Деньги можно печатать безгранично, но если не направлять их на развитие – мы всем проиграем

В эти дни кредитование банками реального сектора экономики замерло.

Риски резко возросли, предприятия испытывают денежный голод. А ведь Национальный банк давал рефинансирование коммерческим банкам, чтобы деньги дошли до реального сектора и экономика заработала. Но это так только в теории, а на практике в кризис, выходит, главная задача – не допустить развала финансовой системы. Ну а производители пусть идут туда, куда их посылали и посылают все последние годы.

В этой связи один мой знакомый банкир убеждал меня в том, что даже точечно не следует помогать ряду предприятий, так как они, по его выражению, уже превратились в ведра с гайками. И единственный для них выход лежит через процедуру банкротства. А чтобы более рельефно показать проблему, банкир обратился к стилю деловой образности речи, поставив вначале вопрос: “Чем валютный курс лучше таможенной пошлины?”. И сам на него ответил: мол, валютный курс не знает исключений и взяток не берет. Поэтому банковская система страны сама поможет реальному сектору экономики лучше, чем если бы пришлось точечно помогать отдельным предприятиям, включенным в ту или иную национальную программу Кабмина.

На что я постарался возразить этому банкиру: дескать, тогда премьер-министр или глава НБУ должен был честно сказать, что мы даем деньги только вот этим системным госбанкам, чтобы они выжили. Пусть они спекулируют на валюте, очень осторожно ведут кредитную политику и прочее, а все остальные, извините за выражение, пошли вон. И тогда не надо изображать, что вы стараетесь рефинансировать банки по всей системе. “Поймите, у каждого своя функция”, – спокойно ответил мне банкир и неожиданно для меня резюмировал следующее: “У финансовых властей практически всех стран есть обязанность определенного лицемерного оптимизма, это даже такой ритуал у них”.

Да, “хороший” ритуал. Но тогда финансовые власти должны демонстрировать оптимизм в своих действиях, а не только на словах. И, конечно же, быть последовательными. А то ведь что получилось на нашем украинском рынке? Крупные банки у нас быстро нашли выход. Они вместо кредитования пошли на валютный рынок. И это, как мы теперь знаем, было нехорошо. Получив от Нацбанка Украины сотни миллиардов гривен на спасение финансовой системы и в целом экономики страны, коммерческие банки на деле лишь удачно поиграли на валютном рынке, устроив всем “развлекуху” с возвращением вкладов и валютные качели.

Но за это быстро наступила расплата: около 90 банков признаны НБУ неплатежеспособными, произошло резкое падение промышленного производства, инвестиций, доходов трудящихся и выросла безработица. И, безусловно, здесь видны уши коррупции, а также цинизм нынешней ситуации (когда не следует спасать тех, кто уже на грани банкротства). И хотя мы постоянно слышим от крупных чиновников риторику в поддержку реального сектора экономики, на самом деле деньги из бюджета идут на поддержание ликвидности банковской системы, а не на кредитование различных отраслевых производств.

В принципе, в большинстве своем банкиры это признают. Другое дело, что дальше будет с кредитованием? Как банки будут строить свою кредитную политику в условиях АТО и бойкота? Отсюда, надо полагать, и грустная бесплодность Кабмина и Национального банка. Конечно, это хорошо, что частные банки, в отличие от государства, не кредитуют так называемые ведра с гайками. Но коммерческие банки заодно не кредитуют и конкурентоспособные предприятия реального сектора экономики. Производители, обращаясь в банки за кредитами, говорят: дайте нам дешевые деньги. А откуда они возьмутся, если дешевых денег в экономике Украины нет, есть только дорогие и сейчас.

Выходит, экономика Украины должна приспособиться и начать жить при недостатке денег?! К тому же в условиях такого тяжелейшего во всех отношениях кризиса пора уже нашим банкирам перестать ждать какого-то идеального заемщика с безупречной кредитной историей, с эффективной финансовой моделью и т .д. Таких сейчас нет. Просто нет! В то же время сидеть и ждать вопреки – это удел буддистов, а не банкиров. Более того, как по мне, кредитование банками по тем ставкам, которые они держат и которые превышают учетную ставку НБУ в два раза, очень привлекательное и выгодное направление деятельности. Таким образом, маржа кредитного учреждения раздвигается до ставки рефинансирования 14% и более.

И вот сейчас мы подошли к очень важному вопросу, а именно: как банку найти тех украинских заемщиков, которых можно кредитовать? Как найти те предприятия, которые смогли успешно проработать в условиях кризиса, которые способны развиваться дальше и которым нужны кредитные ресурсы? Думаю, что такими надежными заемщиками могли бы стать не металлургические монстры (как еще совсем недавно было), а компании среднего уровня, которые смогут стать локомотивом по выводу банков на прибыльность к концу этого 2017 года.

Деньги… они – безграничны. Их выпускает государство. Это такой неисчерпаемый ресурс. Но если Украина не создаст свой национальный механизм использования денежной эмиссии для целей экономического развития, то мы всем проиграем. Например, подобную программу успешно реализовывает Китай, где есть финансовый план вместе с планом развития экономики страны. У них также есть и очень жесткий механизм личной ответственности топ-менеджеров, которые реализуют такие проекты развития.

К сожалению, у нас настолько привыкли к тезису “Все и так разворуют”, что даже не пытаются этому противодействовать. И все же нам давно пора, как бы это ни было трудно и сложно, создавать собственный механизм дешевых длинных денег для развития реального сектора экономики Украины. А пока я, откровенно говоря, жду в ближайшее время интересных валютных качелей на нашем рынке. Банки об этом знают. А может быть, сами их и готовят? Почему бы банкирам в который (!) уже раз не поиграть в эту увлекательную и очень доходную игру с валютой, ведь надежных заемщиков для кредитования практически не осталось.