Государство – это организация общества, а не аппарат насилия

Старая еще большевистская теория о государстве как аппарате насилия более чем популярна у нас и поныне.

И в смеси с дремучим правовым позитивизмом (где госдарство есть главным и единственным источником права) это сделало то самое право – наукой о насилии и инструментом насилия. Что не совсем верно, а точнее – в корне не верно. Ибо на самом деле право это метод насилие предотвращающий. В том его смысл.

Прямым результатом такого положения вещей есть катастрофическое падение эффективности общества, ибо любое насилие (и неизбежное ему сопротивление) есть затратным механизмом, источником издержек что соответственно угнетает КПД системы в целом, всего общества. И даже если это насилие применяется для грабежа, для экспроприации, то это ничего не меняет, это просто перераспределение издержек которое не уменьшает их количество “по системе в целом” а скорей наоборот.

Есть еще одна ересь Карго, поиск “серебряной пули”, каких-то “дешевых” механизмов насилия, или еще лучше – самоокупающихся. И мысль что это вроде как сократит издержки, или даже превратит их в профит. Ну как например “законопослушный народ” который будет подчиняться абсолютно всему что напишет какой-то там начальник. Тогда вроде как не будет и сопротивления (ибо послушный) а значит и издержек, а вместо того все будет хорошо и гламурно. На самом деле это не так, и далеко не так. Идея заменить полмиллиона ментов одним лазерным принтером звучит заманчиво и теоретически может сократить бюджетные расходы, но это во первых утопия. А во вторых это совсем не отменяет издержек самих “объектов регулирования” даже если сократит затраты регулятора….

Итак, представим себе что в один прекрасный момент какой-то очень мудрый вождь с помощью волшебного принтера издал указ, закрыть например какой-то рынок, или например завод. И все дружно подчинились и выполнили. Даже если при этом они не будут перекрывать дороги, жечь шины, требовать отставки того вождя и прочего оказывать сопротивления, это еще не значит что не будет издержек. Издержки будут, ибо сотни людей потеряют работу и источник к существованию, и какие-то там активы, от физических ларьков до нематериальных “намоленных мест” и репутации. Они по итогу все станут беднее, и столкнутся с необходимостью искать новый источник средств к существованию, что обычно требует денег. Это издержки для экономики, и они немаленькие.

Если даже сократить прямые затраты на насилие (и прочий связанный с ним гемморой) то это не исключит издержки и потери для общества. А скорее их усугубит, ибо отсутствие сопротивления будет провоцировать вождей на всякие законодательне и административные эксцессы, то есть нанесение все большего ущерба. Различные виды сопротивления, от прямого бунта до борьбы в судах тут есть ограничительным и предохранительным механизмом, механизмом обратной связи. Полезным механизмом на самом деле. Да, судебная борьба считается там более желательной (и менее разрушительной) чем бунт бессмысленный и беспощадный, если теоретически. Но если практически – то даже суд есть “механизм сопротивления”, который должен быть подавлен и не быть эффективным, если мы хотим “полную законопослушность”. Тебе сазали – ты делай, а не бегай по судам, и государство с этой целью судебную систему угнетает всячески, и усложняет доступ к ней, снижает эффективность методов сопротивления.

И в тот момент когда эффективность суда и закона падает ниже плинтуса, как и например обращения к общественному мнению, и прочих “цивилизованных методов борьбы” – тогда в ход идут методы нецивилизованные. Тот самый бунт, коррупция, саботаж и.т.д. В ход всегда идут самые эффективные и рентабельные из имеющихся в наличии методов. И соответственно – растут издержки. И падает эффективность общества. А если падает эффетивность, то падает и конкурентоспособность, что по итогу приводит к оттоку инвестиций, человеческого капитала и.т.д. И в конце концов утрате мотиваций. Что лишь усугубляет положение, и тогда наступает время кричать “караул” и еще крепче закручивать гайки, усугублять насилие, издержки и ту самую жопу.

Итак, право не есть механизмом насилия, и даже более того, оно не есть даже методом решения конфликта. Право есть способом того конфликта избежать. Но если этой своей функции право не выполнило, то дальше все совсем уже по другому. Ну вот допустим есть какой-то Вася. С которым у вас тот или иной конфликт, пусть даже интересов. Самый простой метод тут какой? Если у вас есть законодательная власть – то можно просто издать закон что “Вася неправ”, да и все. Элементарно. Но это не считается кошерными и гламурным методом в праве, и не зря одним из постулатов там есть принцип “закон обратной силы не имеет”.

Пост-фактум принятый закон вам не поможет против Васи, если у вас есть уже конфликт. Ну по крайней мере теоретически так должно быть, хотя на практике бывает и иначе. Кстати принятие таких “персональных” законов, указов и прочих проскрипций всегда есть признак дитатуры, третий сорт, нечистая работа с точи зрения того самого права.

Однако есть и другой метод, выдвижение каких-то якобы законных, но невыполнимых (или слишком обременительных) требований к субъекту. В юридической практике это называется “шикана”, есть такой даже специалный термин. Особенно оно популярно во всяких процессуальных моментах и резвятся им в судах всякие барристеры. Хотя и это считается не слишком благородным делом и теоретически – суды обязаны препятствовать подобной практике, не принимая явно спекулятивных требований, пусть даже и законных. На то собственно судье дана голова на плечах, здравый смысл и прочая там совесть. В принципе в том и состоит сама суть арбитража. И именно об этом нам глаголет Уильям наш Шекспир в сказании о Шейлоке.

Однако, шиканы в процессуальном, и даже хер с ним в материальном или уголовном праве это не гуд, но это еще пол беды. Беда когда эта практика распространяется на саму законодательную, и прочую нормативную деятельность. Ну вот работал себе какой-то там пидпрыемець пусть на том самом базаре. И тут бабах, трах-тибидох-тибидох, принят какой-то там закон, или иная “постанова” которая делает то незаконным. Что дальше? А дальше он получился виноват. Или станет виноват он в будущем, но неизбежно, ибо некуда ему деваться просто. Это по сути – абсолютно то же самое что и “обратная сила закона”, и это столь же недопустимо с точки зрения права. Именно потому всякие законодательства и конституции содержат вполне прямые нормы про то что всякие законодательные инициативы не могут прямо ухудшать положения субъектов и уменьшать объем его прав и свобод, совсем не зря там такое написали. Ибо тогда это уже не законодательная деятельность и не механизмы права а тупо бандитизм.

Но как-же “регулировать” тогда, если имеющееся положение вещей нельзя менять с помощью закона? Немедленно нам взвоют этатисты, державники и “крепкие хозяйственники” всех мастей. А вот никак. Закон и право для этого не предназначены и вовсе. Напомню, это не средство решения конфликтов, это средство их предотвращения. Нельзя вот просто так взять и что-то там написать чего-то просто запретив или “криминализировав” как они любят. Это не правовой механизм и даже близко ничего общего не имеет с правом. Они вопрос должны решать в рамках того права, а не “с помощью его”. А если рамки те слишком тесны – то это их проблемы, а не наши. Да, это не удобно им, но кто сказал что им должно быть удобно? Любой механизм и любой инструмент имеет свои ограничения, и с ними нужно считаться, ибо серебряной пули таки не существует.

И потому работой законодателя есть не изменение к лучшему окружающей действительности, а систематизация существующего статус-кво, имеющего место быть положения вещей. С целью позволить субъектам избегать там конфликтов, и сопутствующих тем конфликтам издержек. Еще до того как тот конфликт возникнет. А что касается конфликтов уже существующих (в разной стадии интенсивности) то это вопрос уже не законодательства, а это вопрос арбитража, что несколько иное. И во многих странах кстати именно арбитраж (практика) есть собственно источником закона, называется “прецедентное право”, и в принципе оно работает, живут там как-то люди, и местами даже неплохо живут…

Проблема арбитража отдельно интересна, и заслуживает отдельного обсуждения, но это наверное в следующих частях. А пока мы можем констатировать что идея использовать закон как инструмент “активного изменения действительности” (регуляторная роль) и для разрешения конфликтов (включая социальные) это не очень хорошая идея, а это типичная ересь Карго и наследство комиссаров в пыльных шлемах. Это отголоски теории о классовой борьбе и прочем там “до основанья, а затем”.