Лубянка готовит для Шувалова нового напарника взамен Столяровой

Посвящается торжественному выдворению гражданки страны Эрэф Столяровой на историческую родину.

На самом деле “креативные продюсеры” из Эрэф еще совсем недавно были почти на каждом большом телеканале из пула Ахметова-Пинчука-Фирташа-Левочкина. И даже после начала войны кое-где они продолжают “креативить”, объясняя местным журналистам, что они не должны занимать проукрАинскую позицию, т.к. это непрофессионально. Вот распятые мальчики в трусиках и маечке – это профессионально, а называть руссо-туристо на востоке оккупационно-террористическими войсками – это фу, хуторянщина.

Смотрю на фото гражданки Эрэф Столяровой – почти лысая, мужиковатая, но в озорном цветном шарфике, небрежно наброшенном поверх майки-алкоголички. Такую богемную публику из Москвы можно часто встретить где-нибудь на Гоа, куда она ездит из суетной Москвы медитировать, осваивать духовные практики буддизма и постигать мудрость. А потом, постигнув, они готовы делиться ею направо и налево со всеми, кто не успел вовремя унести ноги. Мудрость эта заключается в том, что неважно, что произносит твой рот и делают твои руки. Важно, что вглядываясь внутрь себя, ты видишь чистый сосуд своей души, озабоченной выплатой по ипотеке и поиском гармонии одновременно. Все остальное – суета сует и всяческая суета. И обращать на нее внимание, как минимум, немудро.

Одного такого персонажа мне посчастливилось встретить в здании правительства, еще до Майдана. Тогдашний вице-премьер Тигипко встречался с руководителями служб новостей на больших каналах с целью популяризовать пенсионную реформу, с которой он тогда носился. Мое начальство в гробу видало тратить время настолько впустую и поэтому туда делегировали меня.

И там я увидела вот такого московского “креативного продюсера” вблизи. В 10 утра, в разгар лета, на деловой встрече он был одет в бархатный черный пиджак. и очки в золотой оправе. Потом мне рассказали, что в этот пиджак он наряжался по особо торжественным поводам. Это были, так сказать, его “пасхальные брюки”. На встрече он вел себя чинно и когда пришло время задавать вопросы, ответы на которые никого на самом деле особо не интересовали, он спросил Тигипку что-то такое глубокомысленное, вроде: “а как вы собираетесь контролировать, чтобы при начислении пенсий не было коррупции”? И обвел присутствующих удивленным взглядом, остановив его почему-то на мне. Наверное, ожидал, что я вскочу и захлопаю в ладоши, выражая свое восхищение.

Потом от несчастных сотрудников редакции, которой он “креативно” руководил, я узнала, что их там на самом деле двое. Их почему-то всегда присылали по двое. Наверное, затем, чтобы бандеровцы их не совратили по одиночке. Ну, и ясно, друг за дружкой присматривают и стучат, если что. И этот, второй писал стихи. Да, вот такая романтическая натура. Стихи, говорят, были кошмарно глупые. Но должен же человек на чужбине как-то утолять тоску по родине. Если совсем заела, можно и на балалайке побренчать. Это там, в Москве, они не видят разницы между Украиной и Россией, а тут эта разница нагло лезет в глаза.

Вот такие они, забавные. Кстати, Столярову-то выслали, а Шувалов на Интере остался. Говорят, тогда, в 2014, СБУ передумала его высылать после приснопамятной венской встречи, где людям Фирташа и Левочкина гарантировали неприкосновенность. Многие обещания с тех пор были нарушены. Но не эти.

А Шувалову скоро новую напарницу (или напарника) пришлют из страны Эрэф. Их всегда должно быть минимум двое. На Лубянке так принято.

Мария Васильева

Загрузка...