Российская преступность попыталась разрастись в глобальный мафиозный интернационал

Российская преступность попыталась разрастись в глобальный мафиозный интернационал, создав неоперабельную раковую опухоль на теле человечества.

«Моча! – Как много в этом звуке для сердца гангстера слилось!..» И отлилось в граните, и отозвалось эхом мельдония, Крыма, Донбасса и Сирии. А еще – звоном украденного триллиона, пепел которого стучит в воровской мозжечок и не отпускает.

Как президентское кресло нашего верховного воропомазанника. Он врос в него всей площадью царственной задницы – так, что не оторвешь. Если отрывать – придется начинать со звездолобой башки, чтобы вся тушка расслабилась, тогда, может, отпустит. И то – не факт: подельники-то никуда не денутся, а жить они хотят вечно и жирно, присосавшись к огромной территории, как бычий цепень.

Глобальные счета по сумме содеянного копились долго, еще дольше – оформлялись по всем канонам западного законодательства. Там ведь не могут просто констатировать: «Ну, не нравится нам этот плешивый парень. Много ворует, пальцы растопыривает и ядерным пеплом трясет». Там надо набрать свидетельства по каждому факту, запротоколировать, доказать, принять соответствующие законы, разработать механизмы их исполнения. У них ведь – не наша Госдурочка-истеричка, готовая по щелчку кремлевского пальца запретить все, что движется, абсолютно не понимая при этом, как потом воплощать в жизнь сей феерический бред.

Там – правовые институты, а не руины с громоздящейся приблатненной братвой из 90-х. Да и налогоплательщику необходимо доходчиво объяснить: куда идет каждый цент? Это в России – сиди и не чирикай, а западный истеблишмент – въедливый. Он может, ежели что не так, и взбрыкнуть, и никаких водометов не хватит. Вот они и систематизировали годами нехороший материал, потом месяцами рассматривали, принимали и разрабатывали. И, наконец, «почтальон позвонил». Нет, не к Мутко, у которого «ноу криминалити», а непосредственно – стукнул в главную черепную коробку. И прислушался к журчанию верховного сортира. Собственно, ничего, кроме секретных биоматериалов в этом заведении не булькает, посему ответ оттуда воспоследовал вполне ожидаемый.

Сначала Путин собрал всю криминальную рать и заявил, что «пора переводить экономику на военные рельсы». Потом стало известно, что «паханчик» возбужден всерьез, и даже разослал по городам и весям в образовательные учреждения суровую цидулю, требующую повысить мобилизационную готовность учащегося пушечного мяса.

А спустя еще пару дней нарисовался министр Силуанов, воздевший руки к небесам и проистеривший: «Если наши золотовалютные резервы могут быть арестованы, даже если мысль такая у кого-то есть, это просто финансовый терроризм, самый настоящий!..» Но хляби небесные не разверзлись и не смочили его голову золотым дождем, а злопамятно булькнули сверху тем же мельдонием, лишив еще нескольких спортсменов-жуликов сочинских олимпийских наград. И это – те результаты, «которые мы заслужили вместе с тобой». В командном зачете Россия уже спрыгнула с первого места олимпийского пьедестала – на шестое. Такого в истории Олимпиад еще не случалось, но у гангстеров, как всегда – особый путь, и они насильно тащат по нему Россию, уже и без того извалянную ими же в грязи, кровище и историческом позорище.

Ответить на экономические санкции они не могут. На обвинения МОК – тоже. Их морды раскраснелись и опухли от постоянных целенаправленных пощечин то с одной стороны, то – с другой. Уши оттянуты, глаза выпучены, язык бормочет нечто нечленораздельное, но непременно – с приблатненным матерком. А что они еще могут сказать? – только истерично угрожать и по-скотски хрюкать.

Гангстеры идут на войну. В их руках – захваченная в заложники территория с населяющей ее массой. Одна седьмая часть суши. Кто не с ними – тот предатель, тому – «черную метку», «снулую рыбу» в пакете, как было принято на Сицилии. «Дядя Вова, мы – с тобой!» – поют «нео-пионэры», и стройными рядами идут «в жопу» по завету великой Раневской. Точнее – в виртуальные окопы, на информационную войну, на битву с внутренними врагами. Потому что внешний враг угрожает только гангстерам, а не «пионэрам». Они ему не интересны, они не воровали денег у российских аборигенов-лопушков. Но волею судеб, реализованных их папами и мамами, усердно терпящими и голосующими за бандюганов на всех уровнях, эти детки обречены встать впереди воровского паровоза, несущегося к пропасти на всех парах. И принять на себя удар цивилизации, и сгинуть под колесами взбесившейся машины.

Это уже расхожая формула: «В мире есть государства, имеющие свою мафию, и только в России мафия имеет свое государство». Захват случился не вчера, и даже не шесть лет назад. Захват осуществлялся десятилетиями, и стал кульминацией на исходе 90-х. Вся логика ельцинской России вела к тому, что мафия в итоге победит. И она победила, и попыталась разрастись в глобальный мафиозный интернационал, создав неоперабельную раковую опухоль на теле человечества. И либо цивилизация избавится от этого анклава, либо пораженные клептократией клетки сожрут весь организм, после чего, безусловно, погибнут вместе с ним.

Признание Западом явления, выросшего в России, смертельно опасным – похвально. Но это – только первый этап.

Впрочем, второй уже начался: все это отребье будут втискивать обратно в границы гангстерского анклава с замораживанием криминальных активов вовне. Но без третьего – решительного акта – все равно не обойтись: выжечь эту заразу внутри России. Точечными ликвидационными ударами или посредством спецопераций – покажет время. Его – увы – осталось совсем немного. Потому что гангстеры идут на войну. Пока – внутри самой России. Но это только пока.