Россияне самостоятельно добились бедности и угнетения своих прав

Но вот чего я и вправду не могу понять, так это упорного желания либеральной общественности воспринимать россиян как неразумных детей, не способных нести ответственность за собственные решения.

Как только власть начинает какую-нибудь очередную фигню – сносить самострой, трюмить дальнобойщиков, сносить хрущобы вместе с пейзанами – в либеральном дискурсе сразу появляются термины “простые люди”, “москвичи”, “обычные граждане”.

Вот ничего из вышеперечисленного я не понимаю.

Простые люди – это кто такие? Если есть простые, значит, есть и сложные? А чем они отличаются? У сложных людей что – три руки, две головы, полторы селезенки? А если про простых людей мы говорим, что они простые, значит себя мы априори считаем сложными? Значит у меня что, две головы, три руки? Да нет, вроде. Я – простой человек. Обычный хомо сапиенс.

А знаете, что в таких случая имеется в виду под эвфемизмом “простые люди”? Это банальный заменитель настоящих определений “безответственный” и “инфантильный”.

От “простого человека” я отличаюсь только тем, что я имею желание использовать подаренную мне природой нейронную сеть, чтобы пытаться анализировать ситуацию и просчитывать возможные последствия, а “простой человек” – нет. Заметьте, я не говорю – не умеет. Я говорю именно – не хочет.

А это и есть безответственность и инфантилизм.

Мол, Вася не может понять, что такие-то и такие-то его действия, а точнее, бездействия, приведут к таким-то и таким-то последствиям, не занимается политикой, и просто зарабатывает деньги, чтоб содержать семью? Ну, что вы от него хотите. Он же простой человек.

Да нет, друзья мои. Он не простой человек. Он – пассивный инфантил. А хочу я от него именно того, чтоб он и стал как раз человеком.

Это именно я к Васе как раз и толерантен. Именно я к нему и либерален. И именно я считаю его не ребенком, а взрослым. И считаю, что он, как и любой, достигший возраста дееспособности, должен нести ответсвенность за свои действия или бездействия.

А меня за это обвиняют в русофобстве.

Я говорю, что не собираюсь взрослым мужикам сопли утирать, потому что считаю их ничуть не хуже себя, а меня за это упрекают в снобизме и презрении к “русскому народу” (еще один термин, который я не понимаю).
За то, что я отношусь ко взрослым людям как к дееспособным личностям, а не как к несмышленым младенцам. Не унижая их своим сюсюканьем и ожидая от них того же, чего и от себя – не более того.

Он – как я. Что может быть толерантнее?

Мне совершенно не понятен и термин “обычные граждане”. Что это значит?

Если ты гражданин – ты уже выбираешь власть, контролируешь её, выбираешь стратегию развития своей страны, её общественно-политический строй и прочее, и прочее, и прочее.

А если ты этого не делаешь, если “я не лезу в политику”, если “я просто кормлю семью”, если тебе тридцать лет насрать, что делает твое государство, куда оно влезает с войной, где оно убивает людей от твоего имени, кого оно сажает в лагеря – какой ты к чертям гражданин? Ты, так – народонаселение. Масса. Пейзанин.

То же самое и с “москвичами”. Москвич – это тот, кто влияет на жизнь Москвы. Это самоуправление, выборность, муниципалитеты, владение землей, владение собственными дворами, принятие решений и ответственность за них. А если твой город уничтожали двадцать пять лет все кому ни лень точечными застройками, присоединением новых москв, строительством монолитных гробин, совершенно жуткими торговыми центрами, а тебе плевать было на это – ну какой же ты москвич? Так, житель Москвы.

И вот это сюсюканье, которое начинается каждый раз, как власть переключает свою репрессивную дубинку на очередной сегмент населения – я не понимаю совершенно.

Власть берет и сносит пятиэтажки, наплевав на мнение жителей?

Ну, друзья мои. Ну, согласно статистике, восемьдесят шесть процентов из вас считают, что чужое – отжимать-то как раз и можно! Не улавливаете связи? Это же вы выписали власти мандат на отжим чужих земель. Ну, ок. Получите. Распишитесь. Вы взрослые дееспосбные люди. Вам говорили, к чему это приведет. Держите в обе руки.

Я – самый толерантный человек на земле. Я категорически уважаю ваше решение. Все желания должны исполняться.

Власть разгоняет дальнобойщиков? Ну, что я могу сказать. Вы же не лезли в политику, когда власть разгоняла пятую колонну, крымских татар, таджиков, из которых они лепили “ваххабитов”, геев и кого там угодно еще. А когда я и такие как я на каждом углу истерили, что нельзя создавать росгвардии с такими полномочиями и принимать законы, разрешающие открывать огонь по толпе – ну, вы же как раз считали, что Росгвардия и защитит вас от оранжевой напасти в виде меня?

Ну, ок. Вот вам Росгвардия. Получите.

Стране было плевать, когда один царь со сверхидеей от её именни ввел войска в ближневосточную страну за морем, начал там от вашего, да-да – от вашего, от вашего – имени поддерживать людоедский режим, травящий детей газом, вы всем этим не интересовались, просто смотрели концерт в освобожденной Пальмире, а потом просто полетели в Египет самолетом А321 над Синайским полуостровом? Ну, что я могу сказать…

Так что все эти стенания по поводу несчастных обычных граждан, которых сейчас отселяют в Новую Москву, меня не трогают совершенно.

Кто из вас, друзья мои, протестовал против присоединения этого аппендикса, куда вас сейчас высылают? Я думаю, что-то типа 0,6 процента. Вот, да, вам я сочуствую.

Остальных “все устраивало” – ведь так же?

Ну, что сказать. От вашего имени Коммунарка – это теперь тоже Москва. Добро пожаловать за МКАД, в столицу нашей родины.

Кто из вас протестовал против присоединения Крыма? Четырнадцать процентов? Да, друзья, вам я сочувствую. Но мы – проиграли. Я сам теперь в Праге на птичьих правах. И помочь уже больше, сорри, ничем не могу. Потому что пятнадцть лет назад против уничтожения независимого телеканала протестовало – сколько? Ноль ноль два процента? Ну…

А все остальные – вы получили ровно то, что хотели, друзья мои. Ровно то, что построили сами. Ну, предупреждали же.

Хотите, чтоб было по-другому – становитесь непростыми. Становитесь сложными. Берите на себя груз принятия решений и ответсвенности за них. А до тех пор где вам жить, как вам жить, что есть и где умирать – за вас будут решать совсем другие люди.

И, пожалуйста, мои оппозиционные товарищи, прошу вас, не употребляйте больше эти термины. Они оскорбительны по отношению как к самому понятию взрослой самостоятельной неприкосновенной личности, так и по отношению к понятию разума.

Захотите в следующий раз включить это сюсюканье, лучше уж называйте напрямую “дураками”.
По крайней мере это будет честнее.