Не стоит повторять тезисы российской пропаганды о деле пограничника Колмогорова

Завтра – очередная попытка заседания ВССУ по делу осужденного пограничника Колмогорова.

С подачи российских/пророссийских СМИ у нас в информпространстве усиленно разгоняется тезис что, мол, в деле Сергея не все так просто, ведь состояния войны и военного положения не было, а только АТО, в сентябре 2014 г Мариуполь – мирный город и т.д. и т.п.

О чем речь? Зачем повторять тезисы «потерпевшего»-водителя (“выехал на побережье отдохнуть”, это в 10 км от линии фронта), ватников-судей и российской пропаганды?

Откроем Закон Украины «Про боротьбу з тероризмом» и прочитаем, что такое АТО.

Понятно, что в военное время силовикам предельно просто действовать адекватно ситуации. Но и АТО – это уж никак не «мирное время».

Закон предоставляет привлекаемым к операции силовикам полное право использовать в зоне проведения АТО оружие, задерживать и обыскивать граждан и транспортные средства, контролировать перемещение транспорта, принимать силовые меры не только к террористам, но и к тем, кто «подозревается в причастности к террористическим группам».

Бредни водителя (кстати, а отчего он скрылся в России, к которой якобы не имел никакого отношения, а не, к примеру, в Молдове?) в стиле «не знал-не слышал-мирное время», даже если в них поверить, можно списать разве что на незнание закона. Но и ребенок знает, что незнание закона ни от чего не освобождает – в данном случае от ответственности за попытку скрыться от пограничников.

Потому оставим все рассуждения о том, что АТО и «мирное время» – одно и то же.

Пограничник Колмогоров честно выполнил приказ, находясь в зоне проведения АТО как участник операции, и имея на свои действия все полномочия.