Эмиссию придумало не государство, а рынок

Когда-то очень и очень давно – роль денег играло золото, при том особенно яростно оно ту роль играло как раз тогда когда стало вещью по сути бесполезной, не находящей никакого применения в хозяйственном обороте.

Когда-то совсем еще давно в седой античности золото использовалось как конструкционный материал, благодаря предельной легкости обработки, его можно было обрабатывать по сути голыми руками и в любом сарае. Что способом литья что способом холодной ковки, что резанием чем попало.

И из него производили массово например посуду, всяие галантерейные изделия (типа расчесок, или пряжек для ремней) и прочую таую ерунду. Предметы сложной формы без особых требований к механическим свойствам. И в те далекие годы представители даже очень среднего класса могли иметь того золота просто килограммами в виде той самой посуды, и прочей бижутерии.

В те времена обработка даже меди (и уж тем более – бронзы) была технологически сложнее. Не говоря уже про сталь и прочее железо. И изделия из этих материалов были дороже. В изделии из бронзы например главная ценность была таки в самом изделии, а вовсе даже не в материале, и потому рубить их на куски например в целях оплаты – было как-то немного жалко… П

о мере развития технологий металообработки (и самой добычи металлов) это положение менялось. И если золотодобыча даже в 19-м веке (где всякие “золотые лихорадки”) была доступна частным лицам даже с голыми руками, то например добыча меди еще во времена античности требовала по сути индустриального подхода, шахт то есть, ее там надо еще плавить что не так просто и.т.д. Но времена менялись, а с ними и относительная ценность тех металлов. Медь кстати тоже использвалась как “монетарный металл” в свое время.

Существовал и иной подход, когда в качестве “денежной единицы” использовался например скот (по головам), и до сих пор во всяких там ебиптах туристам за блондинок предлагают верблюдов, хотя то конечно чисто туристический аукцион… Тот самый скот тоже ведь представлял из себя некую чисто практическую ценность в качестве молока и мяса и прочих полезных ништяков.

Первыми “деньгами” были какие-то практически полезные, но при том достаточно “стандартные” предметы, имевшие широкое достаточно распространение (сферу употребления то есть). Но постепенно золото скарализировалось, то есть чисто утилитарные его свойства в качестве конструкционного материала отошли глубоко на второй план, и стали вторичны по отношению к его “номинальной ценности”. То есть золото по прежнему использовалось ка материал для ювелирных украшений всяких и посуды, по традиции – церовной утвари, но при том не теряло своих свойств “денег”, никто не мешал просто бросить это все в костер и получить золотой слиток…

Но вместе с тем наступила эпоха “монеты”. То есть неоей стандартизации денежного оборота, когда те самые золота куски обретали некий стандартный вид и форму, что позволяло уже оперировать их счетом, а не например весом. Содержание того металла в монете определяло его вес (и пробу, качество) довольно однозначно, и избавляло от сложной (и не всегда достоверной) экспертизы. При этом зачастую имели параллельное хождение много разных монет зачастую совсем разных эмитентов (государств, или королей), и это никого особо не смущало.

Золото оно и есть золото. Хотя “монетная регалия”, то есть право чеканить ту самую “стандартную монету” появилось уже тогда, и далеко не у всех. Считалось что со столь ответственным и делиатным делом могут справиться только очень авторитетные субъекты, как то например всякие там самодержцы. Считалось что им просто в падлу будет извлекать корысть столь низменным способом как нарушение стандартов содержания золотота в монете на которой они чеканят при том свой герб. То есть по сути мошенничеством.

То есть тогда уже существовала некая “сертификация эмитентов” (монетная регалия) и даже весьма суровые покарания для нарушителей (фальшивомонетчиков) но еще не существовало как таковой монополии. То есть одновременно в обороте могла находиться монета разных государств, и не обязательно даже сопредельных. И если вы читали “Трех мушетеров” то наверное помните тот дикий адъ с их всякими пистолями, экю и луидорами, и сложным их кросскурсом. А цена “денег” по сути не сильно отличалась от цены металла в них.

Но не все оказалось так просто, и в определенный момент государи и государства таки не избегнули соблазна и там намухлевать. Тут и пресловутая “обрезка монеты”, и попытка монополизации денежного оборота, с каким-то профитом на “курсе”. Как правило такие попытки плохо воспринимались экономикой (и даже вели к эксцессам), но главное – они не влекли даже особенного профита, как минимум в области внешней торговли. Ибо немедля и массово отражались собственно на “курсе”, который безжалостно и неумолимо устанавливался не центробанками, а рычажными весами какого-то еврейского менялы.

Но переход к безналичным формам расчетов, а далее и к бумажным деньгам (и прочим ЦБ) которые обменивались на золото все более теоретически, ответственностью эмитента – эту ситуацию все более усугублял. И в конце концов усугубил… То есть для начала ценность денег стал определять не сам золотой их эквивалент а авторитет эмитента (то есть шансы получить за них то самое золото). А соотношение между эмиссией денег (“бумажных”, а то и вовсе безналичных) и золотым запасом (что их покрывал) стал категорией все более виртуальной. И собственно “обменный курс” стал определяться не столько золотым обоспечением сколько товарным ее покрытием. Которе и стало основным критерием эмиссии, ну если не считать конечно нагальных потребностей бюджета, что далеко не всегда совпадало одно с другим, а чаще прямо противоречило. И так наступила эра монетаризма. Нет, еще не Кейнс (который лишь резюмировал и подитожил) но уже близко, и Кейнс стал неизбежен по итогу.

Скажем так, с того самого момента как появились безналичные расчеты, и в обращение поступили всякие бумаги (с веселей начиная), паритет между теми всеми бумажками и собственно их покрытием (включая и золото) стал довольно виртуален.

То есть начали работать те самые мультипликаторы. Но до тех пор пока сами эмитенты оставались частными, вопрос того паритета был собственно вопросом их совести и репутации, что прямо отражалась кстати на цене той всей бумаги.

Да, они там все поголовно “превышали”, но в меру, уповая на статистику, теорию массового обслуживания и прочее такое. И те бумаги в конце концов стали обеспечиваться не только (и даже не столько) золотом, но и “иными активами”, в том числе и “другими бумагами”, некими обязательствами третьих лиц. И это был стартовый выстрел к эмиссионной гонке. Но там был нюанс, все риски связанные с той эмиссией и мультиплиацией несли по сути эмитенты как субъекты цивильного права, и “в случае чего” должны были покрывать все негаразды за счет собственных активов, которых теоретически должно было хватать…

Собстенно эмиссию (и всякую мультипликацию) придумали не государства, их придумали частники, рынок, и довольно показательным примером там есть знаменитая история с голандскими тюльпанами. Когда те самые луковицы воспринимались как “твердый актив” и достаточно надежное обеспечение, фундамент той мультипликации. А оно потом оказалось что оно не совсем так, и грянул вполне глобальный кризис. Это произошло почему? Потому что “прочие ативы” были восприняты как “твердое обеспечение”, тогда как сами обязательства (и собственно деньги) все еще номинировались онли в золоте. А относительная ценность там могла весьма серьезно измениться. Из того сделали выводов.

Собственно выводов там могдо быть два. Либо отказаться от “иных активов” в качестве обеспечения. Либо отказаться от золота как номинала. Оба варианта имели свои бонусы и свои анусы….