Казаки стали первыми русскими, которых боялись даже приверженцы “ЛДНР”

Казаки в борьбе за ресурсы и территории убивали не только мирное население, но и русских военных и местных террористов в итоге их стали бояться даже приверженцы «русской весны» на Луганщине.

Люди, пережившие войну должны выйти из нее гражданами, осознающими свою ответственность друг перед другом и государством, в котором они живут. Государство, участник конфликта, как проигравшее,  так и выигравшее его, должно сделать выводы, иначе  его гибель неизбежна.

СССР  при помощи союзных республик и государств, участниц Второй мировой войны,  вышло техническим победителем в войне с фашизмом, но не только не сделало выводов, оно стало его  прототипом, фактически доказав правоту легенды про то, что убив дракона ты сам становишься драконом.

Не стоит забывать, что  в период Второй мировой войны Украины была УССР,- по факту независимой республикой входящей в состав союза на основании заключенного договора о сотрудничестве. А значит, выводы о той войне, Голодоморе, жизни в советском гетто, мы должны были сделать независимо от других входящих в СССР республик. Но, к сожалению, мы приняли навязанную нам историю в вариантах советских политтехнологов и  пропагандистов. Эта война с Российской Федерацией, которая официально называет себя преемницей СССР, тоталитарного государства с элементами фашизма и нацизма, должна либо сделать нас независимой Украиной либо уничтожить.

И выиграть войну, это не просто прогнать врага со своей территории, поднять флаг и возобновить работу государственных институтов на деоккупированной территории, это значительно больше.

Это взять и препарировать войну, себя, найти свои просчеты и ошибки в отношениях, государственности, в управлении и праве.

Задать тысячи вопросов, найти тысячи ответов. И пусть они нелицеприятные, они должны быть просто честными. О себе, о стране, о народе, о причинах войны, о прошлом и будущем. И в этот путь осознания, выводов и разглядывания себя под микроскопом мы должны пройти сами, без чьей либо помощи.

Почему за 23 года независимости жители Донбасса в большей своей части-а Донбасса ли только- не утратили советского ханжества, мещанства, инфантильности, шовинизма, расизма и  стали украинофобами?

Почему за 23 года жители Украины так и не увидели, не прожили, не поняли всей правды о Второй мировой, Голодоморе, украинском освободительном движении?

Почему Донбасс стал фактически отдельно стоящим княжеским гетто, отданным в растерзание Ахметовым,  Иванющенко,  Ефремовым, Тихоновым?

Почему  наши дети с детства не учатся любить Украину, мову? Почему мы не учим своих детей правам, свободам и государственности, что привело к ситуации, когда внутренний политический ресурс, это экс-коми, экс-реги, экс-зэка, а в государственных институтах работают политические гастарбайтеры?

Почему люди, грабящие свою землю, это не только олигархи, нувориши, чиновники, а жители села, вырезающие держащие склоны Закарпатья смереки или превращающие свой край в болота выкрав из земли янтарь?

Почему большинство людей так ностальгируют за совком и в вопросах истории  апеллируют вымышленными симулякративными фактами, ну, например, художественными произведениями?

Почему до сих пор мы зависим от российского экономического, информационного, исторического, политического контента?

Это лишь единичные вопросы. А война приоткрыла нам столько своих граней, что неудобных вопросов может быть миллионы. Но, поверьте, если мы не ответим хоть на один из них, если мы не рассмотрим в разрезе хоть одну ситуацию,  которая могла стать питательной средой для рашизма, мы проиграем войну.

Социальный лифт современной российско-украинской войны унес от нас еще одного антигероя, атамана  Казачьей национальной гвардии РФ  известной в Украине, как «Международный союз общественных   объединений  Всевеликое  войско Донское»   Николая Козицина.

Можно весело сказать «земля стекловатой» и забыть о нем. Можно! Скорее всего,  так и сделают те, кто не видела казаков, не жил в оккупации, не слышал их речь, свист нагайки,  автоматные очереди, не прятал глаза и не старался забиться в щель родного города, ставшего тебе чужим, при виде папах, кубанок, шашек и другой казачьей атрибутики.  Что делать тем, кто это прожил?

Вот они-то и пытаются докричаться до Украины и сказать-оглянитесь, сколько «козициных» живет среди нас?

Мы должны помнить не только Героев этой войны, но и антигероев, оккупантов, коллаборантов, манкуртов. Помнить все их трещинки, искать их проявления в обществе и нещадно купировать, как боль, как инфекцию.

История Всевеликого войска Донского, это история и Украины и войны, наш шрам на теле Луганской области.

Самое страшное то, что начинается эта история не в 2014 году, а гораздо раньше.  Вот поэтому я начала с предисловия.

Где-то в 2008 году, я достигнув определенной точки саморазвития в вопросах украинской государственности и независимости, -саморазвитие, пожалуй стоит подчеркнуть, выделив его, как еще один вопрос войны, систему образования Донбасса, периода УССР- 2000 годы, не оставляющую шанса стать гражданином Украины- я включилась в странную и нелепую борьбу свердловских организаций «РУХ» и «Просвита» против Николая Козицина и Всевеликого войска Донского, которую они безуспешно вели много лет.

Мы писали обращения, запросы, подавали жалобы и заявления в СБУ и прокуратуру, но… Все наши обращения в Киев возвращались на места, а все обращения на местах отклонялись, блокировались, и не расследовались.

Нас, молодых, включившихся в этот бой, сразу окрестили рвачами, и фашистами, рвущимися к власти. Стариков, же, это может подтвердить мой учитель, земляк и такой же беженец, как и я, Олег Олещенко, стоявший у истоков этой войны, просто называли городскими сумасшедшими.

Ни СБУ, ни прокуратурой, ни милицией не было проведено ни одно  расследования по факту работы, ведения пропаганды, самого присутствия в Украине официально зарегистрированной российской военной организации Всевеликое войско Донское. А ведь если бы это было сделано тогда,  и организация была бы запрещена и выдворена из Украины,  это, возможно, могло бы остановить   войну. Вот почему ситуацию на Донбассе нужно рассматривать, пристально и внимательно не только за период открытых военных действий с марта 2014 года, а гораздо раньше. И делать, делать, делать выводы.

Казакам на Луганщине были даны все преференции, напоминаю, российским казакам, входящим в состав военной организации Всевеликое войско Донское. Но, разрешено ли присутствие в Украине  военных организаций других стран?

Понесет ли кто-то ответственность за фактическую ползучую оккупацию Украины? Найдем ли мы ответы на эти вопросы и будут ли эти просчеты нами изучены, сделаны выводы и внесены в историю оккупации Украины?

Например, в Свердловске Луганской области, где я жила, пророссийские и казачьи формирования  получали финансовую подпитку из бюджета. Свободно печатались в СМИ, имели свою газету, распространяли агитационную литературу, исторического и политического плана, где активно пропагандировалась не только Россия, но и монархия, монархическое православие, тоталитарный режим, расизм, шовинизм, украинофобия.

Пропагандистские материалы содержали «исторические» доказательства того, что Донбасс «русская земля», край донских казаков. В городе открывались казачьи юрты, пьяные люди в папахах ходили по городу и орали «Любо!». Это 2004-2013 года, а не то, что вы подумали!

Свердловский казачий юрт Всевеликого войска Донского, находился в помещении, принадлежащем Свердловскому горсовету абсолютно бесплатно, так как решением сессии горсовета эта организация была освобождена от уплаты арендной платы.

В казаки попасть было легко. Туда вошли почти все афганцы, ВДВсила и другие,  не наигравшиеся в войну жители города.  Туда шли все, кого «поломала» жизнь.  Выгнали с работы, бросила жена, дома скандалы…

Там сразу понимали, наливали, принимали, и…начинали строить генеалогическое древо, доказывая, ты, паря, высокого казачьего рода, завоеватель, а она тебя…

Эх, вернуть бы нам власть, порядки наши, законы православные, мы б ее нагайкой! Мужик пускал пьяную слезу и записывался в казаки. Там его понимали!

Это 1997-2013 года, а не то,  что вы подумали!

Через пару собраний папахоноситель начинал бить жену, и сев в специфическую  киношную позу из «Тихого Дона», учил низшую расу земляков, жизни, вере в царя, любви к России, упиваясь личным превосходством,  ведь он представитель древнего казачьего рода. И никого не смущало,  что фамилия «донского казака» была Улумбаев или Терещенко, Каминець или Жайворонко, ну, или банальный Иванов.

Казаки всегда были за коми и регионалов. То есть за местную власть, с которой у них сложились доверительные отношения.  Через общественные организации  казаков из бюджета  города «на помощь и развитие, проведение мероприятий, концертов» выводились не малые средства.

За год, полтора  перед войной  на Луганщине появились  друзья  казаков, официально, правда, не зарегистрированные,  «общественная организация «Родительский комитет».

Эти люди позиционировали себя, как защитники прав детей от ювенальной юстиции. Вот удивительно было одно, что первые «общественники» в наш город приехали из Ростова,  и первая встреча проводилась совместно с Всевеликим войском Донским. Хоругвии. Иконы. Царь Николай. Знамя с серпом и молотом. Женщины молитвенного блаженного вида в ситцевых платочках, складывая губки попкой, а ручки крестиком, взимая очи к небу, вещали со сцены о…распятых в США русскоязычных младенцах.

Из семей забирают детей в Европе, в США, в Голландии и отдают на органы. В России запретили усыновление детей иностранцами, так как всех детей расчленили после усыновления американцы и забрали себе их органы.

Женщина должна терпеть боль, подчиняться, проводить время  в молитве и покаянии. Женщина изначально грешна. Муж ее избавитель  от грехов. Запретить аборты. Геи-здесь особенно неистово крестились, и, при этом взведенный зал уже повторял крестное знамение, испуганно оглядываясь по сторонам, не идут ли геи-забирают детей в семьи и развращают, поэтому геев нужно просто сжигать в печах. Русские чистая раса, которая спасет мир. Любо! Гаркали казачки в папахах, нагайках, погонах неизвестного рода войск. Зал подскакивал, икал и крестился.

Об этом можно рассказывать долго. Как менялись семьи, ходящие на собрания казаков и «родительского комитета», как дети, отданные поверившими в очищение и благодать родителями  в специальные детские православные лагеря, подвергались сексуальному насилию, как нормальные люди с высшим образованием начинали говорить  на какой-то   тарабарщине, смешивая коммунизм, тоталитаризм, нацизм, монаршество, православие и старославянские язык.  Это сюрр и треш, и это 2012-2013 года, а не то, что вы подумали!

Казаки  с триколорами  стояли у начала войны. В  городе Свердловске  они сидели в офисе коммунистов и выступали со сцены на митингах вместе: регги, коми, казаки. Что добавляло сюрра в уже и так сошедший с ума мир. «Защитим памятник Ленина, нашу славную историю СССР, казачьего вольного края и великой России-матушки»-горлали  папахоносные на митингах в марте-апреле 2014 года.

«Народные отряды самообороны» созданные на шахтах ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит», брались под управление уже существующими в городе казачьими юртами и их «атаманами». После получения оружия «самооборона» переименовывались в казачьи сотни. Так в городе появилась «первая казачья сотня имени Стаса Синельникова», которая позже была переименована в «РИМ».  «Казачью сотню» возглавил местный  свердловский депутат-коммунист  Александр Гайдей.

Здесь почему-то произошло разделение. Свердловские  казаки не стали под знамена Козицина, разделив сферы влияния и фактически сделав из городов личные гетто. Козицин обосновался в Антраците, его сфера влияния была Антрацит и  Красный  Луч,  и их  районы. Ровеньки, стал городом,  где правили местные казако-коми, как и Свердловск. Но если в Свердловске казако-коми сразу создали свою армию, ставшую угрозой Козицину и Плотницкому, то Ровеньки вяло перетекали из одной сферы влияния  в другую.  Павел Дремов создал «Стахановскую казачью республику», где так же кровь мирных граждан лилась рекой.

Те, кто прожил войну считая себя заложниками, будут еще долго вздрагивать слыша «Брянка-СССР», «Призрак», «козицинцы», «дремовцы», «римляне», «конкинцы». Эти шрамы в нас теперь навсегда.

С одной стороны, возможно,  эти местячковые  казачьи  княжества и стали причиной того, что  «новороссия» не состоялась даже в рамках оккупированной территории.

Казаки первые, кто заявил о расколе в рядах «новороссов», не согласии создавать единую армию «лнр», подчиняться Плотницкому, объединяться с «днр», и устроил войну за захват  границы, контрабанды, угля, ресурсов, мародерства и  владения населением.

Казаки в борьбе за ресурсы и территории убивали не только мирное население, но и русских военных, местных террористов, которые «не за это воевали» и ужасались, выступали против мародерства своих же городов.

Казаки, это первые русские, которых стали бояться даже приверженцы «русской весны» на Луганщине.

Самое откровенное и правдивое о казачьем мире звучит в интервью атамана «первой казачьей сотни имени Стаса Синельникова «РИМ» коммуниста Александра Гайдея, где обсуждается «откат» казакам с провоза украинского угля,  через неконтролируемую границу

С первыми представителями Всевеликого войска Донского в Свердловске случился конфуз.

Их привезли на современных комфортабельных автобусах какой-то российской футбольной команды. Они расположились на площади Ленина, у памятника Ленина, возле ДК им. Свердлова.

Город тогда был, вернее, бился, в «правосековской»  в истерии. На каждом углу виделись эшелоны, самолеты, поезда и пароходы, набитые «Правым Сектором». Поэтому к пьяным людям, в неопознанном камуфляже неизвестного рода войск сразу отнеслись подозрительно. Народ стал перезваниваться, через десятый перезвон, стало ясно-город захвачен «правосеками», которые уже закладывают килотонны тротила под любимый памятник Ленина.

К памятнику летели на шахтных автобусах, частных машинах и такси. С битами. С кирпичами. С заточками.  С кастетами. В общем, с обыденной донбасской экипировкой.

Да, зрелище подъехавшим горожанам открылось нелицеприятное. Возле памятника стояли, лежали и, извините, справляли малую нужду на памятник Ленину люди в камуфляже. Так, по мнению горожан, могли делать только «фашисты» и «правосеки». Ну, на святое же.

Все дело в том, что на этой площади, возле ЗАГСа и библиотеки, как раз напротив ДК имени Свердлова, тогда еще работал  фирменный магазин «Луга-Нова». Приехавшие и так были в «тонусе», а тут, смаколыки невиданные, вот они и нагнались. И стали себя вести… Как обычно выедут себя обычные русские люди-сцать и срать под голубые ели, памятник, и просто на газончик.

Их тогда побили. Хорошо побили. Ну, кощунство, приняли за правосеков-фашистов, оскверняющих святыни. Это глупое недоразумение тогда спасло город. Но, из-за недостаточности информации, горожане об этом еще не знают.

Армия Козицина переехала в Антрацит. Там их встречали-видео есть в Ютубе-хлебом-солью-цветами. Женщины бросались на папахоносцев с поцелуями, девчата строили глазки, мужики вытерали слезы-освободили!

Жгли украинские паспорта.

Об этом написано на странице  террористов «27 апреля 2014 года Козицын с группой казаков вошёл в город Антрацит бывшей Луганской области и начал там формирование так называемой «Казачьей национальной гвардии» для защиты населения Донбасса.  Причиной такой заботы о населении Донбасса Козицын назвал то, что всё это – традиционные казачьи территории, земли так называемого «Казачьего Присуда», где «80 процентов казачьего населения» По словам Козицына, численность его соединений составляла до 15 тысяч человек. Формировались соединения, в основном, из местного населения, в их состав входили добровольцы — шахтёры, учителя, врачи».

Здесь частичная,  правда. Войско атамана Козицина зашло к нам армадой из танков, БТРов, САУ, гаубиц и личным, хорошо вооруженным  составом. Но в большей части без шевроновых, виделась выправка кадровых военных. Под прикрытием «Казачьей национальной гвардии» в Украину шуровали ихтамнеты.

Но, и участие местного населения, активно вступающего в ряды «казаков», отрицать, значит, переписывать историю.

Фактически «народная милиция лнр», это экс-казачье формирования, которые выйдя из подчинения Козицина после его «ссоры» с Плотницким, влились в состав «правительственных структур лнр». Но, начиналось «народное ополчения Донбасса» с казачьих формирования Козицина.

Атаман Николай Козицин сразу переименовал Антрацит в Станицу Козицинскую Ростовской губернии. И выдал аусвайс-паспорт  с личной печатью.

Когда в городах закончились деньги (банки и банкоматы были разграблены), продукты (магазины были разграблены, продукты скуплены более богатыми и из-за боев не завозились в города) жители Антрацита, используя опыт приграничного Свердловска, рванули на КПП «Должанский», чтобы поехать в Россию что-то  купить, снять деньги.

В РФ их по паспортам, выданным атаманом Козициным,  не пустили. Русские пограничники   не сдерживали ни слез, ни смеха,  ни ёмких обозначений  идиотов, с гордым видом,  протягивающим погранцам «Станицу Козицинскую Ростовской губернии». Мы писали об это по горячим следам, фактически ведя репортаж с границы,  получая информацию через патриотично настроенных жителей региона.

Присутствие Козицина опустошило города. Казаки убивали даже тех, кто пустил их в свои дома. Кормил и заботился. В опустевшие дома казаки завозили свои семьи. К границе потянулись обозы. Казаки вывозили в Россию все даже снятые унитазы, обои, плитку, рамы, шифер.

При казаках страшно было выезжать за город. Мне тогда многие писали «выезжайте» абсолютно не владея ситуацией. За городом все едущие машины были мишенью для расстрела, грабителей-мародеров.

Разрозненность городов и отсутствие информации  в зоне, не дает людям осознать, что же произошло в Антраците,  Ровеньках, Лутугино, Свердловске, Брянке, Стаханове  и  других городах.

Террористы умышленно делают города закрытыми, чтобы избежать утечки информации о том, что происходит по так называемой «лнр» в целом. Однако, сводки «мвд лнр» и постановления «генеральной прокуратуры лнр» говорят красноречивее всех слов: Всевеликое войско Донское стало страшным нашествием, испытанием для оккупированной территории, как впрочем и все русское.

Сейчас, даже сами приверженцы «русского мира» выставляют на своих пабликах видео, где зафиксированы  обстрелы  украинских городов и сел, совершенные в 2014 году казачьими формированиями.

На видео звучит «…шь укропов», «это укропское село, там нет мирных», «стереть хохляндию с лица земли». Потом пропагандисты нарежут это видео, уберут части, где засняты представители Всевеликого войска Донского, и покажут оставшемуся в оккупации населению, как «укропские войска уничтожают Донбасс».

О том, сколько невинных душ  загубили  папахоносные представители Всевеликого войска Донского, мы узнаем только после войны.

Люди бояться говорить. Многие еще не нашли трупы своих близких и верят. Много  преступления зафиксировано в документах самих террористических формирований, «генеральной прокуратуры лнр». Их много. С фамилиями. С датами. Иногда датами преступления и датами смерти, иногда просто с датами выявления трупа.

Кроме казаков Всевеликого войска Донского на Донбассе воюют казаки «черной сотни», «власовцы», «николаевцы», «богородичники», «староверы», «станичники», «платовцы».

К ноябрю 2014 года  на оккупированной территории сложилась ситуация, при которой большая часть так называемой «лнр» не подчинялась Плотницкому,  и оказалась под контролем казачьих формирований, не только не подчиняющихся «официальным властям республики», но и активно ведущих войну между собой, ихтамнетами и «народной милицией лнр».

 Начали появляться   слухи о   создания казаками своей «казачьей республики» на территории «лнр» и свержении Плотницкого. На пост «атамана» вся лугандонии тогда претендовали-свердловчанин Гайдей, и сам Козицин.

 У казаков почти сразу появляются своё радио и телевидение, которое, внимание, не смотря на разногласия с Плотницким, продолжают работать сегодня, получая финансирование из «бюджета республики».

Хотя  к концу  2015 года все казачьи формирования, выходцы из «Казачьей национальной гвардии» Николая Козицина или перешли   в «республиканские силовые структуры» или были уничтожены. Сам же Козицин, выехав в Россию, продолжил командовать «Казачьей национальной гвардией», публиковать приказы о мобилизации казаков, занимался отправкой на Донбасс добровольцев из РФ. Их, как и кадровых ихтамнетов, достаточно много приезжает из РФ, как поиграть в войну, так и  действительно верящих в «нападение фашистов».

Весной 2017 года в    Ростове на Дону прошел съезд данных казачьих формирований, на котором решались вопросы уничтожения Украины, формирования казачьей армии и финансирования.

Социальный лифт войны унес Николая Козицина. СМИ РФ подчеркнули- умер естественной смертью.

Я в это не верю. Слишком много знал. Слишком большой угрозой  был для тех «мышебратьев», кто пытается не только скрыть следы преступлений, но и «наладить отношения».

Чего стоят открыто опубликованные военные приказы Козицина по формированию армии и участию в войне в Украине, призыве русских на войну с Украиной.

Это факты преступления русских ихтамнетов.

Удивительно, но получается, что  в РФ параллельно с государственной машиной была еще одна армия, военное формирование и главнокомандующий, которые  не подчинялось приказам Путина? Вы в это верите? Я, нет! Козицин призывал убивать Украинцев, фактически раздавал военные приказы, объявлял мобилизацию, проводил съезды и открыто говорил о своем участив в войне на Донбасса. В России ему не предъявлялись претензии. То есть он получал индульгенцию и благословение власти РФ.

Анализ действия и взаимодействия Путина, Козицина и позиции русских, не замечающих преступления русских, мы так же обосновывали в своем материале

Как видите, я фактически отслеживала каждый шаг «Всевеликого войска Донского» и «Казачьей национальной гвардии», фиксируя, описывая, документируя. Уверена, таких летописцев-документалистов войны, соберется не мало.  Когда-то наши сведения станут важны не только для историков, но и для военного трибунала. Но мне бы хотелось, чтобы они стали важны уже сейчас, украинцам, которым пора оценивать ситуацию более критично, воспринимая,  как внешний так и внутренний фронт и готовя себя к длительной борьбе.  А еще, делая выводы. Препарируя войну. Препарируя себя. Ведь война по сути идет с каждым из нас. Это показали события на Донбассе. Ведь даже перешедшие на сторону коллаборанты, кидавшие в воздух цветы и чепчики манкурты, полицаи в повязках “л-днр” для донских казаков, ихтамнетов и прочей русской саранчи, все равно остались чужими, хохлами, третьесортными людьми, подлежащими уничтожению.

Поэтому с удивительной легкостью те, кого на Донбассе считали “освободителями” убивали, грабили, насиловали “освобожденных”. Русскоязычные убивали русскоязычных. Наверное, это и есть та причина, по какой я новости из зоны пишу на русском языке. “Ущемленные” по мнению РФ носители русского языка Донбасса, дали самый беспощадный отпор русскоязычному врагу.

 Думаю, многим, тем, кто еще не вник в дели войны, придется это осознать. Война идет не только   с государством, а с каждым, проживает в Украине, вне зависимости от его политических или национальных предпочтений.

Должны ли мы вычеркнуть из памяти пана атамана и его вояк? Тем, кто ничего не знает о войне, будет сделать это не сложно. Как быть тем, кто помнит залитые кровью стены Луганского СБУ, подвалы Свердловска, Ровеньков и Антрацита, Стаханова?

Я не владею ситуацией  по Донецкой оккупационной зоне, поэтому пишу лишь то, с чем соприкоснулась лично. Но…Хочу отметить, что с 2008 года в Донецке работали: “Партия казаков Украины” (зарегистрирована в 2008 году), Международный Казачий Союз “Всевеликое Войско Донское” и общественная организация “Региональное казацкое объединение Донецкой области”.

Официально зарегистрированные в Украине и даже занимающиеся бизнесом.  Сколько их, зерен было посажено Россией, чтобы они дали такие всходы, как война, манкурты и коллаборанты?

Сама же «Международная общественная организация Всевеликое войско Донское» было официально зарегистрировано в Минюсте Украины в 2004 году, хотя не официальную деятельность при поддержке местных властей Луганщине вело уже давно, с 90-х. Например, в моем Свердловске я помню донских казаков с 1995 года.

“Всевеликое войско Донское”   поддерживало Виктора Януковича и ПР. Например, убитый в Донецке в  20111 году Олег Постолаки, который занимался углем и входил в теневые структуры  Ахметова, являлся членом совета Украинского казачества при Президенте Украины, имел чин войскового атамана и казачьего генерал-лейтенанта.

Сколько пророссийский общественных организаций, замаскированных под «украинские» до сих пор официально зарегистрировано в Украине?

Прекратил ли существование  Украинский союз казачества, расследована ли его деятельность, имеет ли он до сих пор своего представителя при Президенте Украины? Эти вопросы, которые должны были нас волновать с самого начала войны, а, если быть честными, то задолго до ее начала.

В Украине много людей, политических сил, позиционирующих себя, как «революционные националистические силы». Но, ведут ли они юридическую, пропагандистскую  войну по выявлению «общественников» а-ля Козицин, закрытию пропагандистских пророссийских лавочек типа «союзов ветеранов всех войн»? На чей совести этот не закрытый участок фронта?

Вычеркивая из истории антигероев и, наполняя историю героями,  мы не делаем мир лучше. Мы делаем его опаснее.  Забывая о врагах, мы делаем им честь и ослабляем защиту. Забывая о врагах, мы не выносим уроков из случившегося, а повторяем их.

Мы будем помнить. И бой свердловских «РУХовцев» и «Просвитян» против российской военной организации Всевеликое войско Донское, которое они вели на Луганщине. И  действия регионалов и коми Луганщины. И тех, кто  погиб от рук русских фашистов. И даже тех, кто был их помощниками-полицаями, убивая своих соседей.

Мы должны сделать выводы! Мы должны разобрать войну на атомы, чтобы «ніколи знову». 

 Я вижу в этом необходимостьтак как читая соцсети оккупированных городов  вижу, что война не стала уроком для земляков и они не сделали выводов, кроме тех, что вложили  в их головы пропагандисты.

«При казаках Козицина было хорошо,- пишут жители города Ровеньки Луганская область,оккупация, – при них был порядок, они расстреливали,  не проверяя, что написано в доносе!»…