Состояние неопределенности, в котором находятся “ЛДНР”, подходит к концу

Состояние неопределенности, в котором находятся оккупированные территории, подходит к концу. Не потому что переговоры в «Минской контактной группе» или «Нормандском формате» дают какой-то прогресс – тут как раз все стабильно и без особых подвижек.

Вместо декларируемого третий год прекращения огня и обмена пленными мы каждый раз получаем формальные заявления и, максимум, соглашение о перспективах открытия еще одного пункта пропуска. Что на общую картину вообще не влияет. Но в 2018 будет предпринята серьезная попытка как-то решить проблему Донбасса, который Москва продолжает называть «украинским конфликтом».

Главной причиной традиционно являются деньги и рейтинги власти. Денег все меньше, а рейтинги нужны сегодня, а завтра их значение резко уменьшится. Просто подвешенный в воздухе статус больше никого не устраивает, а принятый Верховной Радой закон об оккупированных территориях делает для России цену оккупации слишком высокой. И закрыть вопрос после российских выборов в 2018 было бы для Кремля идеальным решением.

На имиджевые потери можно какое-то время просто махнуть рукой, а вот с санкциями и дефицитом бюджета, из которого ОРДЛО высасывает средства, придется что-то делать. Почву для окончательного решения Москва проверяет с помощью традиционного уже метода шантажа – проведения выборов в непризнанных республиках. Намеки от лидеров боевиков так же традиционно не отличаются тонкостью.

Главарь “ДНР” Александр Захарченко подтвердил свое намерение участвовать в выборах главы республики” в 2018 году. Саму необходимость выборов, которые никто не признает он объясняет нежеланием Украины играть по сценарию Кремля, принимая Особый статус «Донбасса на все времена».

Бывший торговец курятиной, а ныне долларовый миллионер с большим желанием как можно на больший срок отложить встречу с ликвидированными Гиви и Моторолой стремится любой ценой остаться нужным Москве в качестве представителя «народа Донбасса».

Нынешний глава ДНР намерен добиться если не от Киева, то хотя бы от Кремля признание своего статуса руководителя. И упирает на Минские соглашения и Особый статус Донбасса, которые позволили бы ему получить хоть какую-то легитимность, чтобы обменять лояльность на жизнь. Он заявляет, Украина отказалась принять закон об особом статусе в полном виде. «Очевидно, что такие действия Киева мы воспринимаем однозначно – как нежелание выполнять «Минск».

Учитывая это, я не вижу никаких препятствий, для того чтобы принять участие в выборах главы 2018 года в качестве представителя общественного движения «Донецкая республика», – заявил Захарченко.

Для придания выборам в непризнанной «республике» хотя бы внешнего сходства с реальными, к процессу подключают и «конструктивную» оппозицию в лице создателя террористического батальона “Восток” Александра Ходаковского. Он тоже уже успел заявить, что намерен выдвигать свою кандидатуру на “выборах” главы “ДНР”.

Понятно, что оппозиционность Ходаковского, о которой он так любит заявлять, достаточно условная. С реальными соперниками группировка Захарченко покончила давно самым простым способом. Но видимость политической конкуренции должна понравиться наблюдателями.

Главная задача остается прежней – усадить за стол переговоров официальных представителей украинской власти и кого угодно в качестве формальной, пусть временной, власти “ДНР” и “ЛНР”. Маленький шаг к их легитимизации позволит развивать процесс в нужном Кремлю русле.

Таким образом, если Украина не пойдет на уступки и фейковые выборы проведут в 2018 году, спектакль будет очень красивым и реалистичным. И дело не только в красивой сцене борьбы «патриотов Донецка» Ходаковского и Захарченко.

Эта парочка давно не возбуждает серьезных зрителей. Тут нужно что-то другое, способное вызвать у Европы ощущение прогресса, а у Украины – наличия «доброй воли» и вменяемых собеседников. Не исключено даже появление кандидатов с проукраинской позицией, для общей завершенности картины «демократии».

Им гарантируют безопасность и, не исключено, какие-то места в игрушечных органах местной власти. О реальном влиянии речь, конечно, не идет. Марионетки в любом случае повинуются кукловоду. Но внешне они могут быть очень похожи на проукраински настроенных дончан, с которыми не стыдно сесть за стол переговоров.

Конечно, этот вариант не идеален. Для Кремля и его представителей в Донецке и Луганске было бы куда проще с помощью Запада «дожать» Киев до признания Особого статуса по российскому проекту хронологии. То есть амнистия боевиков, выборы под их контролем абсолютно лояльных Москве местных депутатов и мэров, создание своей «народной милиции», судов с прокуратурой и только потом – окончательный вывод российских войск.

Но даже Лавров и Затулин в редкие минуты просветления понимают, что это такие же мечты, как вечная корзина с отборным овсом в лошадином раю. Тем не менее, как-то избавляться от «чемодана без ручки» под гордым названием ОРДЛО Москва хочет уже в 2018 году. Просто потому что «денег нет, но вы держитесь».

Потери России от санкций, большие расходы на содержание Крыма и удержание рубля заставляют Москву совершенно другими глазами смотреть на содержание Донбасса. Глазами злыми и голодными.

Потому в сентябре по итогам совещания у вице-премьера Дмитрия Козака и было дано поручение Минфину РФ «исключить из проекта федерального бюджета на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов в полном объеме расходы на оказание в 2019–2020 годах гуманитарной поддержки отдельным территориям».

Отдельные территории, это как раз Донбасс – средства на Крым и Калининград (тоже упоминается в проекте) идут отдельной строкой. То есть все очевидно – в 2019 году все вот это счастье они твердо намерены свалить на украинский бюджет. Гонка с чемоданом без ручки превращается в эстафету с передачей этого самого чемодана в качестве палочки.

Ключевой вопрос – нужно ли это Украине. С точки зрения экономики приобретение очень сомнительная. После кризиса и российской агрессии нашей стране потребовалось три года, чтобы оправиться от удара и от балансирования на краю пропасти перейти к небольшому росту экономики.

Рост ВВП, зарплат и пенсий не просто достаточно скромный, но и очень уязвимый. И повесить прямо сейчас на него регион с разрушенной инфраструктурой, затопленными шахтами, уничтоженными предприятиями и голодными любителями Путина может стать катастрофой.

С другой стороны, признание территорий оккупированными позволяет Киеву не торопиться с приемом сомнительных подарков от Москвы. Мы можем себе позволить подождать, посмеиваясь над фейковыми выборами в ДНР или ЛНР.

Можем подробно поговорить о Крыме – он тоже оккупированная Россией украинская территория и мы тоже планируем его вернуть.

Почему бы не поговорить о нем сейчас и в контексте Донбасса? Не хотите обсуждать их вместе? Давайте поговорим и об этом. Нам спешить некуда – у нас экономика растет, а в России совсем наоборот.

Разрушенный Донбасс в комплекте с санкциями действует на Россию сегодня, как медленный яд. Но мы, повторюсь, можем себе позволить не спешить и подождать, пока он подействует. Конечно, не забывая, что наши дипломаты все это время должны отрабатывать «на отлично».