Российская экономика – это бомбардировщик, стремительно падающий вниз

Экономика России – это песня, спетая фальшиво и такой она была всегда, страна, неимоверно богатая природно, не давала обычно особого богатства своим жителям из-за неизменной алчности власти.

Народ достаточно трудолюбивый и талантливый, тем не менее настолько покорен и склонен к отождествлению себя с властью, что влачил рабское существование дольше всех в Европе.

Российский флот ловил и вешал торговцев черными рабами в то же самое время, когда в России официально большинство крестьян находились в состоянии рабов.

Коррупция и прямое воровство казенных денег стало второй натурой всех народов Российской Империи и ни дубинка Петра Первого, ни золотые стандарты министра Витте, ни расстрелы сталинских троек не смогли с этим явлением справиться. Сегодня, как и во время Карамзина, на вопрос “как дела в России?” можно смело ответить его словами: “воруют”.

Самая настоящая вакханалия воровства, когда только что освободившиеся от контроля вчерашние совки, кинулись расхищать остатки “общенародной собственности”, не гнушаясь убийствами, бандитизмом и комбинированными с законом силовыми захватами, закончилась в России тем, что старая элита КГБ, привела к власти своего ставленника, плоть от плоти спецагента КГБ Владимира Путина.

С помощью своих всесильных покровителей, ему удалось в очень короткое время обуздать уличную преступность, выдавить “братков” из реальной власти, обуздать зарвавшихся, опьяневших от вседозволенности олигархов типа Березовского и Ходорковского, подчинить себе оставшихся олигархов, изъявивших покорность новому боссу.

Россия вздохнула после беспредела 90-х немного свободнее – сразу задышал мелкий бизнес, ожил рынок, в страну, ободренная крепкой властью, потянулась вереница инвесторов, отлично зарабатывающих на гигантском рынке и огромных природных богатствах страны. Благосостояние россиян поднялось в разы.

Установилось не просто изобилие характерное для свободного мира – россияне заработали на мощном рывке рынка.

Почти все квартировладельцы в стране, приватизировавшие свои в прошлом государственные квадратные метры, в одночасье стали рублевыми миллионерами, а многие москвичи и питерцы даже долларовыми. Еще вчера еле сводившие концы с концами и с завистью глядевшие на какую-нибудь Литву или Польшу россияне, внезапно стали богаче их.

Теперь обычный офисный работник в Москве мог позволить себе раз в год кататься с шиком за границу, мог позволить себе собственную машину, пусть взятую в кредит. Этот феномен пробудившегося рынка, вызванный как ростом цен на природные материалы, так и построенными рыночными отношениями, стал индульгенций Президенту Путину и его команде, которых он стал направо и налево назначать на “прибыльные” должности, где можно было привольно красть из бюджета миллионами.

Пресловутый кооператив “Озеро” – уже давно всем известен и мы тут не раскроем ничего нового, если скажем, что Владимир Путин щедро расплатился со всеми, кто в его жизни запомнился хоть чем то хорошим. Также довольны Путиным остались кураторы из прошлого – члены закрытого “клуба” КГБ, превратившегося в теневого хозяина огромной страны.

Экономика работала по затратной модели: деньги поступали потоком в казну от высоких налогов на недропользование, экспортных и транзитных пошлин, затем они отчасти изымались и сохранялись в кудринском резервном фонде, а остальное пускалось на огромные инфраструктурные проекты, предназначенные не для развития, а для того, чтобы “клиенты” и антерпренеры власти могли присосаться к проектам и высасывать из них деньги, получая таким образом плату за лояльность.

Остатки шли на армию, на пенсии и содержание убыточных регионов, которым тоже было бы обидно остаться лишними на этом празднике жизни. Деньги, вливаемые в инфраструктурные проекты, не полностью высасывались ворами – естественно что были построены тысячи километров отличных дорог, сотни мостов, торговых и жилых центров, коммуникаций, аэропортов. Задействованные в проектах рабочие и интеллигенция получали немалые зарплаты и вливали эти зарплаты в рынок. Оживилась торговля, промышленность, услуги. Платежеспособность населения росла и удовлетворять его спрос кинулись крупнейшие компании мира.

Однако ни одна сказка не может продолжаться вечно. С 2006 года экономика России стала пожирать себя самою. Прежде всего, правительство нуждалось в стабильности, потому все больше и больше людей стало работать на государство, а не на свободном рынке. С 2002 по 2007 гг. количество бюджетников выросло на 2 млн.человек.

Выросли военные расходы: Россия стала тратить на армию почти четверть своего бюджета, так как опора страны тоже хотела жить хорошо – не хуже чем обычные обыватели и офисный планктон Москвы. Работать в науке, в аэрокосмической отрасли, в ВПК стало намного менее выгодно, чем в нефтяной, где зарплаты мастера буровой могли быть в разы больше чем руководителя научного проекта в НИИ космоса или в проектном бюро Сухого.

Пока власти поняли, что так они потеряют всех специалистов – так оно и случилось. Россия подсела на нефтяную иглу и уже больше ничего толком производить не могла. Власти время от времени делали попытки наладить какие то всплески высокотехнологичного производства, но пропитанный насквозь коррупцией аппарат страны уже работал самостоятельно, превращая в формальность и объекты распила все научные и производственные проекты правительства. В конечном итоге, к 2007 году Россия уже потребляла больше, чем производила и началась постепенная деградация рыночной системы, давшей такой рывок в развитии России в начале 2000-х.

Кризис 2008 года застал Россию врасплох и ударил по всем сторонам экономики, делая ее все более и более убыточной. При этом, как всегда бывает с таким видом экономики, при уменьшении количества денег в системе, не уменьшается, а увеличивается коррупция. В 2012 году по расчетам TI до 35% ВВП России уходило в коррупцию.

Началось массовое изымание денег из кудринских “заначек”. Агрессивная политика России 2008-2014 гг. еще более усугубила развал экономики. В 2009 году был в первый раз проеден весь пенсионный фонд, в 2013 году был уничтожен резерв пенсионного фонда, отложенный на будущее еще в 2004-2009 гг.. В 2017 году ожидается исчезновение стабилизационного фонда. Совокупный долг России достиг уже 100% ВВП, при этом государственный долг России в этой сумме составляет лишь 15% – остальное суверенный долг, включающий долги государственных предприятий и банков, а также задолженности перед гражданами (внутренний долг). В 2016 году ВВП показал падение на 0,2%, уровень жизни населения с 2013 года упал на 37%, продовольственная корзина на 35%, корзина льгот и выплат – на 85%, с учетом монетизации большинства льгот и передачи их в местные бюджеты. Как было сказано, пенсионного фонда больше не существует, съедены все пенсионные накопления граждан до 2019 года.

Несмотря на то, что большинство санкций, наложенных на Россию ЕС и США за разбой в Украине, уже не оказывают влияния на российскую экономику, однако Россия ощущает пагубные последствия этих санкций и будет продолжать их ощущать еще около 4-5 лет, даже если их сегодня отменят. Потому будет вполне правильно сравнить экономику России с самолетом, вошедшим в пике. Сам он не сможет из этого пике выйти – нужна воля и мастерство пилота.

Точно так же и Россия – не сможет сама выйти из экономического пике, необходимы действенные меры и реформы, которые смогут снова восстановить рыночные отношения и позволят рынку начать лечить больную экономику. Совершенно очевидно, что восстанавливать экономику лишь убрав или ослабив параметры, которые ее обрушили – невозможно. Ведь это всего лишь возмущающие факторы, нормальная экономика их бы выдержала. Между тем именно этого понимания и нет среди российских “людей, занимающихся экономикой” (экономистами их назвать – язык не поворачивается).

Кудрин предлагает экономить на населении и таким образом уменьшить дефицит бюджета, Греф предлагает чуть меньше воровать, левые популисты вроде Глазьева – предлагают отгородиться от мира и строить кондовую экономику “внутреннего сгорания”, “западники” говорят, что надо вернуться в 90-е, тогда дескать рынок сам все наладит, а как – не знаем, а “государственники” шепчут что надо начать еще одну войну и вливать в экономику деньги через армию и ВПК, тогда дескать все будет “ОК”.

Несчастный Путин, который ни одной из этих сил не доверяет, а сам в экономике полный дуб, демонстрирует полное замешательство и очевидно кидается из стороны в сторону не понимая вообще ситуации в экономике.

Нет ни одного специалиста, который пришел бы и разжевал ему ситуацию в экономике страны, объяснив четко, что из чего берется и как лечить этого смертельно-больного пациента и продлевать ему жизнь. Почему продлевать а не вылечить? По простой причине: Путин не приемлет варианта без воровства и расхищения бюджета, он не желает жить в обществе, где народ выбирает себе вождя сам. Отчасти от того, что совершенно точно знает КАКОГО вождя себе изберет этот самый народ, если он отойдет в сторону.

Симптоматично, что в стране, жалующейся на несвободу, большая часть населения отдает свои симпатии усатому грузинскому людоеду – Сталину, а затем бородатому ордынскому людоеду – Ивану Грозному. Нет никаких сомнений, что эти пристрастия не исчезнут у большинства россиян с уходом Путина. Сохранить же власть он может только покупая себе окружение щедрой средневековой системой “кормления на месте” – жрать от должности.

Уже много раз – от Касьянова до Кудрина и от Глазьева до Степашина, Путин пытался найти силу, которая стала бы альтернативой “Единой России”, но не альтернативой его “трону”. Ни разу такой силы он не находил, потому что ни одна из сил не могла справиться с экономикой, обязательно требуя перераспределения имеющихся благ, но ни разу не дав программы о создании новых.

Все горе-экономисты России рвутся делить, но ни один – работать и создавать. А при той “особенности национальной охоты” о которой мы говорили в прошлой статье, мы в самом деле не видим никаких возможностей для изменения “статуса кво”.

Запад может снять санкции, кремлевские воры могут договориться меньше красть, КГБ-шный костяк теневой власти может договориться с властью и дать идеологические послабления – все это может произойти, но из комы вывести российскую экономику это не сможет.

Образно говоря, это лишь позволит трупу подавать признаки жизни: тело будет шевелить руками и ногами, будет подергиваться веко или ухо и все будут в счастье: ах! Скоро он оживет! Но этого не произойдет.