Появится ли у границ Украины еще одна Беларусь

Украине на опыте молдавской антикоррупционной борьбы стоит поучиться тому, как не превратить победу над коррупцией в победу над демократией.

Задержание мэра молдавской столицы и одного из лидеров входившей в правящую коалицию Либеральной партии Дорина Киртоакэ стало самым громким “антикоррупционным” достижением в Молдове – после ареста бывшего премьер-министра страны и лидера Либерально-демократической партии Влада Филата. Задержание это может иметь для либералов те же последствия, что арест Филата для либерал-демократов.

После начала судебного процесса над Филатом либерал-демократы – а это была ведущая, самая авторитетная партия в прозападном лагере – фактически перестали существовать. Один из последних ударов по их былым возможностям был нанесён в день задержания Киртоакэ, когда фактически одновременно с мэром Кишинева и его сотрудниками по местному самоуправлению был арестован бывший депутат от партии Филата, медиа-магнат и сын второго президента Молдовы Кирилл Лучинский.

Либералы ответили на задержание самого высокопоставленного из своих лидеров предсказуемо: выходом из правительственной коалиции и отставкой собственных министров. Впрочем, в судьбе самого правительства это мало что изменит, так как у большинства хватает голосов и без разочарованных либералов. Зато отставка министров, придерживавшихся откровенно “унионистких” взглядов – то есть выступавших за объединение Молдовы и Румынии – еще в большей степени сблизит позиции главного молдавского олигарха и лидера Демократической партии Влада Плахотнюка и президента страны, лидера социалистов Игоря Додона.

Додон заинтересован в сближении этих позиций, потому что, подобно Плахотнюку в лагере правых, он ведёт собственную игру в лагере левых пророссийских сил, уничтожая главного конкурента социалистов – “Нашу партию” бизнесмена Ренато Усатого, мэра второго по величине молдавского города Бельцы. Усатый, который объявлен в розыск правоохранительными органами Молдовы, уже который месяц скрывается от правосудия в милой сердцу Додона России. Но Додон не только не предпринимает усилий для того, чтобы помочь бывшему союзнику и вернуть его в Бельцы, но выступает с гневными политическими филиппиками в адрес Усатого, которого называет не иначе, как выходцем из преступной группировки. Усатый, разумеется, тоже не остается в долгу, называет действующего президента страны частью олигархической системы и угрожает ему расправой. Во время прошлых парламентских выборов “Нашу партию” просто к ним не допустили, что и позволило социалистам Додона сформировать самую большую парламентскую фракцию. Понятно, что президент заинтересован в повторении подобного сценария: это даст ему возможность если не контролировать новый парламент, то хотя бы иметь в нем сильную фракцию. Но ключ к решению проблемы – и тут Усатый прав – в руках Плахотнюка, потому что именно он фактически контролирует молдавских правоохранителей и антикоррупционеров.

С точки зрения борьбы с коррупцией Молдова куда успешнее Украины: бывший премьер-министр в тюрьме, мэр Бельц в бегах, мэр Кишинева готовится к судебному процессу – о чиновниках помельче я уже и не говорю. В стране не так давно прошли масштабные антикоррупционные протесты, объединившие представителей самых различных политических сил и гражданского общества. Именно эта успешная антикоррупционная война окончательно превратила Молдову в олигархическое, как говорят в стране “захваченное” государство, разделённое между олигархом Плахотнюком и зависимым от него президентом Додоном. По сути, политическая история Молдовы на этом приостанавливается – главная интрига в том, смогут ли бенефициары антикоррупционной борьбы договориться или схлестнутся между собой.

Для Украины в этой ситуации важно одно: чтобы Молдова не стала новой Беларусью, возможным плацдармом для дестабилизации ситуации на юге нашей страны. На первый взгляд – учитывая явные прокремлевские симпатии Додона и известную гибкость Плахотнюка – такой вариант отнюдь нельзя исключать. Но при более тщательном рассмотрении становится очевидно, что Додон просто использует Путина – и симпатии своего электората к Москве – также, как Плахотнюк использует Запад и симпатии части молдаван к европейской идее. Главная цель обоих – монополизация власти в Молдове. Не случайно связанный с демократическими силами Конституционный суд Республики Молдова объявляет незаконным нахождение на территории оккупированного Приднестровья российского контингента, а Додон ужесточает тон по отношению к “ПМР” и в ответ на очередную филиппику тамошнего гауляйтера Вадима Красносельского о неминуемой “независимости” контролируемой Кремлем территории насмешливо бросает – “хотите в Украину?”.

На самом деле главным интересом Украины должна стать не победа Плахотнюка над Додоном, а возвращение политики в Молдову – только это гарантирует независимость страны и ее добрые отношения с Киевом. Ну и заодно на опыте молдавской антикоррупционной борьбы стоит поучиться тому, как не превратить победу над коррупцией в победу над демократией и не стать государством высокопоставленных обманщиков.