Похищение юноши – новая страница в российско-украинских отношениях

Украинский юноша, похищенный ФСБ в Беларуси, – это, конечно, новая страница в российско-украинских отношениях.

Если то, что происходит между двумя странами в последние годы, можно назвать отношениями. На самом деле это не отношения. Это война. И в этой гибридной войне происходит захват заложников.

Похищенный вполне подходит на роль очередного заложника. Сын украинского офицера, не скрывал своих взглядов в социальных сетях. Можно объявить очередным украинским террористом, а можно и поторговаться – и взамен за освобождение молодого человека получить настоящего террориста, милого сердцу его лубянских кураторов.

Почему похищение произошло на территории Беларуси, тоже понятно. После серии арестов украинских граждан поездки в Россию, разумеется, не прекратились. Но куда реже едут те, кто связан с украинскими силовыми структурами или вообще имеет проукраинские взгляды, да еще и афиширует их. Задержать обычного гастарбайтера можно, но без впечатляющей истории это будет неубедительно. Российскому правосудию, российской пропаганде нужны мифы: воевал в Чечне, убивал “ополченцев” или просто родственник украинского военного, а значит, террорист. И таких людей ищут систематически. Ведь похищенного в Беларуси Павла Гриба выманивали в Беларусь – значит, следили за его аккаунтами в соцсетях, искали уязвимые места, думали, как заставить пересечь украинскую границу. Очевидно, что в такой разработке находится не один Павел – просто он попался. Ловля “на девушку” – классический прием спецслужб.

Почему выманивали именно в Беларусь, тоже ясно. В глазах обычного украинского гражданина, не очень разбирающегося в политических хитросплетениях и договоренностях, Беларусь – не Россия. Другая страна. Что между Россией и Беларусью практически нет никакой границы, что российские спецслужбы чувствуют себя в соседней стране как дома и органически сливаются с белорусскими – разумеется, когда речь не идет о личных интересах Лукашенко, – это мало кому понятно.

Не говоря уже о том, что речь идет о 19-летнем парне, который вырос в свободной стране. В стране, где политические взгляды – одно, а личная жизнь и безопасность – совсем другое. Где можно обличать власть и не бояться последствий. Конечно, была эпоха Януковича с ее бандитской “моралью”, но и тогда власть боялась переходить все границы практически до самого Майдана. А в жизни Павла Гриба время Януковича завершилось, когда ему было только 16 лет. Его становление происходило уже в нормальном мире. В том самом нормальном мире, которого лишены его российские и белорусские сверстники, живущие в атмосфере привычного советского внутреннего самоконтроля: мол, мне тоже все не нравится, но зачем я буду об этом кричать. И неслучайно на тех 16-летних, кто выходил на митинги Навального, взрослые дяди и тети смотрели с искренним недоумением. Эти дети как с другой планеты, почти с Украины.

Павел Гриб поплатился за эту свою “инопланетность”. А еще за отца, конечно. Сын за отца отвечает – это мы выучили со сталинских времен. И похоже, что с тех самых времен на Лубянке ничего не меняется. Кража человека остается доблестью, поиск заложников – единственным средством освобождения собственных преступников, ложь – единственным доказательством правоты.


Источник