Разница между россиянами и украинцами лежит в плоскости куртуазной культуры

КОНЕЦ НАШЕЙ ЗИМЫ
Эту третью зиму Революции и вторую зиму Войны – внешней, против российского агрессора, и внутренней, против реакции и контрреволюции – нужно закончить сознательно. Поэтому я не буду рассказывать Вам о наших успехах и поражениях, они Вам и так хорошо известны из новостей. Я хочу поделиться с Вами чем-то другим. К примеру, недавно я понял, что некоторые государственные учреждения и СМИ меня сильно не жалуют. Надо сказать, что я на них не обиделся — просто мне стало смешно. Ведь моими любимыми книгами юности были ‘Свергнуть всякое иго’ Игоря Марковича Ефимова, ну или ‘Андрея Московита’, и (это напрягает многих наших умеренных, pardonnez-moi, запугали ребят штатные сочинители брежневистских учебников!) ‘Евангелие от Робеспьера’ Анатолия Тихоновича Гладилина. Скажем так, Библия никогда не могла бы стать для меня тем, чем…вместе с ‘1793’ Гюго и ‘Маятником Фуко/Пражским кладбищем’ Учителя Эко (да, мы все скорбим, я просто не люблю сопливые банальности) стали все перечисленные книги. А якщо Ви мене спитаєте щодо украінського доробку в традицію свободи, яку я особисто обстоюю – то це ‘Хіба ревуть воли, як ясла повні?’ Панаса Мирного. Що, нудятина зі школи, смішна назва?! Не слід, пані та панове, бути аж такими ‘креолами’ – у цьому романі чітко показано, що украінцям притаманний анархічний лібералізм, і передбачено трагедію зіткнення нашого вже свідомого народу із мафією, яка має зовнішню підтримку…Иногда возникает впечатление, что не все понимают, во что мы ввязались. Мы ввязались в экзистенциональную борьбу между ‘упакованным’ но таким уж скользким и неизбежно лживым злом — и застенчивым, скромным и неумелым добром. Такие, как я, по множеству своих причин, выбрали вот эту вторую сторону. Разница между нами и нашим врагом такова — у них нет чувств: долга, ответственности за других и себя, нет любви, ни к Прекрасной Даме, ни к родной земле, ни к кому и ни к чему. С моей точки зрения, они и не люди вообще. Поэтому, хотя мы и терпим множество горестей, мы побеждаем. Жертвы, принесенные нашим народом — огромны. Но они не зря. Ничего не зря. Не зря и мы все, потерявшие сон и в целом какую-то нормальную жизнь. Ни одна минута не зря. Ни одна секунда не зря. Потому что еще три года назад никто не мог и предположить каким народом станут украинцы. Народом, меняющим историю.

Максим Михайленко