Что объединяет освобожденных американских рабов и постсоветских жителей

В США множество овобожденных рабов не сильно рады были избавлению от ига, потому что свою свободу они просто не могли конвертировать в какой либо успех, они просто не могли ее использовать в качестве ресурса, что приводит к острой аналогии с нашими постсоветскими реалиями.

Однако если есть такое дело – придется отечать. Из всяческих примеров, случаев и остальной истории – нужно извлекать полезных выводов. Именно для того историю ту и придумали. Но что бы извлекать их – это нужно уметь, нужно видеть причины и следствия, нужно видеть аналогии и.т.д.

Если вы какому-то средневековому китайцу покажете учебник по ядерной физике например, или даже просто по матану – то он в той книжке может (теореически) узреть огромнейшую пользу, он может истину познать там высшую и по итогу – лучше поливать поля, или к примеру лучше делать стрелы, для поражения врага. Если он сможет это знание понять и им воспользоваться. Но он не сможет, он там увидит лишь стену непонятных знаков, каких-нибудь английских (или русских) букв которые он даже не может в слова сложить, а если даже сможет – то не поймет смысла тех слов.

Аналогично если мне сейчас дать даже очень умный какой-то учебник по органической химии или про игре на саксофоне – то хрена я чего пойму оттуда, перед мной будет та самая стена непонятных знаков. И даже если тот учебник не на китайском будет а на русском, и если даже я смогу сложить бувы в слова, то один хрен я не пойму там ничего. Ибо не знаю там терминологии, а главное – не знаю как то все соотнести с реальной жизнью, с конкретными задачами. Ибо передо мной задач тех просто не стоит, я не играю на дудках (и вообще музыку) и не варю для сисек силикон. Я даже не знаю тех проблем, и потому мне бесполезно вовсе их решение, не нужны ответы на вопросы которых я не задавал, да и не мог задать. Знание полезно только если удается его соотнести с реальной жизнью.

А для того что бы соотнести – так это нужно видеть аналогии, и формировать абстракции, что вообще не легкий труд. Когда-то нас учили в школе за любой задачкой “Вася дал Пете 2 яблока, а Маше – половину от оставшегося” видеть банальное уравнение первой степени. А особенно продвинутых – даже не уравнение а их систему и “канонический вид”. А еще более продвинутых – за той системой видеть не яблоки, не Машу и не Петю а тупо матрицу, которую потом трощить вполне формальным способом. И потом продукт того числодробления – проецировать на яблоки обратно. Учили всех, но научили очень не многих, даже в советской “самой лучшей в мире” школе. Не уравнения учили вас решать, то все фигня, учили вас те уравнения УВИДЕТЬ, соотнести с реальной жизнью некие абстракции и методы формальные.

Итак, вернемся к США и собственно к рассизму. США было последним государством с формальным (и довольно развитым) институтом рабства, и именно там была борьба с этим явлением, явная, формальная и вообще системная. Процесс довольно интересный, что грозит уроками полезными. Итак, допустим там война меж Севером и Югом. Северяне победили. Рабство отменили. Что было дальше? А дальше они получили весьма значительное количество социально неадаптированного населения. Что привело к проблемам. Факт.

И множество тех самых афроамериканцев по итогу не сильно рады были избавлению, и так или иначе тулились к собственным поработителям. А почему? А потому что ту свою свободу они просто не могли конвертировать в какой либо успех, они просто не могли ее использовать в качестве ресурса. Они имели весьма смутное представление вообще о институте собственности как таковом и прочих цивильно-правовых отношений, и главную разницу между курицей на чужом дворе и курицей в супе – они усматривали в некоторой палке которая в руках у некоего хозяина. Они знали что хозяин им расскажет что можно и что нельзя, но по итогу и накормит. И это вполне можно назвать инфантилизмом, и социальным и даже правовым.

Тут в принципе очень острая аналогия с нашими постсоветскими реалиями. Афроамериканец понимал “хозяина” который мог наказать а мог помиловать, и кстати должен был по итогу накормить. Это он понимал. Но вот того что палкой по горбу ему может двинуть не только “его хозяин”, единственный и неповторимый, а и вообще любой владелец курицы на которую он покусится – это была гораздо более сложная для них концепция.

***

У нас все происходит то же самое. Афроамериканец видел курицу и не понимал что ей мешает попасть в суп. Вот курица, вот он, он голоден. Хозяина с палкою который может запретить (но должен накормить) вроде бы нету. Так что мешает? Он не понимал.

Так же как не понимают наши менты как это так, вот где-то стоит груда компьютеров и просто из воздуха (и электричества) майнят биткоин, что им мешает просто прийти и забрать? Вон просто стоит беззащитный ларек (или агрохолдинг), просто под открытым небом бегает еда. Почему не сьесть? Почму не забрать, не отжать и не обложить данью? Они не понимают. Просто не понимают.

И остальные все – они не понимают тоже. Когда на все это смотрят. Они не понимают тоже. И даже если где-то начинают догадываться что просто так резать всех куриц что удалось поймать, и отжимать все до чего можно дотянуться это не совсем правильно, они нас сразу спрашивают прямо, “а где хозяин”? И почему он палкою не защитил свое майно и прочую экономическую целесообразность? Они же автоматом ищут палку и хозяина. А нет хозяина, хозяин проиграл войну, и палку у него забрали. Трагедия, и величайшая геополитическая катастрофа, их ветром унесло к хуям…. Да, тут не “масса Джон”, тут “государство”, но это не важно, это абсоютно один хрен.

Суть и задача рабовладельца была вообще в чем? В том что он владея и используя 2 сотни (например) афроамериканцев мог построить по итогу “имение”. Дворец гламурный с колоннами, а заодно и некое хозяйство которое могло стабильно производить продукт, какой-то хлопок или молоко или еще что-то. Он мог усилия тех афроамериканцев “правильно направить”, но дело тут совсем не в афроамериканцах, а именно в конечном результате. Да, курицу поймать можно за 5 минут, сварить (и ощипать) еще ну пусть за час. А чтоб построить то самое “имение” – нужны десятки лет, нужны поколения. И там нужны не только афроамериканцы, там нужны надсмотрщики, какой-то “управляющий” и очень может быть что даже агроном с ветеринаром. Совсем другой процесс. И для того процесса – совсем другие инструменты.

***

Но ситуация у нас куда печальней чем на юге США даже в эпоху “унесенных ветром”, ибо в качестве отправной точки мы имеем даже не общество рабовладельцев (и обществу тому характерные механизмы) а “сакральную державу”, единого “хозяина”.

Палку то мы видим, но мы не видим того что стояло за палкой. Совсем. Мы точно так-же социально дизадаптированы, и точно так-же (если не сильнее) нас долбит ностальгия.

Нам куда понятнее картина когда черные сменили белых, взяли палку в свои руки и начали делать все то же самое, то есть по сути “строить рай”.

В чем тут большая разница? В том что “белые сагибы” могли конвертировать свою свободу (и даже палку) в какие-то “устойчивые ценности”, в поместья родовые те же самые, и в воспитание детей к примеру.

***

Они не понимали “длинных ценностей”, ага. Так же и “наши”. Они даже настроили “маеткив”, домов тех самых белых с колонадами. Благо им показали по телевизору как это должно быть, в сериале про рабыню Изауру и страдания Скарлетт. Дом они построили, но не имение, там нет хозяйства, и ныне пышность тех домов символизирует лишь успешность охоты на чужих курей. И да, маеток Охендовського – это чистая копия той самой “колониальной архитектуры”, но покажите мне где его плантации?

И что потом там было дальше? А дальше северяне победили. но ужаснулись результату. И освобожденные черные их братья – вовсе не пополнили ряды пролетариата как предполагалось планом. И они получили множество социально дезориентированных и неадаптированных граждан.

***

Хотя конечно мировая история содержит и другие примеры “отмены рабства”, которые случались много раз, и подчас – намного более успешно. Именно потому что намного менее радикально. Просто я намекаю то сей процесс может быть для нас ценными источником опыта. А для того что бы извлечь полезный опыт – следует события те объективно оценить. Так как оно было, а не так как оно хотелось там кому-то, или как сегодня это удобно кому-то представлять.

Итак, проблема в чем? Проблема в том что ту самую свободу – освобожденные рабы просто не могли плодотворно применить, и не могли ее направить на удовлетворение актуальных потребностей. В частности – на самоактуализацию.

Тут я должен косвенно сослаться на предыдущие материалы про пирамиду Маслоу, которые я тут пересазывать не буду, ввиду объема материала и прочей линии повествования. Какой-то итальянец или поляк что приехал в США с пустым карманом – он туда зачем приехал и чего вообще хотел? Хотел “устроить жизнь свою”. Какую-то там пиццерию учинить на авеню, или ферму в Арканзасе. Семью создать и завещать детям здобутки. В таком плане он и действовал, даже если по факту он не бросался в пучины частного предпринимательства а брал кайло и пополнял ряды пролетариата. Он даже работая за 5 центов в день (или 15) пытался формировать некий “капиталл”, будь то имущество, сбережения или просто социальные связи. Это нормальный для европейца подход. Они ради того кстати и ехали в США что там это было проще сделать, или они как минимум думали что проще.

Почему проще? А потому что они имели надежду сохранить те самые “здобутки”, от “честного имени” до долларов в чулке, или например земли. Что местные условия вроде как позволяли (и даже поощряли) проессы накопления. И так вот появились США как сверхдержава, страна эмигрантов где главным лозунгом стали “возможности”. Возможности не только заработать, но и сохранить.

***

Дискриминация национальная и рассовая в США была скорее нормой чем исключением, и это неизбежно в стране эмигрантов. И было бы немыслимым представить себе ирландца в качестве “крестного отца” в итальянском квартале, или например поляка – владельцем опиумокурильни. Или китайца – управляющим сталеплавильной компанией. Так просто не могло быть. Там небыло “равного доступа”, но было разделение труда и некоторая толерантность. До поры до времени. Итальянцы договаривались с евреями, а китайцы – с ирландцами. Торговали, “решали вопросы” как-то, и проявляли терпимость (определенную) к “национальным особенностям”. Так собственно работал тот “плавильный котел”. И никак иначе работать он не мог. Но было нечто общее, там каждый имел шанс (или хоть надежду) “сохранить здобутки”.

То есть заполнять по мере сил тот самый “третий и выше” уровень пирамиды Маслоу, именно это стало объединяющим фактором, именно это заставило все это работать. И пусть сицилийский эмигрант в первом поколении не мог особенно рассчитывать на место в совете директоров “Юнайтед Стилл” или “Бенк оф Америка”, но в качестве например профсоюзного босса (шо крайне недалеко от коза-ностры) он вполне мог с теми директорами говорить. Пусть не на равных, но мог. Каждый имел право стремиться к счастью, пусть и своим путем.

Я не идеализирую ту ситуацию, и много было там проблем. И ситуация с коррупцией той самой в середине и начале 19 века там была просто ужасающая на самом деле, возможно и похлеще чем у нас сейчас. И бывало там такое что бандит прям вместе с бандой захватывал к примеру город, и говорил “и я теперь у вас шерифом буду”, и таки был, и за него голосовали. Ибо куда деваться? Но они пережили это. В том числе и потому что проявляли толерантность. И к бандюку-шерифу, и к тому героическому ковбою который пыльным утром на рассвете одиноко приехал в город на рябой кобыле, и застрелил того шерифа в честном бою. И потом уехал, а не стал драконом вместо убитого. Это часть их культуры. И это вовсе не просто так. Это опыт, опыт поколений, и опыт цивилизации.

***

Итак, в исходном своем виде и замысле тот ККК и был собственно линчевателями. Они хотели применять (и применяли) “особые процедуры правосудия”, которые до того вполне широко (и можно даже сказать – успешно) применялись к собственно белым. Там были перегибы? Безусловно. И эти перегибы дают нам основания назвать организацию (и ее практики) преступными? Вполне возможно, я даже не пытаюсь спорить. Но тот студент Индилло который умер в РОВД, Врадиевка, и овер сотня трупов на Майдане, и “бриллиантовые прокуроры” это разве не перегибы? Да безусловно перегибы, и тут назвать организацию преступной – ничуть не меньше оснований. Тем более что при всех прочих никто не обвинял ККК в корыстных там мотивах или коррупции, они если и убивали то таки за идею, а наши менты – увы за деньги. Порой и за 100 гривен. Еще задолго до Майдана где-то в донецких краях (оплоте правящего режима) какие-то менты поймали мужика с бутылкой пива, и все кишки ему порвали дубинками в презервативах. Патамушо тот дескать не хотел платить штраф. Я мог бы это понять если бы то были фанатиеские трезвенники, но те менты сами в черную бухают ведь. И не за пиво они ему досталось, а за бабло. И было даже дело уголовное, но там подследственные продолжали смело служить в рядах, и им держава выдавала корочки и пистолеты. Уже после всего, уже под следствием. Это вот все вообще как?

Но ведь найдутся тут сейчас защитники, и расскажут что “порядок быть должон”, и что если тому мужику через постановление Кабмина не доходит про “пиво пить нельзя” то надо через жопу хоть дубинкою хоть колом, и вообще до окончательной победы. И обязательно найдутся, и я такого уже дофига читал. И прочитаю еще. Так чем они блин лучше тех “великих драконов ложи”? Они ничем не лучше, но они во многом хуже. Чем хуже? Обьясню.

Драконы – убивают. Но не калечат. Они быть может обрекают преступника на муки вечные (и адские), но то уже все на суд божий, они лишь ускоряют попадание клиента на скамью подсудимых. А наши “гуманисты” убивать боятся. Но они хотят создать вот просто тут ад, на земле. С грязью смешать еще живого, и довести ло полной потери человеческого облика. Банально пытками, или очень прогрессивными практиками воздействия на сознание (и подсознание), но они уже не доверяют Богу то дело важное, и не отдают на его суд, они хотят осудить сами, и в исполненье привести.

Пушкин стрелялся с Дантесом, и по итогу один умер, но они не добывали друг из друга звериных криков и не превращали друг друга в комок слизи что где-то там в углу исходит слезами, соплями и говном с кровью из развороченной жопы. Вы чувствуете разницу? Даже враг имеет право умереть человеком. Даже преступник. Человеком предстать на высший суд, а не куском орущей протоплазмы. Вот вам и весь тот гуманизм.

Да, были инквизиторы, были палачи, пытатели и прочее такое. И в средние века. Не зря века те обозвали “темными”. Но они все как один – претендовали как раз на “бога представлять”, будь то церковь в лице инквизиции или короли у которых “божественное право”. И темные века когда закончились? Когда их всех так или иначе перебили. Порою снова с особой жестокостью, но не оттого они закончились что жестокость, а оттого что “перестали быть”, ага. Но впрочем мы тут не о “культуре насилия” даже, вернемся к нашим афроамериканцам.

Там произошли по итогу попытки “отстоять достоинство”, от Мартина Лютера Кинга, до Карла Башира, и прочих дамочек что боролись за место в автобусе. И эти практики можно воспринимать вообще двояко. Можно как “борьбу с дискриминацией”, а можно как право на ту самую “самореализацию”. Оно таки два конца одной палки. Тот Карл Башир чего хотел? Да просто нормальной военной карьеры, причем еще и далеко не в самой простой области. Еще и “на службе”, службе государству. Дискриминация ему мешала? Мешала. Объективно. Были там приключения и например у чернокожих летчиков во времена ВОВ. И еще много где. Да, как минимум часть этих самых афроамериканцев была уже вполне готова к интеграции в “белое общество”, и некоторые из них были даже более готовы чем многие белые. И может быть более чем даже большинство тех белых.

Дискриминация изжила себя. Напомню, мы говорим уже о 20-м веке, и даже скорее о второй его половине. Но что произошло дальше?

А дальше – появилось 2 концепции, достаточно различных между собой, чтоб не сказать диаметрально противоположных. Что с одной стороны если “они уже готовы” то дискриминация им не помешает особенно, и что преодоление ее через доказательство личных качеств будет скорее благотворным стимулом, а достижение успеха – станет благотворным примером.

И концепция другая, что дискриминацию эту нужно убрать, а быть может даже инвертировать, предоставить грубо говоря льготы, “позитивная дискриминация”, что позволит большему числу тех афроамериканцев “преодолеть барьер”. И там и там есть здравое зерно. Но на практике получилось не все так гладко как было на бумаге.

***

Да, с запозданием примерно на 150-200 лет те афроамериканцы стали повторять знакомый путь (см. выше) китайцев, итальянцев, евреев, ирланцдев и прочих, но то что довольно органично смотрелось в 19 веке в рамках “плавильного котла” уже отнюдь не так гламурно смотрится в веке 21-м на фоне всеобщей борьбы с дискриминацией и на фоне “уже построенного общества всеобщего гламура”. Теория уж слишком ярко противоречит практике, и “черная субкультура” которая возможно есть естественным этапом развития данной социально-этнической группы – уже совсем не вписывается в “официальный мейнстрим”. Увы и ах.

И оказалось что “борьба с сегрегацией” немного не ко времени, что сами афроамерианцы исповедуют идеи сегрегации, с которыми так жарко ведут борьбу официальные власти. И теперь если афроамериканец получает по морде за цвет кожи то это  катастрофа национального масштаба, а если белый получает за то что он белый – то это проявление рассовой самобытности и справедливая месть за ущемленья прошлых поколений. И это как-то так слегка неправильно, и по итогу оно таки грозит катастрофой. Ибо так не может быть, и никакими “технологиями”, никакой нафиг пропагандою и НЛП сие невозможно “правильно обосновать”.

И если в китайском квартале ирландцу били морду как только он сходил с “разрешенного маршрута” до опиумокурильни (но “на маршруте” его остати не трогали, а даже помогали), то и китаец что забрел куда-то в доки иначе чем для постирать белье – нарывался точно так-же. И там была симметрия некоторая. И как не лезли “100 семей Мейфлауэра” в вопросы кто там кого крестил у дона Рэбе-Корлеоне, так и не лез тот дон в то кто там с кем спит у детей Мейфлауэра, и кто кому зачем Рабинович. И Вандербильды с Рокфеллерами как-то разбирались без помощи не только Смитов но и даже Вессонов. Оно как-то работало. В том была логика и была система. И вот не нужно было систему ту ломать, особенно если нету ничего вместо.

А “вместо” таки нету ничего. Вернее там есть “вместо”, но это “вместо” это полная фигня, это какие-то нахрен упоротые леваки которые хотят быть таки в каждой бочке затычкою, но совершенно это не умеют делать, и главное – вовсе не хотят отвечать за результат.

И все те вопли что “держава” что-то там “отрегулирует” и по итогу станет хорошо – то голый популизм. Те кто умеют “регулировать” – не не орут на каждом и углов об этом, и уж тем более не собираются лезть в то болото. А те кто хотят орать – они не могут делать, вот потому они кстати и орут. И в том трагедия цивилизации. Хоть я конечно и не рассист ни разу