полуобщественным” майном в разряд которого у нас попала и частная собствнность и даже просто деньги. Это лишь метод получать ренту, не более того. И ренту ту чиновник получит в собственный карман, как минимум отчасти. Это коррупция. “Полуобщественный” статус собственности есть основой коррупции, и ничего более.

А собственно сама коррупция (в нашем, местном ее варианте) это есть присвоение части ренты (значительной части) которая якобы “положена” истиному владельцу всех несметных богатств, тому самому мифическому “народу”. “Народ” тут очень удобный “владелец” ибо он никогда не спросит с тех кто именем его распоряжается и ренту эту самую собирает…

Но как-же “лучшие мировые практики” спросите вы? Как-же “роль государства в экономике” и прочие гламуры? А никак. А никаким вообще местом это к нам не относится. Социализмы всякие – игрушка для богатых.

Оно работает в сытой (и даже зажранной) Европе, оно работает в нефтегазовых коммунизмах типа Саудовской Аравии, внезапно – Норвегии и отчасти даже РФ, но оно совершенно не работает в нищих странах типа Кубы или Северной Кореи. Нет, не потому что там “социализм другого сорта”, а потому что они бедные. Вот потому и сорт социализма там другой.

Социализм (в мировом его понимании) это не способ преодолеть дефицит, это способ утилизации излишков. В тех самых США что таки оплот капитализма – они на всякие обамакаре и прочее тратят десятки миллиардов долларов, попутно деформируя ценообразование целых отраслей и саму денежно-финансовую систему. И плохо это или хорошо – вопрос отдельный, и непростой вопрос, но фишка в том что они могут себе это позволить.

И если в Швеции налогов овер 70%, то даже того что остается после тех налогов, и даже с учетом их уровня цен – реально хватает на жизнь. И не просто хватает на жизнь, а там еще и остается некая свобода распоряжения теми остатками, которая собственно формирует субъектов рынка и субъектов права. Формирует экономику и государство.

У нас не формирует. У нас более 50% домохозяйств тупо не в состоянии оплатить даже услуги жизнеобеспечения, и при том нуждаются в помощи государства. Точно так-же как в Северной Корее большинство населения не в состоянии купить себе еду. И это совершенно уже другой род социализма. Они не могут не потому даже что бедная страна, а потому что после “государственного перераспределения” у них не остается ничего кроме талончиков нв пайку.

У нас Кабинет Министров глубокомысленно рассуждает сколько трусов в год себе может позволить пересичный, и сколько ему для этого нужно доплатить из бюджета субсидий.

Это не рынок, это бюджет, не налоговая система и не государство. Это нечто совершенно уже иное. Еще раз повторю, высокий уровень перераспределения не есть способом преодолеть дефицит, а лишь его усугубляет, ибо любой механизм перераспределения имеет КПД меньше единицы. Особенно у нас где он есть еще и базой коррупционной ренты.

Но и это еще не вся трагедия. Ну ладно рента, воровство и ограбление “народа”, ну эти все процессы по итогу должны сформировать субъектов. Пусть даже феодальную элиту какую-то там или рабовладельческую которая рано или поздно испытает нужду в том самом праве, столкнется с задачей защиты награбленного, которая станет более актуальна чем текущий грабеж.

Так не раз уже бывало, и это “исторический путь”. Но и этого у нас не происходит к сожалению. Ибо что собственно награбленное, что и имеющиеся в их распоряжении рычаги – те “новые элиты” тратят в междоусобной войне, в войне за ту самую власть, потеря которой для них означает потерю всего. Ибо иных механизмов защитить здобутки у них просто нету, и они просто даже не догадываются что таким механизмом может быть только право.

И вместо того они друг друга страшно пугают гневом оголодавшего люмпена (вполне справедливым кстати гневом) и лишь на “державу” уповают в защите от него, и потому крепят угнетение всячески. Ибо они совки, у них дефект менталитета.

Помните я упоминал о дефиците традиций? Вот это самое оно и есть. Они не знают что может быть иначе, они помнят только что взобравшись на тигра следует крепче держаться за уши. И качество тут политических (и бюрократических) элит национальную трагедию существенно усугубляет.