Если хочется любить Путина — то надо жить в Тюмени, а не в Дрездене или Севастополе

Цивилизованному миру ничего не остается, как останавливать чужих пропагандистов у своих рубежей.

Жёсткая реакция европейских политиков на попытки официальных лиц Турции провести встречи с проживающими в их странах соотечественниками для поддержки “референдума Эрдогана” может показаться странной иностранному наблюдателю.

В конце концов, турецкие министры хотят общаться с гражданами Турции — хотя у многих таких граждан в Германии или Нидерландах могут быть паспорта ЕС. На политическую жизнь европейских стран турки не покушаются — так зачем же их останавливать?

Некоторые наблюдатели считают, что европейцы просто “воспитывают” Эрдогана, который пытается с помощью изменений в Конституции усилить собственные полномочия в ущерб турецкой демократии. Некоторым кажется, что, если бы не парламентские выборы 15 марта, голландский премьер Марк Рютте так жестко не реагировал бы на “вторжение” турецких министров. Ясно, что недостаточно жесткая реакция только добавит голосов ультраправому политику Герту Вилдерсу, победы партии которого на парламентских выборах в Нидерландах сегодня опасается вся Европа.

Но ситуация гораздо серьезнее. Из-за миграционных процессов последних десятилетий благополучная Европа превратилась в самую настоящую границу миров. И если бы ее новые жители приезжали из обычных демократических стран, никакой проблемы в этом бы не было. Но проблема как раз в том, что приезжие воспитывались совсем в другой политической культуре. И европейцам — ради собственной же безопасности — приходится кропотливо приучать новых сограждан к настоящей демократии.

Однако происходит совершенно парадоксальная вещь. Руководители стран, которые не могут обеспечить соотечественникам достойные условия жизни и работы — из-за чего те и вынуждены уезжать — при этом стремятся сохранить на этих граждан политическое влияние. С точки зрения президента Эрдогана “турецкий мир” есть повсюду, где живут турки — и почему бы тогда его министрам не выступать на митингах по всей Европе?

А с точки зрения президента Путина “русский мир” повсюду, где говорят на русском языке. И это мнение приводит не только к вторжению в чужие страны, убийствам и разрушениям, но и массированным пропагандистским кампаниям, рассчитанным на постсоветские диаспоры.

Никто не знает, что придет в голову амбициозным автократам, явно преувеличивающим свое влияние и политические возможности. Может, Эрдоган завтра захочет быть не просто лидером всех турок, а всего тюркского мира или всего мусульманского мира — чего уж там? А Путин завтра проснётся и объявит себя покровителем всех православных — ведь безумные русские императоры на это претендовали!

Именно поэтому цивилизованному миру ничего не остается, как останавливать чужих пропагандистов у своих рубежей. Можно жить в одной стране с турками или русскими — но очень важно, чтобы бывшие жители авторитарных или полуавторитарных стран разделяли наши ценности. Если хочется активно участвовать в турецкой политической жизни — это куда удобнее делать в Анкаре или Измире, чем в Гааге или Берлине. А если хочется любить Путина и жить в России — то и надо жить в Москве, Тюмени или Магадане, а не в Дрездене, Будве или Севастополе. И это не только вопрос честности. Для стран, в которые прибывают новые жители, это ещё и вопрос национальной безопасности.