600 000 гривен – это мера устрашения не только для Стерненко, но и для всех нас

Я хочу высказаться чуть поподробнее по одесским событиям.

Из закрытых в сизо активистов я хорошо знаком с Сергеем Стерненко. У меня нет никаких сомнений в искренности его мотивов, что не означает моего безоговорочного одобрения всех его действий.

Например, я разделяю его аргументы по райкину, но сам бы я не стал срывать его концерт. Из уважения к таланту и понимания сложности положения Райкина в России. Я же либерал.

Но именно мой либерализм вынуждает меня признать что Стерненко имеет право быть в этом вопросе менее либеральным чем я.

Что касается протестов в горсаду, действия активистов там я считаю абсолютно правильными. И считаю что они спасли честь города.

Потому что горсад – это сакральная территория одесского мифа. Потому что если семья де Рибасов дарит потомкам свою собственность с условием что она достанется всем, а не уйдет в чей-то карман, то любому одесситу, не лишенному чести и совести, должно быть понятно: волю founding fathers надо уважать. Тем более что на горсад не покусились ни сменявшие друг друга сто лет назад власти, ни большевики, для которых вообще понятия собственности не существовало, ни румыны с немцами. И вдруг, когда эпоха первоначального накопления капитала уже вроде бы должна была закончиться, пацаны прикинули что кусок общей собственности горожан можно отжать и срубить бабла.

В этой ситуации гражданский протест является обязанностью каждого мыслящего гражданина (от слова “град”, то есть город). Кто не сопротивляется поруганию своего города, тот не имеет право называться горожанином.

Говорят что протесты были излишними, что мэр сам выступил против застройки. Я уверен что без протестов никакой мэр не пошел против интересов слишком влиятельных в Одессе инвесторов.

А счет за брошенную горожанам кость выставили гражданскому обществу. И тех, кто отстоял летний театр, решили примерно наказать. когда за участие в мирном протесте (а насилие в ходе протеста было спровоцировано полицией, пустившей в ход дубинки и применившей газ) активистов сажают в сизо, это называется РЕПРЕССИИ.

И залог в 600 000 гривен – это мера устрашения не только для Стерненко, но и для всех нас.

Немного арифметики. Задачка для первого класса. Берем 160 000 (залог за мегакоррупционера Каськива), прибавляем еще 128 000 (залог за Саркисяна, у которго в “Виктории” сгорело три девочки). Получаем 288 000.
Умножаем 228 000 на 2. Получается 576 000. Таким образом, залог за нищего как церковная мышь активиста, призвавшего к гражданскому протесту против незаконной стройки, более чем вдвое превышает вместе взятые залоги за высокопоставленного чиновника-расхитителя бюджета в особо крупных размерах, и мелкого чиновника, по чьей вине погибли дети.

Это сигнал нам. Чтобы мы боялись. Чтобы лохи не лезли в пацанские дела.

Одна неувязочка. Лох уже не тот пошел. Так, например, 2 мая 2014 года лохи (одним из руководителей которых был 19-летний мальчик Сережа Стерненко) обломали серьезным пацанам “русскую весну” в Одессе. В результате вместо аквафреша над городом развивается флаг Украины. Я понимаю пацанов. За такое можно и обидеться.