Свободу человека можна ограничить ради спасения его жизни

Инициатива Госспецсвязи обязательно регистрировать всех абонентов мобильной связи и вернуть базу IMEI-кодов вызвала бурю негодования.

Понятного негодования. Как идеологического — «это чё вообще такое, за гражданами следить?!», так и чисто эстетического — наши граждане, в основной своей массе, привыкли отождествлять порочную практику «симок по паспортам» с Россией. И даже гордиться, что у нас такого нет. Голоса в поддержку звучали слабее. Вчера мы дали одному из таких голосов прозвучать на ПиМ — в рамках общей дискуссии.

Сегодня очень кратко выскажем позицию редакции.

Всё, к чему наш маленький ресурс призывает уже третий год, — к прагматизму. Не приносить практику в жертву идеологии и не мыслить слишком отвлечённо, особенно когда речь заходит о конкретных законопроектах.

А ещё наш ресурс призывает госорганы как-то говорить с людьми. Вот и в этот раз, извините за неровный почерк…

Минутка идеологии

Можно ли ограничить те или иные свободы человека? Да, можно. Если это, например, поможет спасти ему жизнь. Парашют — это разновидность упряжки, он очень сильно ограничивает в движениях, тогда как свободное падение свободно — ну, ровно до тех пор, пока земля не говорит тебе «привет», а ты ей «чвяк». Сильно ограничивает и спасательный круг. Государство — сплошной набор ограничений, да ещё и насильственно внедрённых. Тут мы Америку не открываем.

Человечество договорилось до того, что некоторые ограничения — нужны. На местах идут споры о том, сколько и какие. Но цивилизация от первобытного стада и отличается писаными законами и более чёткой иерархией. И, что характерно, встреча цивилизации с первобытным стадом всегда заканчивается в пользу первой — кстати, об открытии Америки, да.

Но.

Это не значит, что ограничения — благо. Они — инструмент, который должен применяться лишь там, где его применение облегчит, ускорит, спасёт, поможет затащить.

Наш дискурс о том, можно ли закручивать гайки в воюющей стране, опять ушёл куда-то не туда. В теоретические дали и абстрактные спекуляции о высших ценностях. Разумеется, можно — и если интересно, где потолок возможного закручивания, обратитесь к закону «Про правовий режим воєнного стану» (почитайте, почитайте, там много интересного). Де-юре он не введён, да, обходимся «костылями». Но, наверное, вы не хотите, чтобы он был введён де-юре — потому что тогда всё обозначенное в нем счастье прилетит сразу скопом и в обязательном порядке, а это уже никому не понравится.

Но можно — не значит «нужно».

По каждой гайке требуется отдельная объяснительная записка. Отдельное чёткое разъяснение, почему именно это нововведение окупит связанные с ним неудобства (или почему его отсутствие в перспективе доставит большие неудобства в виде, например, ствола с колорадской ленточкой, игриво покачивающегося перед вашим носом). И эта записка должна выглядеть максимально убедительно.

…и трёхминутка практики

Так вот, редакция «Петра и Мазепы» с пониманием отнеслась к ограничению доступа украинцев к «ВКонтакте» и Яндекс-сервисам. Почему? Потому что для нас объяснение «в свободное оперирование российских спецслужб передаётся невообразимый массив личных данных украинцев, который, при должном умении OSINT и работы с big data даёт самые широкие возможности для сбора информации, дестабилизации и информационно-психологических операций» звучало достаточно убедительно. Практика показала, что мы были правы.

Но запрет продажи симок без паспорта и возврат базы IMEI-кодов?

Возможно, это нужно. Расскажите нам об этом. Аргументируйте необходимость. Чётко и понятно. Не канцелярским языком. Не может запрет, который касается каждого (!) гражданина страны, основываться на кратком упоминании в пояснительной записке к законопроекту (уже куда-то подевавшемуся с сайта Госспецсвязи), что-де «отсутствие системы регистрации абонентов и уникальных кодов мобильных устройств усложняет проведение мероприятий по нацбезопасности в условиях кибернетических угроз». Распишите. Поясните. Донесите. Не готовы?

Идите… лесом, там подготовитесь. И законопроект свой с собой заберите. Свёрнутым в трубочку.

Нет, сама по себе ссылка на зарубежный опыт не может выступать обоснованием. Она может быть дополнительным аргументом, не вопрос. Но она не может быть причиной. Объясните, зачем конкретно нам это надо, какие именно угрозы вы собираетесь предотвращать, как этот механизм вам в этом поможет. Собираетесь ли вы с помощью этих баз ловить телефонных террористов и мошенников? Следить за отдельными группами граждан? Как именно? Какие именно органы будут с ними работать? По каким процедурам и какова будет ответственность в случае их нарушения? Смогут ли рядовые граждане извлечь из этой нормы пользу — или это только для облегчения работы спецслужб?

Вопрос, как и во многих других случаях, касающихся наших госорганов, упирается даже не в само решение, а в его коммуникацию. Ну вот не любят у нас обсуждать инициативы — их любят просто выкатить и следить за реакцией. И если вы полагаете, что в этом случае инициативу постеснялись обсудить только с народом, то автор этих строк вас порадует: недавно был в Министерстве юстиции, с министром Петренко тоже забыли. Собственно, он теперь тоже против.

Люди любят, когда с ними говорят. Это касается и отдельных чиновников, и широкой общественности. Любой законопроект должен быть проговорен. Любой законопроект, ограничивающий свободы, должен быть очень подробно пояснён. И это, возможно, даже более важная задача его разработчиков, чем собственно выписывание его текста.

Понятно, что мы не привыкли. Понятно, что в командно-административной системе, доставшейся нам в наследство от УССР, это выглядит дико.

Но так это работает в цивилизованных обществах. Так это должно работать и у нас. И не потому, что мы идём в Европу, и даже не потому, что XXI век на дворе.

А просто потому, что наши люди после Майдана уже не согласны на меньшее.