На оккупированных Россией территориях не может быть бесконтрольных конфликтов

Территории Луганской и Донецкой областей, которые сегодня объявлены Москвой так называемыми “народными республиками”, полностью контролируются Россией.

Этот конфликт не может выйти из-под контроля, потому что эти люди находятся на так называемых “должностях” только потому, что так решили в Москве.

Другое дело, что в Москве могут быть определенные конфликты между различными кланами. Эти конфликты продолжаются под троном все время. Мы просто не очень их замечаем и не очень разбираемся в российской политической жизни. Но совершенно очевидно, что не может быть никаких бесконтрольных конфликтов на оккупированных Россией территориях.

Если такие конфликты возникают, скажем, когда появляется человек, которого Москва считает не вполне своим, как это было в Абхазии, она прибегает к совершенно другим мероприятиям. Напомню, что когда в Абхазии “президентом” этой самопровозглашенной “республики” был избран Сергей Багапш, который не отвечал выбору Москвы, и не был избран Рауль Хаджимба, который, кстати, сейчас является “главой” Абхазии, тогда началась экономическая блокада “республики”. Но это просто потому, что Абхазия так или иначе была детищем не столько путинских действий, сколько постсоветского конфликта, который тогда получил этнический окрас. И именно поэтому люди, которые были представителями абхазской политической элиты, могли опираться не только на московскую поддержку, но и на поддержку собственных сограждан. Это очень важный момент, который надо учитывать.

В Донецкой и Луганской областях ничего подобного нет и в помине. Это обычные оккупационные администрации, которые ведут борьбу между собой.

Это никакое не обострение (по отношению к Украине). Президент Петр Порошенко действует так, как он должен действовать. Когда появляется сообщение о появлении иностранных войск на территории Украины, он созывает совещание. Но территория Луганской и Донецкой областей фактически аннексирована Россией. На сегодняшний день нет формального решения об аннексии, но фактически эта территория не очень отличается от ситуации в Крыму. По ней могут свободно передвигаться любые российские граждане, любые российские грузы и любые российские войска, потому что в действительности никакой российско-украинской границы там фактически не существует.

Российско-украинская граница сегодня существует на линии соприкосновения между так называемыми “народными республиками” и Украиной. Это настоящая граница, которая перенесена. А это территория, которая фактически контролируется РФ, поскольку войска РФ с территории, которая формально является территорией страны, переходят на территорию, которая фактически контролируется Россией. Какое же это тогда обострение? Вот если бы российские войска пересекли линию соприкосновения, тогда было бы обострение. А то, что какие-то российские кланы решили с помощью войск помочь одному из луганских кланов, который сейчас борется за власть в этих районах, – это абсолютно нормально. Так бывает во всех странах третьего мира.

Мы видим сейчас, как происходят события в Зимбабве, где вооруженные силы поддержали вице-президента, который борется с президентом. И это привело к отставке президента Роберта Мугабе. А Мугабе является фактически таким же нелегитимным президентом Зимбабве, как и Игорь Плотницкий – нелегитимный “руководитель” так называемой ЛНР. Потому что свободных выборов на территории Зимбабве уже много лет не было. Но, вместе с этим, вооруженные силы Зимбабве считают, что они могут поддержать одного из представителей абсолютно нелегитимной с точки зрения реального права администрации в борьбе с другим руководителем. И это как бы правовая процедура, но все эти люди держатся у власти, потому что они установили авторитарный режим. И военные являются единственной альтернативой действиям партийных и государственных функционеров, потому что у них есть сила. Так бывает, когда нет свободных выборов – когда не избиратели решают, кто будет руководителем страны, а военные.

То же самое происходит в так называемой ЛНР. Плотницкий не является руководителем никакой “республики” и даже региона. Он находится на своей должности только потому, что так решили российские оккупанты, а фактически – вооруженные силы РФ. Потому что и наемники, которые сегодня присутствуют в так называемых “войсках” ЛНР – это тоже часть вооруженных сил РФ. И мы видим, что когда вооруженные силы вмешиваются снова, они решают, кто будет занимать эту должность. Не жители Луганска или других оккупированных Россией районов. В этом плане Плотницкий – абсолютный аналог Мугабе. Только президента Зимбабве вооруженные силы не поддержали, а Плотницкого, возможно, они поддержат.

Но обсуждать изменения в руководстве авторитарных режимов – это совершенно неинтересно. Интересна та политика, на которую влияет избиратель, а не политика, на которую воздействует человек с ружьем.


Загрузка...