Многие украинцы до сих пор считают, что любая собственность имеет “полукриминальный” характер

Всего лишь 30 лет назад тут небыло никакой собственности, вообще. Частной небыло по определению, ибо она была идеологически вредна.

Государственной тоже по сути небыло, ибо “все у нас народное, все у нас мое”, собственности просто небыло как института, и соответственно не существовало ее обслуживающих механизмов, начиная с права. Вместо права была “социалистическая законность” что несколько другая штука, но эта песня не о том.

Потом оказалось что совок не взлетел. Совсем. Я слышал много объяснений и оправданий этому, от невыносимых жертв войны отечественной и проигрыша в холодной (и прочего коварства Запада) до просто “с народом нам не повезло”, но так или иначе настало время перемен и трансформаций. И начали мы строить тогда что? Капитализмъ.

Да-да, именно его. Никакой не “скандинавский социализм” и не “европейскую турбобюрократию”, не рай для мигрантов и сексменьшинств, а старый добрый мир наживы и эксплуатации, которому мы собственно и проиграли ту холодную войну.

Мир в начале 90-х и конце 80-х был совсем другим чем сегодня, но даже уже тогда он был лучше чем то что мы имели в совке. И это понимало даже Политбюро ЦК, и прочие ответственные гондурасы. Ведь Горбачов совсем не в одиночку все это затеял, и не у себя под одеялом он там одну бамажку подписал которой продал наше все и насовсем. Там все было слвсем не так на самом деле. То была политика и там были неизбежные шаги. Ибо альтернативы были еще хуже, уже тогда.

И тогда начался эпический процесс “постсоветских трансформаций” через который прошли кстати многие страны, и с заметно разным результатом. Уже тогда было понятно что скучным он не будет (и легким – тоже), и уже тогда люди подумали как это должно быть, и предложили некие решения.

В числе которых была и “шоковая терапия”. То слово что и поныне заставляет содрогаться многих, и вспоминать всякие ужасы.

Но дело в том что как раз Украина ее и не видала на самом деле. У нас тут “что-то было”, но явно не она. Даже на фоне РФ, где все то было несколько пожестче. У нас все это дело происходило по совсем другим рецептам и канонам, совсем-совсем другим. И результаты достигались совершенно другие. Вот в чем проблема.

Итак, центральным вопросом (как и в любой революции) был вопрос собственности. Специфика в том заключалась что собственность ту нужно было не отобрать и поделить а нужно было ее создать. С нуля, с голого места. То что там были какие-то заводы или пароходы (наследие социализма) то один вопрос, но это не значит что была собственность, в том то и проблема что собственностью они небыли тогда (как и не стали кстати по сей день).

Задачка так и не решилась. Ибо для того что бы создать собственность нужно для начала создать собстсвенника. Как явление. То есть множество каких-то субъектов (которые есть собственники) и всякие механизмы их взаимодействия между собой, включая туда право, и собственно рынок. Вот этого ничего на самом деле не случилось, а произошло все с точностью до наоборот.

Ибо можно отдать кому нибудь завод (или чемодан долларов), но это еще не значит что он станет собственником, то есть обретет нормальные права и получит механизмы их защиты. У нас та собственность как имела “полукриминальный” характер еще во времена СССР, так его и сохранила. И если у тебя в совке была машина – значит “на нетрудовые доходы”, и было бы тебя спросить неплохо где взял. Или просто как “свидетельство статуса”, но тогда лишь как бесплатное приложение к статусу тому, но аж никак не в смысле собственности.

И если ты там даже на северах горбил или рисковал жизнью как летчик-испытатель, то это все прекрасно было пока твой статус сохранялся. А если ты его утратил почему-то, то должен был вернуться в общий строй. И “жить как все”, хотя в таких случаях обычно полагалось спиться.

Ты мог лет за 10 где-то на Колыме заработать на машину, дачу и кооператив, но если ты в 35 например решаешь с этим делом завязать, продать к примеру волгу (а она тыщ 25 стоила) и жить на эти деньги (зарплата инженера лет за 20, а почтальона – за все 30) то мог легко попасть под суд как тунеядец. Ты права просто не имел такого. Это не собственность была, а нечто совершенно иное…

Аналогично и сегодня, за каждым более-менее крупным состоянием кроется преступление (все строго по классике), и даже за просто приличной квартирой или машиной обязательно будет шепот “насосала” или там “не доплатил налогов”. У нас тут вовсе не возникло легальной собственности и полноправного собственника. И в первую очередь даже не в законе (хотя там тоже) а в массовом сознании.

А без этого просто не могло возникнуть право. Беда была даже не в том что преступления ненаказуемыми были, проблемы были в том что даже законопослушное поведение не создавало никакого статуса и права, позерен на корню был смысл закона, сама идея. И цели главные того процесса не только не были достигнуты, но мы сегодня от них еще дальше чем были на заре 90-х годов.

А было ведь много путей. Классический путь “шоковой терапии” звучал банально, не важно кому именно достанутся активы, как поделят тот первоначальный бульон “общенародной собственности”. Пусть даже киво-косо, пусть даже не в те руки. Но если там появятся возможности, и честно зарабртанные деньги, и собственно нормальная, по праву собственность (хоть где-то) то вместе с ними и возникнет право. И дальше рынок все разрулит, и оно все так или иначе устаканится. И эта идея имела право на жизнь между прочим. И даже кое где она сработала (в Прибалтике, и прочей там Восточной Европе). Но не у нас. Ибо почему? Ибо во первых то “право” которое должно было возникнуть – оно ведь ничего общего не имело ни к пролетарскому правосудию ни к “социалистической законности”, а мы решили вдруг в одну телегу впрячь. Это во первых.

Во вторых, мы так и не избавились от тенденции и привычки к криминализации богатства в частности, и собственности вообще. По прежнему усматривая в ней грех перед обществом и посягательства на социальную справедливость. И в третьих мы все еще пытались вмешивать в эти дела государство. Три фатальные ошибки.

Да, и сегодня на Западе звучат идеи что дескать рынок не самодостаточен и даже право не всесильно, и что всем этим нужно мудро управлять и “регулировать”. Возможно в тех речах есть даже доля истины, а может быть и нету, тут не об этом. Но блин давайте разберемся, они там с чем имеют дело? С собственностью что имеет сотни лет истории, наследственное (нередко) происхождение и изначально – неоспоримый статус.

И я могу себе еще представить что Рокфеллеры какие-то или там Морганы с их миллиардами (которые никто не посчитал кстати и поныне, и не посчитает), всякие монополии и прочее представляют для общества (и рынка в частности) заметную угрозу, и возможно таки нуждаются в некотором вмешательстве “высших сил”. Проблема эта кстати встала у них довольно остро не меньше сотни лет назад, еще в ту пору когда Ленин с броневичка нас звал идти на Зимний. Ну еще может быть. Но какую блин угрозу для огромной экономики (а нас тогда то с Францией все сравнивали, то с Германией) несет какой нибудь ларек несчастный, или бабулька у метро которая торгует чем то там с асфальта – я вот не понимаю. Совершенно.

Итак, нам четко объяснили что свободный рынок (и неприкосновенность собственнсти) несут огромные опасности, но ведь ни того рынка ни той собственности даже не возникло, мы воевали с мельницами. И по итогу тяжкий кулак пролетарского гнева и системной коррупции обрушился на так и не рожденный рынок.

Зато украденная собственность общенародная немедленно оформилась в олигополию, в протекционизм и монополии, в то самое с чем господа капиталисты боролись еще 100 лет назад, и тут вмешательство державы не только нам не помогло, но и конретно так усугубило. Превратив само государство в механизм обслуживающий процессы перераспределения, при этом в пользу этих самых олигархов. Мы получили именно то чего пытались избежать еще в 17-м году прошлого века. Но главное – тут так и не случилось ведь ни собственности ни права, вот в чем главная трагедия. И все вопросы “шоковой терапии” остались открытыми, и лишь возросла их актуальность.

И даже более того, все те проблемы с которыми столкнулся еще СССР пускаясь в перестройку – ведь тоже не исчезли никуда, прогрессирующее экономическое и технологическое отставание от мира, означающее глобальную неконкурентоспособность не только в борьбе за рынки (и место в международном разделении труда) но даже и в борьбе за собственное население. Вы думаете от хорошей жизни была в СССР “граница на замке”? Отнюдь. Там было то же самое, людишки разбегались как могли. Как в ГДР они через стену сигали от хорошей жизни и радостей социализма, или подкопы под нее делали.

Все это уже было, и мы имеем то же самое. Некоторый период эйфории и надежд неминуемо кончается, ибо просто не подкреплен никаким объективным результатом или хоть аргументом. А сказки про зарубежного инвестора и формою и содержанием давно ничем не отличаются от тезисов про победу коммунизма во всем мире. Мы не решили еще тех задач, первичных, а построение капитализма (что было лишь методом) и вовсе проебали как все полимеры пресловутые. Такие вот дела.