Пропаганда от сохи

Поговорим о фейках и о том, почему конкретно так делать не нужно.

Здравствуйте. Меня зовут Виктор, и я хочу поговорить о фейках.

Но не о тех, о которых мы говорим обычно. Обычно мы говорим о распятых мальчиках – высокобюджетных сюжетах машины российской пропаганды. А сегодня хотелось бы коснуться фейков народных, фейков «снизу», от сохи и приступа маразма. Такие тоже существуют.

Очень смешно, когда они идут от врага. Очень печально, когда видишь такие от стороны, которой сочувствуешь. Ещё хуже – от той, на которой находишься. Такое странное, знакомое по просмотру кинокомедий, ощущение: обделался кто-то другой, а стыдно всё равно тебе.

Начнём с конкретных примеров, чтобы вы лучше поняли, о чём я.

Как не надо делать

Начнём с того, что заставило автора этих строк вспомнить о теме – с «плаката Кукрыниксов 1940 года». Это довольно давний фейк, изначально российского происхождения, но очень любимый в наших широтах.

306071_434435993290808_1088839682_n

Мол, видите – изначально СССР планировал Лондон бомбить вместе с Рейхом. Просто не срослось.

Фейк относительно качественный. Навскидку не каждый опровергнет. Но:

– дизайнер заметит, что при написании слова «Лондон» используется гарнитура Gothic Rus. Заметно по характерной заглавной «Л». А это никак не 1940 год. Это даже не ХХ век. И что детализация Лондона высоковата для плаката;

– авиамоделист заметит, что советский самолёт больше всего похож на Ту-2, а он в войска поступил только в 1941 году;

– историк вспомнит, о чём плакат. Он существовал в двух версиях: первая была посвящена событиям августа 1941 года, когда советской бомбардировочной авиации удалось подключиться к авиаударам по Берлину, уже проводимым британской авиацией; вторая – операции «Фрэнтик», когда СССР отработал по Рейху вместе с США. Автор фейка просто исправил Берлин на Лондон и сделал «третью версию» – с немецким лётчиком. Океания пошла войной на Остазию. Задним числом.

А вот оригинальный плакат – в Полтавском музее авиации.

Frentic_real

– Ха! – скажет здесь часть читателей. – Это ты просто не знаешь, что СССР хотел воевать с Германией против капиталистов, и вообще, с 1939 года… Могли заготовить третий вариант плаката…

Да знаю, знаю, и даже не собираюсь спорить. Но конкретно этот плакат – фейк, что явно видно по шрифту. Неудачный, потому что поддаётся развенчанию, и неуместный, потому что по итогам этого развенчания не только не прибавляет очков стороне авторов, но и заставляет независимого зрителя усомниться и в других её аргументах.

Что ещё? Например, мы знаем, что в России очень любят приписывать разнообразные фейковые цитаты Черчиллю, особенно цитату про «Сталина, принявшего Россию с сохой и оставившего с атомной бомбой». Тем не менее, у нас любят другую его «цитату» – про фашистов будущего, которые будут называть себя антифашистами. И не важно, что Черчилль мог назвать фашистами только итальянцев, а уж слово «антифашист» и вовсе вряд ли потащил бы в рот.

Аналогично в преддверье каждого Дня Победы наши дурни берут писаную торбу «цитаты Жукова». Точнее сразу двух цитат:

  1. «Автоматическим оружием этих людей не вооружать! У них же за спиной заградотряды! Дай им 300 тысяч автоматов — из заградотрядов ничего не останется. Они всех перекосят и чкурнут к немцам. Трёхлинейку им образца 1891 года!».
  2. «Зачем мы, друзья, здесь головы морочим. Нахрена обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они — предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придётся в Сибирь после войны ссылать».

Что послужило первоисточником этих фраз? Интервью некоего «ветерана» Юрия Коваленко «Украинской газете “Плюс”» от 2008 года. Сейчас на сайте самой газеты лежит здорово подсокращенный вариант. Из него вырезали наиболее весёлые моменты, в результате чего текст из автобиографии Мюнхгаузена превращён просто в милый фельетон. Но всё, что попало в Интернет, остаётся там навсегда – и на некоторых сайтах остался полный вариант. Из него мы узнаем, что героический Коваленко в 15 лет командовал ротой, был одновременно разведчиком, лётчиком и минёром, бухал со Сталиным, блевал на Жукова, лично брал в плен Манштейна… Короче, тот, кто в это поверил, лишается права ржать над 60-летними «ветеранами» с коллекцией значков «Почётный дояр» на груди.

Самое интересное – реакция, возникающая, когда людям указываешь: разгоняешь фейк.

– Ну а что?! Жуков же мог такое сказать! Он знаешь, какой мясник был…

Опять-таки, не стал бы спорить с такой характеристикой Жукова. Вот только хотите это подчеркнуть – потратьте немного времени и надёргайте из его биографии реальных фактов, а не выдумок контрафактного ветерана.

Едем дальше по примерам. Вот, например, российский (де)мотиватор.

693375_eto-rossijskij-soldat-tseluyuschij-spasennogo-rebenka-on-geroj

Работает на тех, кто не знает, что в Google есть поиск по картинкам. Вбиваешь – ба! Это грузинский солдат перед отправкой в Ирак.

Смешные глупые россияне, оболваненные пропагандой, правда? А вот если бы только они. Зеркальный случай. Картинка, популярная в наших патриотических сообществах.

1826de26f3c094ad146247bf9c23b0eb

Тут уже вложено больше усилий. С одной стороны, автор не поленился обрезать и отзеркалить картинку, чтобы она не так легко гуглилась. С другой – любой человек, сколь-либо знакомый с украинским пиксельным камуфляжем, скажет, что это нифига не он. Рисунок похож, расцветка другая – сизый вместо зелёного. Это американская ACU. А на фото – счастливый американский солдат, которому кое-как домалевали азовские нашивки и жёлто-голубой флажок вместо звёздно-полосатого.

Вообще, иногда складывается впечатление, что наши фейкоделы тщательно следят за идеологическими противниками.

Например, в некоторых знаменитых работах есть сочетание сразу двух душевных расстройств: тяги к гиперболизации и тяги к красивым циферкам. Например, отдельные польские и многие российские националисты очень любят работу польского экономиста Александра Кормана «135 пыток и издевательств, применяемых террористами ОУН-УПА против польского населения Восточных Краев». Да, того самого дядьки, который выдавал убитых сумасшедшей цыганкой детей в 1920-х годах за «венки смерти бандеровских террористов».

Можно ли допустить, что часть из описанного имела место? О, безусловно. Мало кто усомнится, что в проявлениях взаимной любви польского и украинского населения Западной Украины в 1940-х имели место выбивания зубов или прилёты в лоб топоров. Но вот «вырезание плода из живота беременной женщины с последующим зашиванием туда живого кота» (знаете, чисто технически неудобно) больше говорит не о деяниях бандеровцев, но о душевном здоровье Кормана. Равно как и его склонность «растягивать» пункты до красивой цифры методом специфической систематизации (связывание одного колючей проволокой, связывание двоих колючей проволокой, связывание нескольких колючей проволокой). В общем, этот текст работает как пропаганда лишь на самых упоротых граждан. Менее упоротых он лишь предупреждает о наличии более упоротых, которые такое пишут и в такое верят.

Но чу! Кому-то этого оказалось мало. 135 – это явно недостаточно, некарательно, неубедительно! И вот появляется список уже из 362 пунктов бандеровских зверств! Короче, ждём новых выпусков журналов кресовян – скоро до тысячи доведут.

Посмеялись над соседом? А теперь над собой немножечко, чтобы не зазнаваться. Постоянно разрастающийся список запретов украинского языка – не из этой же оперы? Кстати, сейчас в наиболее обширном списке, который встречался мне – 134. Чуть-чуть не дотянули до Кормана.

Чтобы доказать преследование украинского языка в Российской империи, достаточно опубликовать текст Валуевского циркуляра или Эмского указа. Всё, уже неоспоримо: запрещали. Но нет! Объём наших страданий требует больших чисел. Поэтому в список добавляют, например, запрет партийными органами праздновать юбилей музея Котляревського в Полтаве или «запрет существования Украины белогвардейскими газетами юга России». Но это хотя бы просто передёрг. А вот в начале многих версий списка часто встречается прямой подлог, где за запреты украинского языка выдаются запреты униатской, протестантской и старообрядческой литературы, причём в некоторых случаях (например, запрет «Учительного Евангелия» Ставровецкого, с которого начинаются все версии) принятые Москвой постфактум с подачи Киевской митрополии.

Результат: реальные запреты и ограничения смешиваются с вымышленными и с тем, что, по сути, нельзя считать запретом. Внимательный читатель удивится уже тогда, когда заметит, что первый запрет относится к 1627 году, когда власть московского царя не распространялась на украинские земли. И значительно скептичнее отнесётся ко всему, что пишут дальше.

Зачем?

Авторы таких фейков извращённо благонамеренны. Они считают, что делают неправдивое, но полезное дело. Что-то пропагандируют в пользу родной страны или идеологии. Они считают, что так и должна выглядеть пропаганда – ведь их оппоненты прибегают ко лжи и перекручиваниям, и нужно прибегать ко лжи и перекручиваниям, чтобы их превозмочь.

Сейчас мы на минутку отложим этику и мораль в сторону и поговорим исключительно о научной стороне вопроса.

Так вот, вопреки распространённому мнению, качественная пропаганда не должна опираться на ложь. Это миф для недоумков, которым приятно считать себя циниками. Точно так же, как и мнение, что бизнесмен должен эксплуатировать сотрудников до усрачки последних, начальник должен разговаривать криком, а быкование – лучший способ заслужить уважение в обществе. То есть это не реальность, а лишь зеркальное отображение негативного стереотипа. Так в России 1990-х построили карикатурный капитализм с плакатов Кукрыниксов – потому что другого не знали.

Качественная пропаганда (в информационную эпоху. Не надо мне тут цитаты из Геббельса приводить – относительно нашего века это немножечко палеолит) опирается на утверждения, которые выглядят достоверно и которые аудитория не станет опровергать. Потому что не сможет или не захочет. То есть эти утверждения должны быть или правдой, или очень достоверной ложью, или очень эмоциональной ложью, в которую верить хочется до полного отключения критичности.

Да, вы правильно поняли: в идеале пропаганда в информационную эпоху опирается на правдивые, достоверные сведения. По сути, она срастается с пиаром и существует по тем же правилам с незначительными отличиями. Другой вопрос – то, как эти сведения подаются, в какую аргументацию встраиваются, насколько тенденциозно выстраиваются цепочки фактов. Тут возможны завихрения. Но то, что по-английски называется bullshit, а по-русски иначе, есть пропагандой не более, чем рифмы первоклассника – стихами, а песни Поплавского – жемчужинами украинской культуры.

Что происходит, если в качестве пропаганды используется утверждение не просто ложное, но и относительно легко опровергаемое?

Аудитория разделяется по самому человеческому из разделений: на глупых и умных; на тех, кому дороже собственная предвзятость, и тех, кому дороже собственная адекватность. И чем очевиднее bullshit, тем ниже планка. Глупые либо продолжают настаивать, что это не bullshit, а мандаринка, либо напускают на себя умный вид и, подобно россиянам, утверждавшим, что в Крыму нет никаких войск, принимают позу: «Так что ты, ради Родины сто грамм дерьма не съешь?». На умных эта «пропаганда» оказывает ровно обратный эффект, демотивируя их и отвращая от идей bullshit. При этом обе группы ругаются между собой – на радость внешним силам.

Такая «фолк-пропаганда» – выстрел в ногу задаче пропагандиста. Она отвращает критически мыслящих от позиций автора, собирая вокруг него восторженных идиотов. Иногда это бывает полезно, но намного чаще – только во вред организатору.

Выпьем же за то, чтобы она расцвела буйным цветом у наших врагов. И не будем стесняться прореживать собственный вишнёвый садочек тяжёлой калёной тяпкой.