Для россиян понятия «Крымнаш» и «крахнаш» скоро станут синонимами

Специальный представитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер заявил, что вопрос о «заморозке» ситуации вокруг аннексии Крыма не стоит на повестке дня и не следует увязывать решение проблемы Донбасса с проблемой Крыма.

Проще говоря, американский дипломат ответил тем западным политикам, которые до сих пор думают об «обмене» Донбасса на Крым.

Этот «обмен» – такая же утопия, как и мнение о том, что сама война на Донбассе была затеяна, чтобы отвлечь внимание от аннексии Крыма. Нет, и Крым, и Донбасс – это звенья одной цепи – спецоперации по покушению на украинский суверенитет. Совершенно не случайно в «крымской речи» Владимира Путина четко говорилось о «Новороссии», якобы подаренной большевиками Украине.

Проще говоря, восточным областям Украины «присваивался» тот же исторический статус, что и Крыму – ведь о полуострове тоже говорили как о «подарке» Хрущева. И тогда какая разница, в какой период большевики отрезали от России ее «исконные» земли. Задача Кремля – восстановление «исторической справедливости», «собирание русских земель».

У Путина не получилось только благодаря героическому сопротивлению украинского народа и экономическому давлению Запада. Если бы не это сопротивление, если бы не экономические проблемы России – вполне возможно, что Москва бы аннексировала оккупированный восток Украины точно так же, как и Крым. Ведь пресловутые «референдумы» о присоединении к соседней стране на оккупированных территориях проводили совсем не случайно – ситуация развивалась по крымскому сценарию, а потом захлебнулась.

Да, Путину удалось захватить часть Донбасса – но изначально речь шла о куда более серьезной политической программе. О востоке, о «Новороссии». И только после путинского поражения стали рождаться мифы о том, что на самом деле российского правителя интересует лишь полуостров, на который можно «обменять» другие участки украинской земли. И что Путин затеял войну на Донбассе, чтобы в мире смирились с захватом Крыма. Чтобы получить Крым окончательно и бесповоротно.

Но Кремль аннексировал Крым и попытался захватить украинский восток с одной-единственной целью – целью уничтожения Украины. Именно поэтому искусственное вычленение ситуации вокруг Крыма является грубой политической ошибкой.

Не только у Украины, но и у международного сообщества в целом есть две важные задачи: прекращение войны на Донбассе и восстановление территориальной целостности Украины, то есть возвращение к принципам международного права. И в этом смысле Крым ничем не отличается от Донбасса. С точки зрения международного права и украинского законодательства, Крым – неотъемлемая часть территории Украины.

То, что Россия вписала чужую территорию в свою Конституцию – это проблема России. И эту проблему нужно решить самой России. Но все остальное – это проблема мира, который Россию окружает.

Ни у российского руководства, ни у граждан России, ни у жителей временно оккупированных территорий не должно быть иллюзий относительно стабильности российского присутствия на Донбассе и в Крыму. Рано или поздно россияне уйдут. Отсутствие иллюзий позволит сделать правильный выбор всем. И руководству России, которое поймет, что нельзя оставаться на месте преступления до бесконечности.

И гражданам России, для которых понятия «Крымнаш» и «крахнаш» скоро станут синонимами. И жителям оккупированных территорий, которым не стоит делать ставку на Москву, а жить, как, собственно, и живут в нестабильной ситуации – в ожидании освобождения или возвращения враждебной страны, это уж зависит от политических предпочтений. Тут важна даже не оценка, тут важно понимание будущего.

А западные политики, которые говорят о заморозке, как раз иллюзии и создают – и тем самым множат войны и несчастья. Именно поэтому так важна четкая позиция американского спецпредставителя.