Нет никаких планов, что произойдет с оккупированными территориями после введения миротворцев

Все больше различных заявлений и свидетельств, что решение о передаче Украине летальных вооружений в США уже приняли.

Они не объявляют его, скорее всего, ожидая результатов выборов в Германии, чтобы не создать проблемы для Ангелы Меркель, которая выступала категорически против этого. Поэтому это может быть одна из позитивных новостей, которую сообщат – очевидно, с условием не спешить объявлять об этом – президенту Порошенко. Вполне возможно, он будет чувствовать себя победителем после этой встречи.

Но все остальное внушает чувство безысходности. Оружие, которое получим от США, – полезное, нужное, но не поможет вернуть территории. У Украины нет видения возвращения этих территорий. Есть достаточно сомнительная как с точки зрения реализации, так и с точки зрения механизма идея замораживания конфликта на Донбассе под эгидой миротворческой миссии – абсолютно непродуманная.

Общий тон дискуссии и встречи, я думаю, будет очень положительным. Тем более, что Дональд Трамп в своем выступлении в ООН вспомнил Украину. Возможно, он вспомнил ее один раз, в то время как слово “суверенитет” назвал двадцать один раз, но это и есть тот широкий контекст, в котором Украина может дальше говорить с США о беспокоящих нас проблемах.

Однако нам нужны куда более серьезные решения от США относительно гарантий безопасности Украины. Ведь это оружие, возможно, улучшает какие-то элементы обороны, но вовсе не гарантирует, что Россия не будет нападать. Об этом украинский президент не говорит, этими вопросами не занимается. По крайней мере, я не вижу никаких свидетельств, что Украина серьезно занимается этим.

Еще раз повторю, что нет действенных предложений по решению конфликта. А те, которые есть, по всей видимости, вызывают очень неоднозначную реакцию не только в мировом сообществе, но и в Украине, прежде всего. Президент не провел никаких консультаций в Украине по вопросу миротворцев. Поэтому, если это решение и будет принято, его навяжут парламенту и обществу, не объяснив, в чем выгода и как это реализовывать.

Нет никакого плана, что произойдет с этими территориями (оккупированные районы Донецкой и Луганской областей – “Апостроф”) после введения туда миротворцев. И в том виде, в котором этого хотели бы президент и часть стран Запада, вряд ли на это когда-нибудь согласится Россия. И вряд ли есть какие-то технические возможности провести это не только через Совет Безопасности, но и через Генассамблею ООН. Даже введение миротворцев без признания Россией ответственности как страны-агрессора или страны-участника конфликта невозможно, потому что не с кем вести переговоры о безопасности миротворцев.

Все говорят только о первом этапе – введении миротворцев, – а дальше посмотрим, что будет… Так не работает! Нужно иметь четкий план, что будет дальше.

То есть, для положительных пресс-релизов оснований будет более чем достаточно, но для выводов, что эта встреча что-то реально изменила, я думаю, оснований у нас не будет.