Трамп не может позволить себе иметь имидж слабого, нерешительного президента, подобно Обаме

Американская администрация уже была в этом положении несколько лет назад. Тогда Обама, искавший любых способов не вмешаться (вопреки требованиям суннитских союзников) в сирийский конфликт, получил абсолютно демонстративное “пересечение красных линий” (по его собственному определению) со стороны Асада.

Напомню, что линии эти голубь мира установил незадолго до этого сам. Причём, определил их настолько широкими, что нарушить их можно было только нарочно и в пику ему.

Американский президент, на глазах которого Асад равнял с землёй восставшие города, получая десятки тысяч жертв среди мирного населения, официально объявил тогда Асаду, что не будет вмешиваться в конфликт до тех пор, пока тот не применит ОМП.

Заметим, что никакой особенной нужды в этом у сирийского диктатора не было – у него за спиной надёжно стоял Путин, что делало неограниченным его арсенал тяжёлого (и прочего) вооружения и авиации.

Так что, применить химоружие он мог только с одной целью – публично по указке из Москвы дать пощечину заокеанскому импотенту, волею судьбы оказавшемуся во главе единственной мировой супердержавы.

И Обама не подвёл – обо***лся-таки на глазах у всего мира со своим “я ещё не решил”, а затем и вовсе сдался московскому плешивцу, вручив ему разрешение этой ситуации, что подняло гебистскую гниду, организовавшую всю эту “мутку” на уровень влиятельнейшего мирового лидера.

Нынешняя ситуация очень похожа. Отличается, разве что, активной игрой на стороне мирового изгоя ещё и Китая. Но если кто-либо не видит связи между сегодняшним ядерным испытанием (сами севкорейцы заявили о создании водородной бомбы), недавним пробным запуском новой ракеты и демонстративной защитой Ына русскими и китайцами (как на Совбезе ООН, так и после, когда Лавров заявил о “неконструктивности” санкций и прочего силового давления в этом вопросе), то он слеп.

Итак, имеем почти полную аналогию. Трампа, публично угрожавшего Севкорее жёстким ответом на продолжение ядерных испытаний. Ына, не менее публично наплевавшего на эту угрозу. Путина, открыто предлагающего свои услуги в качестве миротворца, что, вне сомнения, призвано повлечь за собой уступки в украинском вопросе.

Особенно тревожно, если этот план в той или иной мере с Трампом согласован как публичное вынуждение его к компромиссу с чекистами.

С другой стороны, принятый недавно закон крепко ограничивает его свободу манёвра, а токсичность Путина для него такова, что может сделать путь к импичменту совсем коротким.

Да и образ слабого, нерешительного президента, боящегося, подобно Обаме, принимать сложные решения, может убить его поддержку даже в глазах ядерного электората.

В общем, что-то должно произойти. Следим и анализируем.