Как “Красный крест” поставил крест на жителях “ЛНР”

Сотрудники Красного Креста в оккупированном Свердловске в течение трех лет, присвоили более 20 тонн гумпомощи, выделяемой для людей с инвалидностью и других категорий граждан.

Я часто пишу о том, что действия оккупанта можно оправдать с точки зрения не морали и закона, но логики. Для нас, для тех, кто видел в «ихтамнетах» оккупанта, было естественно, что они стали грабить и убивать население, вырезать на металлолом заводы и минировать фермерские угодья. И если кто-то ожидал от оккупанта манны небесной, то мы ждали возвращение НКВД, лагеря, беззаконие и нищету. Ну, еще и совковые марши, и лозунги вокруг пустого места.

Так оно и получилось.

И вот сейчас те, кто любил и верил «русского брата» несколько обескуражены тем, что принесло им их ожидание и их «защитники».

Я же больше обескуражена тем, как земляки относились к землякам, соседи к соседям, родственники к родственникам.

Люди Донбасса, а возможно их следует называть люди совка, стали для меня открытием этой войны.

И мне сложно писать о Донбассе, – хотя для меня логичнее было бы уйти от совковой аббревиатуры и называть территории своими именами – Луганская и Донецкая области, – так как социум здесь резко разделился на людей и нелюдей, на «новороссов» и украинцев, на русских людей и граждан.

И когда одни, осознав гражданскую ответственность перед страной и собой, сообщали нашим разведчикам координаты передвижения врага и пытались приблизить победу, ушли на фронт или оставшись в оккупации стали глазами и ушами нашей армии, вторые…Вторых мы называем «мирными гражданами», хотя, я бы их назвала коллаборантами и манкуртами. Нет, они не воевали на стороне террористов. Они просто успешно реализовали то, к чему стремилась их душа, стали мародерами своего края.

Мирные граждане оккупированной части Донбасса. Поле для изучения, расследования, вынесения приговоров. Но будет ли это? Пятая колонна Украины начала свою опасную игру в принуждение к амнистии. Поэтому так важно увидеть и понять, как же живут сейчас те, кто по идее, должен был стать оплотом, стеной, объединится против врага, а не стать внутренним врагом друг для друга.

Доносы. Зависть. Месть. Использование маркеров «нацик», «укр», «правосек» для разборок и уничтожения соперника. Надоевший муж-«укроп». Невестка- «наводчик ВСУ». Претенденты на наследство-«правосеки».

Кражи лекарств. Кражи гуманитарки. Кражи денег. Здесь каждый находится на своем незримом фронте. И этот фронт не с «укро-фашистами», нет, этот фронт за возможность как можно больше украсть. Одни воруют карандаши у ребенка в оставленном в коридоре школы портфеле, вторые, тут же в школе. Воруют гуманитарные продукты, привезенные в школьную столовую. Директор ворует приписав несуществующие часы и учителей, чтобы получить их зарплату и активно «ремонтирует» школу, воруя выделенные на это деньги. Врач ворует лекарства и продает тут же в аптеке, расположенной в больничном дворе. «Народная милиция», то есть армия террористов ворует ГСМ, снаряды, сухпайки, а их командиры раздувают штаты за счет мертвых или вымышленных людей, чтобы получать на них зарплату.

Мир ОРДиЛО, это черное зеркало, в которое мы должны смотреть каждый раз, когда что-то идет не так.

Мы должны вдыхать его зловоние, чтобы помнить – мы должны вырваться, убежать, уйти, очистить себя от этого совкового мусора, годами вырабатывающий у людей отчаянное желание выжить. Выжить даже за чет близкого, предавая и продавая даже себя самого. Глядя на все это «рускомирное» и «новоросское», «рожденное в СССР», и «умереть за Россию», мы должны делать не только выводы, нет, жесткие шаги в отношении тех, кто словно плесень пытается поглотить все то, что нормальные люди называют цивилизацией.

И пишу я больше именно об этом, новом облике жителей «русского мира», чем о преступлениях военных «ихтамнетов», наверное, именно потому, что это стало открытием и неожиданностью. Я назвала это –обнуление морали. И большую часть моих расследований-зарисовок занимает именно эта ниша, ниша людей Донбасса потерявших свой человеческий облик.

Война-время военных. Понятное время. И судить военных страны оккупанта возможно только после победы. Но, как могли так быстро измениться люди? И что будет после победы и возвращения Донбасса? Как жить с ними рядом, зная все их трещинки, выучив наизусть их доносы?

Война – время темных людей, именно они становятся благодатной почвой для прихода «ихтамнетов», появления в твоем городе «русского мира», русской плесени и запустения.

Основная масса людей связывает войну с обстрелами и грохотом военной техники. Нет, это приходит гораздо позже. Сначала меняются люди!

И, знаете, те, кто там в «лынырии» действительно пытался построить «государство»-да, есть и такие- сейчас находятся в равном со мной положении, испытав шок, от действий своих «сограждан». Возможно именно по этой причине в «прокуратуре лынырии» столько уголовных дел в отношении «мирных граждан».

Мир «лнр» состоит из предателей и хапуг, которые ради наживы готовы на все. И их оказалось так много, что террористам приходится сажать в тюрьмы террористов. И вчерашние ярокнапомаженные, гидропиритные, покрытые пудрой барышни, весело скандирующие на митингах «русской весны» «Путин введи», бросавшие в воздух чепчики и мечты «заживем в СССР», сегодня фигуранты уголовных дел по кражам гуманитарки, «бюджетных средств лнр», лекарств, продуктов и даже памперсов, привозимых для лежачих стариков.

Знаете, меня многое потрясло в зоне. Правда. От безрассудного героизма хрупкой девчушки, которая рискуя жизнью, спасала 72-ю бригаду от газовой атаки террористов, до грязных, липких, трясущихся пальцев, которыми представительницы «администрации лнр» г. Свердловск, вскрывали гуманитарные грузы, чтобы украсть. Отливали в пластиковые бутылочки растительное масло, клали в пакетики вместо 1 кг всего 750 грамм круп и сахара, вскрывали пакеты с чаем, кофе, чтобы хоть ложку, но украсть. Это было страшно.

Осенью 2014 года в Свердловске был голод и голодные смерти. Конечно же, те, кого он не коснулся, кто имел под подушкой спрятанные деньги, успел скупить полрынка продуктов и забив квартиры под крышу радовался, какой он молодец или же, кто стал «представителем власти» и имел доступ к гуманитарным грузам, не заметили ни голода, ни смертей.

Именно они выскакивали, как черт из табакерки и пресекали все наши попытки, достучаться до чего-то человеческого и обозначить проблему-голода в Свердловске нет.

Магазины города были завалены продуктами с маркировкой «РФ», «гуманитраный груз», но гуманитарки никто не раздавал. Ее много приходило в город. Ее везли и сердобольные граждане России, чтобы накормить «армию и граждан новороссии», и тот же Ахметов, чтобы снять с себя ответственность за финансирование терроризма, и Красный Крест.

Гуманитарку развозили по домам чиновники и террористы. Даже рядовые сотрудницы ТОВ ДТЭК, которые были командированы в здание местного кинотеатра «Победа» для расфасовки продуктов, получающие зарплату на предприятии, все равно воровали.

В то время, как пенсионеры, получающие минимальную пенсию и не имеющие возможности заранее скупить продукты, голодали.

Мне было легче, хоть и банкоматов не было, и я уже не могла снять деньги с карты, чтобы купить продукты, частный дом, свое хозяйство, кролеферма спасали. Я собрала «тормозок» и пошла в гости к своим знакомым, случайно судьба свела с прекрасной семейной парой Ерошенко. Она лежачая, сын алкаш, он, почти прозрачный, но боевой, нежно гладит ее за руку и идет несколько километров по жаре, чтобы принести воду. В этот момент, когда я была у стариков, позвонила подруга по ФБ, я дала трубку утратившей веру парализованной женщине. Она слушала, что говорит ей звонившая из Киева Ярослава и оживала: «Леночка, Украина нас любит, она нас не бросит, понимаешь. Мы будем жить!».

А я была напугана и растеряна, не показывая виду, лихорадочно соображала, как им помочь, ведь таких стариков по городу было много.

Вечером позвонила заплаканная подруга. Она, имея возможность, так же пошла обходить своих соседей и знакомых, но…Из дома с кондиционером, обложенном дорогим кирпичом, с ондулиновой крышей и басом двух овчарок, который был расположен рядом с побеленным домиком той, кого она навещала, вылетела грузная женщина и стала оскорблять мою знакомую, пытаясь вырвать у нее пакет с продуктами.

«Ты, дрянь воровитая, -орала бабища, – я заслуженный пенсионер, у меня льготы, я дите войны, я до Путина дойду, мне гуманитарка положенная, а ты мне не принесла». Она даже не захотела слушать, что знакомая купила продукты за свои деньги и принесла их своим знакомым. Глаза, налитые кровью – «донесу в ополчение тебя по кругу пустят», – орала бабища в след убегающей девушке.

Они, совки, даже предположить не могли, что люди способны на помощь и сострадание.

Осень 2014 года, бабий бунт в городе Червонопартизанске. Голодные учителя и врачи требуют зарплаты или гуманитарки. Часть из них я знаю по комиссиям, работающим на «референдуме» террористов, часть, не боясь, высказывает антитеррористические и антироссийские лозунги. «Верните нам Украину!»-летит в воздух, как выстрел.

На порог «комендатуры» выходи казак с нагайкой и автоматом. Он местный шахтер-алкаш, его знает весь город и немножко в шоке от социального лифта, который внезапно вынес на поверхность вот эту обоссано-обрыганную власть.

«Бабы, не бунтуйте», – сказал представитель «местной власти», сладко потягиваясь, -завтра допродадим гуманитарку, заплатим зарплату. И вообще, вы в мае, где работали? В Укропии! Вот и с укропов требуйте зарплат и еды. А мы новая власть. Как заработаете, так и покормим!».

Почему я пишу об этом. Это тоже война. И люди должны знать, кто завтра вернется в Украину, возможно оправданный и амнистированный. Возможно сменив статус с «террориста» на «потерпевшего».

Что они принесут в общество, как и куда они будут развивать освобожденный Донбасс, ведь это его жители? Не получит ли вся Украина через них, прошедших обнуление морали, отравление «совком», как она получает его сейчас через «гужвы», «станки» и другие толерантные к террористам и России СМИ?

Поднятие флага, еще не победа! Победа в развитии страны. Победа, когда страна победитель говорит- «ніколи знову», а не «захочем-повторим». Победа в том, чтобы гражданские и человеческие ценности стали приоритетом развития страны. Но любую победу приносят люди!

А люди Донбасса сначала разделились на тех, кто «за Украину» и «за Россию», потом на тех, кому больно и на тех, «да нам все равно, какая власть, лишь бы нам воровать давала и нас не трогала».

Вот таких сейчас в ОРДиЛо много, очень много. И спустя четыре года войны, люди на Донбассе разделены на тех, кого затронула война и обожгла, и тех, кого эта же война сделала чуть успешнее, чуть богаче, чуть жаднее, чуть циничнее. Вот они, если реинтегрируются, не оставят за границей воны, свои привычки грабить, идти по трупам и наступать на горло.

Из официальных сводок «генеральной прокуратуры лнр»:

«Сотрудники Генеральной прокуратуры ЛНР установили, что должностные лица Городского отделения Общественной организации Общества Красного Креста присвоили себе продуктовые наборы, которые были предназначены для людей с инвалидностью. Об этом 22 июня сообщили в пресс-службе ведомства.
Используя своё служебное положение, с 22 февраля по 14 марта 2017 года должностные лица присвоили себе 116 продуктовых наборов и гигиенических средств на сумму 116 тысяч рублей. Гуманитарную помощь должны были получить люди с инвалидностью, социально незащищённые граждане различных категорий.
По факту кражи чужого имущества прокуратурой города Свердловска возбуждено уголовное дело по части третьей статьи 179 Уголовного кодекса ЛНР (присвоение или растрата, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере). Предварительное расследование проводится Свердловским городским отделом внутренних дел МВД ЛНР».

Как сообщили мне в свердловской прокуратуре сотрудники Красного Креста в городе Свердловске в течение трех лет, присвоили более 20 тонн гумпомощи, выделяемой для людей с инвалидностью и других категорий граждан.

До войны эта организация помогала свердловской городской партократии и чиновникам списывать деньги из бюджета города, которые якобы выделялись на реабилитацию и помощь инвалидам.

Этот текст следует прочитать тем, кто надеется на быструю победу и реинтеграцию оккупированных районов Донбасса в Украину. Или мы возвращаем очищенный от совка Донбасс, или Украина станет совковым Донбассом.

И главное, помните о том, что все решения «судов», «прокуратур» и других «ведомств» ОРДиЛО, в Украине не имеют юридического значения. А значит, те, кого осудили за преступления даже террористы «лнр» завтра станут «потерпевшими» от рук террористов мирными гражданами, получат статус, льготы и компенсации, останутся работать на своих местах и сеять «разумное», «доброе», «вечное» в районе скопления «народа Донбасса».

Что же будет с нами после нашей победы? И будет ли победа нашей?

К теме разговора хотелось бы присоединить и обзор местной свердловской прессы.

Из писем в газету «Восточный Донбасс»: «22.06.2017 – Я получаю «гуманитарку» – продуктовый набор для ребенка до 1 года. 9 июня 2017 года получила очередную коробку в пункте выдачи. Когда принесла домой и взвесила на весах, то оказалось, что вместо 8-ми кг, там всего 5 кг. Куда идти требовать справедливости? Кто за это отвечает? Неужели пришло время экономить на детях и забирать последнее? Хочу предупредить остальных, чтобы раскрывали и проверяли коробку на месте. Елена, г. Свердловск

На вопрос отвечает управление социальной защиты населения г Свердловска: – На территорию Луганской Народной Республики детская гуманитарная помощь от МЧС РФ поступает в индивидуально упакованных коробках, на которых наклеена информация о составе набора. Обращаем ваше внимание, что на сопроводительной наклейке к набору в разделе «состав» указан вес продуктов «нетто», т.е. чистый вес пюре, сухой каши, сока БЕЗ учета веса тары, в которой все это упаковано. Вес всех продуктов «нетто» составляет 5,54 кг. Указанный на наклейке вес «брутто» – 8,3 кг, соответствует весу продуктов ВМЕСТЕ с тарой, в которую он упакован (жестяными и стеклянными баночками, пакетами, тетрапаками)».

Как сообщили озадаченные уменьшением гуманитарки свердловчане, раньше и правда вес «брутто» был 10 кг, а вес «нетто» 8, 5 кг. Проверили старые коробки.

Как видите по ответу «уполномоченных особ» свои у каждого свои. Ворье, захватившее наш Должанск и впихнувшее его в квази-республику «лынырию», покрывает ворье, переползшее из совкового Свердловска, которое ничего-то больше и не умеет, кроме, как врать, воровать, агитировать и толкать пустые, праздные речи.

И пока украинский и европейский Должанск не убьет в себе советский Свердловск, о не силовой деоккупации и реинтерграции этих территорий, не может быть и речи.